Харитоненский период (1872-1918 гг.)

Отмена крепостного права в 1861 году и реформы, связанные с ней, несмотря на некоторые пережитки крепостничества, явились большим шагом по пути превращения России в буржуазную монархию. Развитие капитализма в пореформенной России послужило толчком для развития промышленности, торговли, транспорта, роста городов, культуры и искусства.

в 40-е годы XIX столетия в России стала развиваться новая отрасль промышленности - сахароварение. Особенно она получила развитие в Курской и Сумской губерниях. Началось строительство сахарных заводов, спиртзаводов, пивоварен. Сначала большинство сахарных заводов принадлежало помещикам, а затем сосредоточилось в руках двух крупных промышленников-сахарозаводчиков Терещенко и Харитоненко. Последний сыграл большую роль в развитии сахарной промышленности Краснояружского

края.

Харитоненко купил земли в Красной Яруге - об этом свидетельствует справка Государственного архива Сумской области, в которой говорится: "в октябре 1872 года и.г. Харитоненко приобрел Краснояружское имение у помещицы М.С. Бибиковой за 234 тыс. рублей с переводом долга земельному банку 38 тыс .. рублей.

На день покупки в имении было 1949 десятин земель, 529 десятин леса, дом владельца, хозяйственные постройки, рабочий скот, посевы озимых. За период 1872-1918 гг. владельцы расширяли имение покупкой новых земель и лесов, строительством промышленных предприятий" .

В описании имения Харитоненко за 1907 год говорится: "Имение "Красная Яруга" , состоящее из четырех экономий, находится в пределах Курской губернии Грайворонского уезда Краснояружской волости. Экономии - Березовская, Дубинская, Ильковская и Краснояружская. Земли - 8453 десятины, в т. ч. 1774 десятины леса.

В 1873 году в имении был построен сахарный завод. Краснояружская экономия стала центром обширного Краснояружского имения с интенсивным ведением хозяйства и высоким уровнем агротехники". (Ф. 352, Д. 20, л. 1-15).

Экономия специализировалась на выращивании сахарной свеклы для Краснояружского сахарного завода.

вл. Семенов в своей работе "Россия. Полное географическое описание нашего Отечества" (том II, стр. 462, изд. 1902 г.) так описывает слободу Красную Яругу: " ... сумской железный путь оставляет вправо слободу Красную Яругу. Слобода эта имеет до 3500 жителей, волостное правление, школу, кирпичные заведения, лавки и 2 ярмарки. В эпоху освобождения крестьян село это принадлежало вместе с соседним селом Илеком Семену Семеновичу Хлюстину .владевшему здесь 11500 десятинами земли.

Ныне при Красной Яруге находится имение Павла Ивановича Харитоненко площадью 11 тыс. десятин земли, замечательное по своему полеводству, скотоводству и свеклосахарному заводу, перерабатывающему до 400 тонн берковцевъ свекловицы (1 берковец = 10 пудам). При имении есть метеорологическая станция.

В десяти верстах далее Сумская ветвь достигает села Илека той же волости, имеющего до 2000 жителей, школу, 23 ветряных мельницы и 3 ярмарки. В 3-х верстах от Илека находится село Вязовое, имеющее до 3000 жителей, волостное правление, школу, 38 ветряных мельниц и 4 ярмарки.

В 5 верстах за Илеком Сумская ветвь выходит за пределы рассматриваемой области в Харьковскую губернь ... "

Краснояружский сахарный завод, построенный И.Г. Харитоненко, первую продукцию дал в 1874 году.

Почему построили сахзавод? В экономиях выращивали сахарную свеклу и возить ее не было выгоды для крестьян. Производительность завода была рассчитана на наличие своего сырья, примерно 3000-3300 гектаров свеклы со средней урожайностью 200 центнеров с гектара. Это составляло примерно 600 тыс. центнеров. Потребность в сырье из расчета на три месяца работы (расчет строился до нового года) составляла 700-750 тыс. центнеров. Недостающие 150 тыс. центнеров пополнялись за счет покупки сырья у соседних крестьян-плантаторов по той цене, которую диктовал сахарозаводчик Харитоненко.

Вот как описывает историю сахарного завода Алексей Данилович Шаповалов, 1899 года рождения, работавший вначале учеником конторщика, затем плановиком и начальником планового отдела завода: "После отмены крепостного права помещичьи земли феодалов-крепостников, прилегающие к слободе Красная Яруга и ближайшим окрестным населенным пунктам, остались без крепостных крестьян, а следовательно - без даровой рабочей силы и рачительного хозяина. Они быстро начали терять плодородие и становиться нерентабельными. Поэтому помещики начали сдавать землю крестьянам в аренду с третьего, пятого, десятого и т.д. снопа.

В это время и появился оптовый скупщик земель и.г. Харитоненко, уроженец с. Сыроватка Сумского уезда, который купил краснояружские земли за баснословно низкую цену. Он-то впоследствии и построил сахарный завод. Завод строили немцы и англичане, которым это строительство было очень выгодным. Во-первых, устаревшее у них оборудование они ввозили в Россию и сбывали как оборудование последней конструкции; во-вторых, иностранные фирмы по договору с царским правительством пользовались правом лицензии беспошлинного сбора с ввозимых и вывозимых за границу товаров. Кроме того, русский фабрикант расплачивался с иностранцами золотой валютой.

