День, когда состоялось совещание у Майорова на площадке, стал переломным