Трудно пришлось строителям сахзавода. Все перевозилось гужевым транспортом за сотни километров. Только В 1900 году была построена железная дорога Белгород - Сумы с находящейся на ней станцией Свекловичная, расположенной от завода в 4 километрах. Вторая железнодорожная магистраль - Северо-Донецкая - построена в 1910 году с ближайшей станцией Готней на расстоянии 8 километров.

Собственной земли, душевого надела у крестьян было недостаточно, потому что большая часть земли была собственностью помещиков, других крупных землевладельцев. Поэтому крестьянин вынужден был идти летом в экономию на обработку свеклы и других
сельхозкультур, а зимой - в завод на производство.

На заводе и в имении находился администратор с широкими правами, доверенное лицо хозяина Харитоненко. Рабочие сахзавода были ограничены в своих правах, не имели никакого социального обеспечения и получали очень низкую плату за свой труд. Например, чернорабочий за 12-14 часов работы получал от 30 до 50 копеек; слесарь средней квалификации - от 40 до 60 копеек, а слесарь высокой квалификации со стажем 20 и более лет получал 1 рубль в день.

Заводское оборудование было настолько неусовершенствованным, что почти все работы производились вручную.

Но Харитоненко все-таки сумел извлечь выгоду из своего производства. Тратились они в развитие новых заводов.

И только спустя 25-30 лет на Краснояружском сахарном заводе были введены новые технологии: диффузионный способ извлечения сока из свеклы, варка сахарного сиропа на кристалле, паровая пробелка сахара и ряд других новшеств в сахароварении.

Следует заметить, что сахарный завод отапливался дровами, которые привозили из окрестных лесов, ведь железной дороги еще не было, чтобы завозить уголь из Донбасса. Из карьеров за 60-70 верст доставляли на завод мел, так как известняк еще не применялся.

Подача свеклы из кагатов в бурачную завода производилась конной тягой - гидротранспортера не было. Только на подаче свеклы было занято 120-140 человек, работали по 18 часов в сутки с перерывом 6 часов ночью. За счет низкой оплаты труда и высокой стоимости реализуемой продукции получалась огромная прибыль предприятия. Только в 1915 году завод на коротком производстве получил 185 тыс. рублей прибыли. Свекла для завода выращивалась в экономиях. Управляющие экономиями очень строго следили за соблюдением агротехники возделывания свеклы. Нанимали крестьян возить навоз на поля (1 воз навоза Стоил 3 копейки) ... "

Умер Иван Герасимович Харитоненко в 1891 году. Надень смерти стоимость его имущества составляла 6 млн. 676 тысяч рублей. Иван Герасимович был легендарной фигурой. Он превратил г. Сумы в культурный центр из провинциального городишка. При его жизни население города увеличилось с 1 О тысяч до 50,4 тысячи человек. Имел царские награды.

В день похорон его пришли проводить около 15 тысяч сумчан. Своему благодетелю и.г. Харитоненко сумчане решили установить в г. Сумы памятник. Но для этого требовалось высочайшее разрешение и дворянское звание его сыну-наследнику. Царский указ был из-дан спустя несколько лет:

"Божиею поспешествующею милостию мы Николай Второй, ... именным нашим высочайшим Указом, данным Правительствующему Сенату в 18 день апреля 1899 г., во внимание к особо полезной деятельности его, Павлу Харитоненко, на поприще отечественной nромышленности и в воздаяние его заслуг Всемилостивейше соизволили возвести его в потомственное Российской империи дворянское достоинство с распространением прав таковаго и на детей его, до настоящаго пожалования рожденных, а определением департамента герольдии Правительствующаго Сената, состоявшимся 26 октября 1900 года, жена Павла Ивановича Х аритоненко Вера А ндреевна и дети Елена, Наталия и Иоанн признаны в потомственном дворянстве с правом на внесение в первую часть дворянской родословной книги. Удостоим таковым Нашим Высокомонаршим благословением его, Павла Харитоненко, також и во нашей Императорской склонности к щедроте ...

 

В том же 1991 году внучка Харитоненко Вера Мусина-Пушкина, жившая в Париже, посетила свою родину Натальевку, город Сумы, где прошли ее лучшие годы, и другие дорогие ее сердцу места. Она ходатайствовала о восстановлении памятника И.г. Харитоненко в Сумах.

Прошло долгих пять лет. И, наконец, в центре города Сумы на прежнем пьедестале в 1996 году был восстановлен памятник крупному сахарозаводчику, меценату и благотворителю и.г. Харитоненко. Когда Иван Герасимович Харитоненко умер, сыну его, Павлу Ивановичу, было около сорока лет. Он был пол-
ноправным совладетелем торгового дома "И.г. Харитоненко и сын". Это наименование сохранялось на протяжении всей жизни Павла Ивановича. Он достойно продолжил дела отца и не только не растратил созданные отцом богатства, но и приумножил их, оставив о себе добрую память не только среди сумчан, но и среди многих жителей городов и сел Рос- сии.

Павел Иванович был единственным сыном у своих родителей. Получив домашнее образование, он очень рано начал помогать своему отцу в его делах. Еще в молодости вступил на арену общественной и благотворительной деятельности. В неполных тридцать лет его избрали депутатом в Сумскую думу. Им он оставался до конца жизни, переизбираясь каждый раз на очередной четырехгодичный срок.

Женился Павел Иванович на дочери бывшего предводителя дворянства курской губернии А.А. Бакеева - Вере Андреевне. В ней он
нашел достойного друга. Всю жизнь они прожили рука об руку на пути просветительской и благотворительной деятельности. У них было четверо детей: дочери Зинаида, трагически погибшая в детстве, Наталья, Елена и сын Иван .

... Тогда в России не было давления на собственность, предприимчивость, ценился талант. Это сопутствовало тому, что Павел Иванович Харитоненко смог использовать свой опыт и умение на увеличение богатства своего отца. Он стал не только одним из крупнейших сахарозаводчиков России, но и крупным землевладельцем. Ему удалось приобрести 19 сахарных заводов. 50 экономий в Харьковской, Полтавской, Курской и Черниговской губерниях. Весь Сумской уезд стал, кажется, его сахарным королевством.

Снабжая юг и частично север сахаром из своих заводов, Павел Иванович держал в своих руках весь сахарный рынок, диктовал цены на сахарной бирже. Один только Натальевский завод давал за год более двух миллионов пудов сахара, а Сумской рафинадный - в два раза больше. Этот завод считался наибольшим в Европе.

П.И. Харитоненко был также умелым помещиком. Его владения состояли из хорошо поставленных и оборудованных экономий, лесных угодий, чудесных полей. Интересен факт: в его экономиях проходили практику будущие агрономы.

Немало средств он отдавал на потребности города Сумы и для бедных и неимущих людей. Многие жили на выделенные им пенсии.
А для студентов-сумчан, которые обучались в Московском, Киевском и Харьковском университетах, Харитоненко выделял именные стипендии. На средства сахарозаводчика учились дети и в других учебных заведениях, в частности, в Сумском реальном училище.

При заводах Харитоненко были созданы показательные школы, где бесплатно учились дети трудящихся, и не менее показательные больницы, где бесплатно оказывалась медицинская помощь населению ближайших деревень.

Большому числу людей Харитоненко протягивал руку помощи, особенно перед Рождеством и Пасхой. Ежегодно на эту помощь расходовалось около 300 тысяч рублей.

Московская газета ''Голос Москвы" писала, что Сумы обязаны своим процветанием исключительно Павлу Ивановичу, а сумские газеты "Сумской вестник" и "Сумская жизнь" считали, что своего высокого положения Сумы достигли благодаря Харитоненко. Он был добрым гением города.

П.И. Харитоненко был очень религиозным. Много средств он отдавал на строительство и содержание храмов и церковных школ. Так, в Натальевке был построен храм необыкновенной красоты, в Сумах - величественный храм во имя Святой Троицы, в Красной Яруге - семиглавая церковь Козьмы и Дамиана.

По завещанию отца он выстроил в Сумах кадетский корпус, который обошелся ему в 600 тыс. рублей. В городе на средства Павла Ивановича была сооружена детская больница Святой Зинаиды в память его дочери Зинаиды.

Средства отпускались для сооружения богаделен, приютов, электрификации города, проведения водопровода и многого другого.

Павел Иванович имел намерение соорудить Народный дом, в котором малоимущие люди могли бы повышать свою грамотность и общую культуру. Но он не успел этого сделать.

Умер Павел Иванович неожиданно в ночь с 12 на 13 июня 1914 года, на два месяца раньше официального освящения Троицкого собора, который строился на средства Харитоненко в Сумах.

После смерти П.И. Харитоненко осталось большое недвижимое имущество. Стоимость только сахарных заводов оценивалась в 60 миллионов рублей.

Похороны были грандиозными. Казалось, съехались люди со всей России. Для народного поминального обеда на Петропавловской площади было установлено 300 столов на 12 тысяч человек.

На смерть Харитоненко откликнулись все крупные газеты России. "Сумской вестник" посвятил этому событию экстренный выпуск. В нем были помещены выдержки из некрологов, напечатанных в газетах "Киевская мысль", "Киевлянин", "Русское слово", "Утро России", "Голос Москвы" и других. Во всех некрологах славилась благотворительная деятельность П.И. Харитоненко. Его родным прислали сочувствующие телеграммы министры, великие князья, предводители дворянства соседних волостей и другие.

Отклики газет на смерть П.И. Харитоненко:

Понедельник 16 июня 1914 года, экстренный выпуск:

"Киевская мысль ":

" ... Покойному принадлежал самый большой рафинадный завод в России - Павловский в г. Сумах, вырабатывающий до 5 млн. пудов рафинада в год, и 9 сахаропесочных заводов. Им построены в г. Сумах детская больница, приют для детей, громадный Троицкий храм стоимостью 1/2 млн., освящение храма последует 26 сентября текущего года. Кроме того, при всех заводах П.И. Харитоненко построены больницы и школы для рабочих. Крупную роль сыграл П.И. Харитоненко в разрешении вопроса о проведении водопровода и электрического освещения в г. Сумах.

На средства покойного в г. Сумах был открыт целый ряд учебных заведений".

"Русское слово ":

" ... В течение многих лет покойный состоял директором мосКОВского отделения Императорского русского музыкального общества, в ведении которого находится московская консерватория. Он Любил учащуюся молодежь. На его средства воспитывается много студентов. В одной консерватории на его средства обучались 20 человек.

Согласно завещанию своего отца Харитоненко содействовал открытию в Сумах кадетского корпуса, за что был пожалован в потомственные дворяне. (Стоимость кадетского корпуса - 600 тыс. рублей)"

"Киевлянин ":

"После смерти П.И. Харитоненко, последовавшей на 62 году жизни, осталось трое взрослых детей. Покойный, кроме заводов, обладал и землей в

количестве около 100 тыс. десятин со свекловичными плантациями. Он оставил после себя огромное состояние ... "

(Газета "Фрунзенец" 1990 г .. В. Токарев. краев. музей; Л. Серпухина. Сумы. краев. музей. 1972 г.)

После смерти П.И. Харитоненко остались: жена Вера Андреевна, сын Иван 21 года, студент Московского университета, две дочки
(одна замужем за светлейшим князем Горчаковым, другая - за камер-юнкером Олив).

... Поколение Павла Ивановича и его семьи вели более привилегированный образ жизни. Как и многие нувориши своего времени, они стали страстными коллекционерами и покровителями искусства. Павел вместе с женой Верой щедро помогал деньгами осуществлению различных художественных проектов. Не случайно Павел Иванович был избран первым председателем основанного в 1913 году в Москве Общества друзей Румянцевского музея.

Но самой большой страстью семьи Харитоненко было коллекционирование русской живописи. Павел Иванович платил большие деньги за собираемые с любовью картины, иконы, другие предметы искусства. В их коллекции были работы известных художников - Поленова, Сурикова, Репина, Нестерова, Верещагина, Малявина, Айвазовского. Но наиболее знаменитой картиной была "Неизвестная" Ивана Крамского. Все картины хранились в московском дворце Харитоненко. Редкое собрание икон находилось в построенном по проекту О.В. Щусева храме в Натальевской усадьбе. Семья Харитоненко владела также ценной коллекцией мебели. Из старинного особняка на Софийской набережной открывался лучший в Москве вид на дворцы и золотые купола Кремля. Мало кто знает, что в здании, где уже 60 лет располагается посольство Великобритании, когда-то хранилась одна из лучших в городе частных коллекций, кропотливо собранная в начале века двумя замечательными и сказочно богатыми знатоками - Павлом Ивановичем и Верой Андреевной Харитоненко.

Самые талантливые архитекторы и художники проектировали и отделывали их дома и церкви в Москве, Сумах, в имении Натальевка под Харьковом.

По приглашению хозяйки в их московском доме давали концерты Александр Скрябин, Федор Шаляпин и другие знаменитые актеры.

АЛ. Чехов был близок с семьей Харитоненко. Он записал в свою записную книжку: "Хорошо, если бы каждый из нас после себя оставил школу, больницу, хотя бы колодец или что-нибудь вроде этого, чтобы жизнь не проходила и не уходила в вечность бесполезно".

История Краснояружского края тоже связана с именами Харитоненко. Еще Иван Герасимович, скупая сахар у князя Юсупова, впервые познакомился с нашим краем, увидел красоту окрестностей слободы Красная Яруга. Действительно, это были красивые места. Он скупил эти земли в количестве 11 тысяч десятин у наследников титулярного советника С.с. Хлюстина. Леса были особой гордостью Харитоненко. До сих пор в Государственном архиве города Сумы хранятся карты лесов наших мест с указанием возраста деревьев.

С именем Харитоненко связано развитие посевов сахарной свеклы в нашем крае и строительство сахарного завода.

Павел Иванович продолжил начатое отцом дело. Развитие сахарного производства в Красной Яруге дало толчок к росту населения. Вскоре оно увеличилось вдвое. Появились экономии в Красной Яруге, Илек-Пеньковке, Дубино, Отрадовке.

В Красной Яруге сохранились здания, построенные дореволюционными каменщиками. В то время была построена очень красивая церковь, разрушенная в 1936 году, дома для управляющих в Ильковском, Отрадовском отделениях, в Дубино, Архипово, Красной Яруге, и другие здания. Имя Павла Ивановича Харитоненко было запечатлено в названии станции Харитоненко Сумско-Белгородской железной дороги. В 1989 году это название поменяли на Илек-Пень-ковка.

После смерти Павла Ивановича все движимое инедвижимое имущество перешло в руки его жены Веры Андреевны Харитоненко. Вдова взяла на себя заботы о постоянно растущем производстве и управляла делами из Натальевки.

В имениях и эконом иях все дела вели управляющие. Дальнейшему процветанию сахарного производства помешала первая миро-
вая война 1914 года. Обстоятельства сложились так, что в труднейшие дни войны и революции все дела пришлось вести женщине.

Привычный уклад жизни краснояружцев был тоже нарушен. Самых молодых и здоровых крестьян и мастеровых забирали в армию. Четыре года кровавой бойни сделали бунтарями даже самых покорных и трудолюбивых. Многодетные крестьянские семьи не успевали оплакивать одного сына, как приходила похоронка на другого.

Рушилась экономика страны. Богатый наш край, основу которого составляла сахарная промышленность, быстро разорялся.

"Всероссийский анархизм, называемый "народовластием", подкатил и к нам", - писал управляющий Краснояружским сахарным заводом Н. Лукьянов Вере Андреевне в главную контору торгового дома "и.г. Харитоненко и сын". Туда стекались тревожные вести с имений и сахарных заводов.

В своих письмах-отчетах Н. Лукьянов писал: "В производительном труде мы пришли к обрыву, из которого выйдем только после экономических глубоких потрясений. Самое трудное еще впереди. Это закрытие всех фабрик и заводов. Живем мы в Красной Яруге хуже, чем на позициях. Служащих терроризируют каждый день. Анархия увеличилась до того, что трудно поддерживать даже видимое приличие. Положение стало напряженное до предела. Отставной матрос Кучеров с десятью своими товарищами набросился на химика Надеждина и младшего помощника Бойко, всю смену издевались над ними. С нетерпением жду окончания производства, выполняя свой долг перед Родиной и перед Вами, Вера Андреевна".

"По ночам в экономии приходят отряды большевиков и берут лошадей. Нам необходима вооруженная охрана. Скота осталось очень мало, и тот в ужасном виде. Посевы можно про изводить только при помощи племенного скота. Местные граждане не хотят идти на работу, - писал в очередном письме управляющий имением - 23 марта 1918 года в Красную Яругу пришел германский отряд, состоящий из кавалерии и тяжелой артиллерии. Служащим имения пришлось пережить много тяжелых минут. Наша жизнь висела на волоске. Вскоре после прихода германцев к станции Свекловичная подошел большевистский бронепоезд и открыл огонь по экономии.
Германцы, открыв огонь из артиллерии, заставили бронепоезд отступить на станцию Готня. Служащие и рабочие разбежались кто куда. Но все обошлось без потерь. На сходе германский комендант объявил, чтобы все сносили оружие, патроны и разобранное имущество экономии. Оружия возвратили порядочно, но скота и имущества - мало".

"На работу сахарного завода повлияли усиливающаяся анархия и приход ударных эшелонов, - писал управляющий заводом Н. Лукьянов. - На этой почве возникла масса вздорных слухов. Говорили, что солдаты собираются разогнать Учредительное собрание, что хотят восстановить панщину, что их наняли Харитоненко. Усиленно пропагандировалась мысль, что будет революция и уничтожат всех буржуев и интеллигенцию. Погромная агитация настолько велика, что даже мастеровые боятся и мечтают об оружии для самообороны. Будущее, конечно, неизвестно в этой разрухе. Будет ли в будущем производство? Конечно, трудно ответить на этот вопрос. Что мешает нынче работать на сахарном заводе в Красной Яруге? Это ремонт и "товарищи".

И еще письмо: "Добрая половина рабочих суток уходит на возню со всякими проявлениями самочинности граждан. Не тяжела, не страшна техника, а невыносимы эти распоясавшиеся граждане. Кроме окладов, каждый претендует на то, чтобы завод дал ему и дров, и керосину, и материалов для починки хаты, погреба, сарая ... Особенно несносны в этом отношении вернувшиеся солдаты. Я балансирую, насколько хватает сил, умения и терпения. Хорошо сознаю, что в настоящее. время, когда нет никакой власти, неумно создавать около завода компактное неудовольствие. В заводе ясно выразилось стремление многих рабочих затянуть производство". (Из архивных документов г. Сумы. Ф-349, д. 5). Вера Андреевна Харитоненко постоянно заботил ась о производстве сахарной промышпенности. Она держалась, как могла, в те нелегкиедни. Но в 1918 году ее семья вынуждена была покинуть Россию, оставив все имущество новому режиму. Со смертью сына Ивана Павловича, покончившего с собой в Мюнхене в 1929 году, фамилия Харитоненко пресеклась. Вскоре после этого умерла и Вера Андреевна. Но имя Харитоненко не вычеркнуто из истории. Портреты трех поколений этой фамилии, написанные выдающимися художниками того времени - Невревым, Серовым, Сомовым, Фламенгом, МапяВИНblМ, - можно увидеть в музеях и галереях Москвы, Сэ-Петербурга, Казани, Харькова, Сум. Имение Натальевка используется теперь как туберкулезный санаторий. Дома родовитого нет, видимо, он был разрушен во время Великой Отечественной войны. Но остались знаменитые конюшни, школа верховой езды, несколько других зданий, выездные ворота в стиле "модерн", спроектированные Щусевым, аллея из высоких деревьев. Старшее поколение краснояружцев помнит Павла Ивановича Харитоненко как мецената, благотворителя, любителя природы, искусства, рачительного хозяина и доброго человека.

Открывает Харитоненкиану портрет Герасима, от которого берет начало династия видных промышленников, меценатов, благотворителей, коллекционеров Харитоненко. Портрет выполнен художником Н. Невревым в 1892 году по просьбе П.И. Харитоненко.

Художник заострил внимание на внешности Герасима: сразу чувствуется великий природный ум, уверенность в своих убеждениях и нелегкий жизненный путь нижнесыроватского крестьянина. В настоящее время портрет Герасима Харитоненко находится в фондах Казанской художественной галереи. В том же году Н. Неврев написал портреты Ивана Герасимовича и его жены Натальи Максимовны Харитоненко. Все три работы являются наилучшими творениями художникапортретиста. Портреты Ивана Герасимовича и Натальи Максимовны Харитоненко украшают залы Третьяковки.

Портрет Веры Харитоненко

Портрет Веры Андреевны Харитоненко написал художник Илья Репин. Вера Андреевна сразу после замужества стала надежным другом и помощницей мужа в его благотворительной деятельности. Без нее, без ее заботливого отношения к бедным и обездоленным он бы не смог иметь такой размах благотворительной деятельности. Она тоже была почетной опекуншей Сумской женской гимназии.

В портрет Веры Андреевны Репин вложил свое представление о доброте человеческой, о том одухотворенном начале в человеке, которое не дает нам превратиться в существо с низкими запросами и потребностями .. Не случайно по характеру трактовки образа, по композиции портрет Веры Андреевны напоминает незаконченный портрет матери художника.

Порлрелы Еаены Олив Портреты Елены Олив, дочери Павла Ивановича Харитоненко, писали два художника - Валентин Серов и Константин Сомов. Оба они были в зените своего художественного мастерства.

В. Серов написал портрет Елены в 1909 году. Он хотел показать духовную жизнь общества того времени. Елена, как и ее отец, занималась благотворительной деятельностью, коллекционированием, была энергичной, одухотворенной женщиной.

Художник выбрал необычную форму полотна - овал. На портрете Елена - молодая красивая женщина. Удачно сочетаются положение головы, прямой взгляд, эмоциональный точный жест руки, Поднесенной к груди. Все это невольно завораживает.

К. Сомов написал портрет Елены позже, в 1914 году, где Елена ВЫглядит старше. Взгляд задумчив, устремлен в будущее. В том же году Сомов написал еще один портрет Елены, но в другом изображении - графическом. Первый портрет хранится в Третьяковской галерее, графический - в Российском музее с.-Петербурга.

Портрет Павла и Ивана Харитоненко

Двойной портрет Павла и Ивана Харитоненко вьшолнил Филипп Малявин - один из одаренных учеников Ильи Репина. В образе Харитоненко художник искал проявление той энергии, которая дала возможность выделиться Павлу Ивановичу среди других сахарозаводчиков России. Имя Павла Ивановича гремело тогда повсюду. Художник дал точную, острую характеристику обоих - отца и сына, выявил суть характеров, их духовную наполненность.

Во всем взгляде Павла Ивановича чувствуется значимость и уверенность в себе. Он закален жизнью и твердо стоит на земле.

Сын - в противоположность отцу - расслабленный, внутренне опустошенный. С фигуры, с болезненного бледного лица видна незначимость его характера. Он как бы предчувствует потрясения, которые вскоре обрушатся на Россию. Парный портрет Харитоненко находится в экспозиции Харьковского художественного музея.

Особняк на Софuйсkой набережной

Из окон бывшего харитоненского особняка, расположенного прямо напротив Кремля, открывается один из самых прекрасных видов в Москве. В особняке побывало немало людей, оставивших свой след в российской истории.

Этот дом спасла от переделки и разрушения его счастливая "дипломатическая" судьба. Отданный под иностранное посольство, он пережил не один преобразовательный бум, безжалостно сметавший со своего пути старую Москву. Целые районы сравнивали с землей, когда возводили гостиницы "Москва" и "Россия", прорубали Калининский проспект.

Посольский дом уцелел, но остался закрытой территорией. Туда не пускали посторонних. А ведь у него богатая история, он вполне мог стать музеем. Его роскошные интерьеры не уступают царским дворцам.

Стратегическое посольство Великобритании на Софийской набережной всегда раздражало Сталина. Поэтому в тридцатые и сороковые годы над английскими дипломатами то и дело нависала угроза быть выселенными. Однако все обошлось, и они по-прежнему занимают этот особняк.

Сам дом построил в девяностые годы прошлого столетия академик архитектуры Василий Залесский для богатейшего сахарозаводчика того времени Павла Харитоненко. Для проектирования интерьеров Харитоненко пригласил молодого, но уже прославившегося архитектора Федора Шехтеля, который только что построил дом Савве Морозову на Спиридоновке.

Центр дома на Софийской набережной украшен четырьмя полуколоннами с балконом и аттиком. Когда попадаешь в вестибюль особняка, то поражает великолепие готики. Главная декоративная деталь - обработанные стрельчатыми арками темные дубовые панели. Из вестибюля деревянная резная лестница ведет на парадный второй этаж, где каждая из нескольких больших зал оформлена в различном стиле.

Наибольшее впечатление про изводит белая с золотом большая танцевальная зала и парадная столовая с портретами английских монархов. Заметив портрет короля Георга У, так похожего на своего двоюродного брата Николая 11, многие русские гости принимают :го за российского императора. Потолок столовой украшает большой живописный плафон французского художника Фламенга.

Подъем колоколов

На этом редком снимке запечатлен момент подъема массивных церковных колоколов Троицкого собора, тех самых, которые вместе-со многими другими атеисты эшелонами вывозили отовсюду и за бесценок продавали шведам. В них, кроме меди, были незначительные добавки серебра и золота, что и придавало чарующую мелодичность переЗвонам.

Строился храм с 1901 по 1914 год по образцам Исакиевс- кого собора и Троицкой церкви в Петербурге. Архитектурно- строительные работы выполнял архитектор г. Шольц. На подъем колоколов 11 июня 1913 года откликнупась газета "Сумской вестник":

"Вчера вечером к сооруженному на средства П.И. Харитоненко Троицкому собору привезли колокола, отлитые на заводе бр. Самгиных в Москве. Колокол в 330 пудов везли 17 пар волов, колокол в 760 пудов везли 30 пар волов. Для поднятия была взята с Бельгийского завода подъемная машина и большая железная телега.

На большом колоколе написано: "О здравии и спасении рабов божьих Павла, Веры, Иоанна и Елены с Натальей". На малом колоколе: "Упокой, Господи, усопших Иоанна и Наталью".

Для поднятия пришлось растесать часть проема на колокольне". . Сергиенко,краевед)

Воспоминания старожила п. Красная Яруга    Латышева Павла Николаевича  о Герасиме Х аритоненко (Записано со слов внука -Рубаненко Г'Д.}

Герасим Харитоненко - родоначальник богатого рода этой фамилии - имел крестьянское происхождение и был почти неграмотным. Долгое время был чумаком, работая у купцов и торговцев. Чумаками на Украине называли людей, которые нанимались перевозить товары или другие грузы.

Железных дорог тогда не было, поэтому для этих целей использовали самый дешевый и выгодный вид гужевого транспорта - упряжки волов. Волы - сильные животные, питались подножным кормом, т.к. перевозки осуществлялись в основном в теплое время года. Днем волы - в упряжке, ночью - на выпасе.

У Герасима было две пары волов. Чтобы с ними управляться, брал с собой 1 О-летнего сына Ивана. На передней повозке садился сын, на второй - Герасим. Грузы возили то тракту (шляху) чаще всего от города Сумы до города Рыльска. Постоялые дворы старался объезжать, чтобы не было лишних расходов, ночевал в лесу.

Однажды Герасим, отъехав от постоялого двора километра два, расположился на ночлег у опушки леса Должик. Это где-то между Готней и Красной Яругой. Распрягли с сыном волов, Герасим развел костер и начал готовить ужин, а Ваня пас волов. Вытащив из котелка кусок солонины, Герасим отделил мясо от костей. Мясо сложил в миску, а кости бросил рядом. Позвал сына ужинать. Не успели они сесть за трапезу, как из зарослей терновника выбежала огромная собака овчарка. Герасим позвал ее: "Шарик, Шарик, иди сюда". Бросил ей кость, затем другую, третью. Собака спокойно стала грызть кости.

Через несколько минут из тех же зарослей вышел человек. Он был красив, прилично одет. В руках у него была точеная грушевая палка-трость. Ни слова не говоря, он замахнулся тростью на Герасима, но Ваня предупредил отца вовремя. Герасим отшатнулся, и трость скользнула по руке. Превозмогая боль, Герасим сумел ухватиться за ноги незнакомца, и тот упал. Завязалась борьба. Ваня бегал вокруг, не зная, чем помочь отцу. Незнакомец, изловчившись, схватил Герасима за горло и стал душить. Герасим позвал собаку. К удивлению хозяина, она не залаяла и не бросилась на Герасима, а нервно виляла хвостом. И тут Ваня вдруг больно укусил пришедшего за ухо, тот расслабился и упустил момент. Теперь его схватил за горло Герасим и душил до тех пор, пока тот не испустил дух. Это произошло неожиданно и быстро. Нужно было что-то делать с убитым. Герасим
оттащил его в лес через дорогу, а грушевую трость Ваня забросил в густой терновник. Быстро запрягли волов и отправились дальше .

... Прошло лето .. Герасим доставил товар по назначению, загрузился в Рыльске пенькой и ехал тем же трактом обратно. В лесу было уже холодно, пришлось заехать для ночлега на постоялый двор.Ночью Герасим решил проверить волов. Выйдя во двор, он встретил знакомую собаку, позвал ее. Она не залаяла, дружелюбно виляла хвостом. Спросил у молодого хозяина двора, чья это собака. Хозяин поведал рассказ о своем отце: "Это собака моего отца. Его не так давно убили в лесу. Кто-то подследил, что он в грушевой трости хранил золотые монеты. Видно, и убили его из-за денег, т.к. труп нашли сразу, а трости не оказалось". Затем он рассказал, что его отец, бывший хозяин постоялого двора, любил иногда потрясти карманы по- Стояльцам и другим проезжающим чумакам. Водился за ним такой грех. Видно, из-за этого пострадал и сам.

Герасим отыскал в терновнике трость - в ней оказались золотые монеты.

Герасим вскоре продал волов и на все эти деньги купил бакалейную лавку, начал торговать. Ваню отдал в школу учиться.

Фамилия хозяина постоялого двора, вспоминает Латышев П.Н., была Добродомов. В настоящее время от постоялого двора осталось одно строение, которое называется Добродомовой будкой.

Чвйничек

Землячка сахарозаводчика Харитоненко, жительница с. Н.-Сыроватка Пелагея Васильевна Абрамец сохранила чайничек, подаренный ее матери, как солдатке, женой Харитоненко. П.В. Абрамец вспоминает рассказ матери о том, как Вера Андреевна Харитоненко ежемесячно собирала женщин, чьи мужья пошли в 1914 году на войну с германскими войсками. Накрывала стол и угощала солдаток хлебом, булками, селедкой. По окончании чаепития каждой вручала по рублю. А в то время аршин материи стоил 18 копеек. На эти деньга мать обшивала всю семью.

Семейные резаоры

(Из бмэкнот гкурнелист Чугая)

В нашей семье неоднократно заходила речь о Харитоненко. Дед Тихон Петренко служил у п.и. Харитоненко заведующим складами, которые до сих пор сохранились у холма в прошлом Соборной УЛицы.

А раздоры были такие. Когда Харитоненко умер, то дорога от Троицкой церкви до кладбища устилалась коврами. А что же стаЛось с теми коврами? После похорон дед собрал все ковры и - на склад. И хотя они были списаны, но в употребление не пошли. Один раз бабушка и говорит: - Ты б, Тихон, взял на складе пару ковров, видишь, вон дети
по голому полу лазят. Дед страшно разругалея по этому случаю и долго не разговаривал с бабушкой.

В обязанности завскладом входило следить за освещением центральных улиц Сум. Были тогда и электрические, и газовые светильники, и из свечек. А бабушка любила читать книжки. Один раз в ее руки попал бестселлер века "Падение Берлина" - около 30 томов. Читала запоем. А зимние дни, ясно, короткие. - Ты б, Тихон, принес пару свечечек - очень уж хочется почитать, - попросила она. И на этот раз результат был тот же.

Чтобы требовать честности от подчиненных, Харитоненко сам был порядочным человеком, и история его хозяйствования - тому
доказательство.

Без земли (из городских разговоров)

Как-то Павлу Ивановичу Харитоненко сказали, что его сын Иван проиграл в карты сахарный завод. Отец тут же поинтересовал-
ся:

- А что, проиграл и землю под заводом?

- Да, кажется, нет.

- Ну, и прекрасно. Даю три дня, пусть картежник забирает завод. Без земли!

(Газета "Панорама Сумщины", 1991 г.)

Xapактеристика Краснояружской волости по статuстuческuм данным переписи 1884 года

Краснояружская волость входила в состав Грайворонского уезда Курской губернии. В Грайворонский уезд входило 14 волостей:

 

Х!Х!

Название

Чнсло

Чнсло

Число

Душ

обоего

п/п

волостей

селений

общин

дворов

 

 

 

 

 

пола

1.

Дмитриевская

7

II

1063

6221

2.

Ракитянская

8

11

1779

10999

3.

Краснояружская

8

8

1 589

10525

4.

Дорогощанская

20

25

1992

12361

5.

Головчанская

6

9

963

5 149

6.

Крюковская

13

15

1404

8497

7.

Солохинская

15

2

868

5695

8.

Бутовская

13

18

2069

13357

9.

Высоковская

14

2

1063

8960

10.

Стригуновская

10

13

867

5501

11.

Лисичанская

34

28

2906

16845

12.

Вязовская

11

18

1 546

9960

13.

Борисовская

5

8

3067

16931

14.

Грайворонская

17

20

2405

13674

 

Итого по уезду:

181

188

23581

142315

 

Грайворонекий уезд в 1884 году составлял 1/14 часть Курской губернии, занимал 2629 кв. верст, или 273,5 тыс. десятин. Краснояружокая волость была поделена между собственниками: с. Красная Яруга было собственностью б. Баян:rса, сл. Мокрушино, с. Кошары, сл. Святославка, сл. Отрадовка - принадлежали б. кн. Юсуповой, сл. Сергеевка - б. графу Шереметьеву, с. Илек - б. Харитоненко, д. Семейная - государственные четвертные ..

По переписи 1884 года в Красной Яруге было 3017 душ, 458 дворов, а в Краснояружской волости - 10525 душ. В Красной Яруге было усадебной и пахотной земли 2572,2 десятины, сенокосной ~ 210~,5, выгонной - 103,8 десятины. В Красной Яруге было 175 грамотных мужчин и 5 женщин, 72 учащихся церковноприходской школы, из них 2 девочки. Число семей с грамотными - 144, с учащимися - 68.

По переписи 1884 года в Красной Яруге было 865 рабочих лошадей, 493 коровы, 539 телят, 783 овцы, 633 свиньи. Семнадцать семей не имели наделов земли и лошадей, 57 семей имели свои наделы, но не имели лошадей. Всем обществом брали до 100 десятины отавы за 200 рублей под выпас скота, потом отрабатывали: косили 48 десятин луга барину. Крестьян повсюду подстерегали несчастья. В 1880 году пало до 60 коров, в 1881 году - все овцы "от глиста", за 1882-1883 годы сгорело 23 двора, в 1884 году пало до 200 свиней.

В то время в Красной Яруге было 38 промышленных заведений, 3 кабака, 6 торгующих лавок.

За то, что жили на земле, трудились в поте лица, краснояружцы платили:

оброчные подати (оброк) - 8467 руб.;
государственные платежи 3051 руб.;
земские платежи - 1498 руб.;
волостные платежи - 586 руб.;
сельские платежи - 1967 руб.

Всего - 15569 руб.

Учитывая, что в Красной Яруге было 1448 казенных окладных душ, то на каждого человека приходилось платить в год примерно 1,75 рубля.

з сборника статистических сведений
по Курской губернии, 1885 г., стр. 50-54).

__________________________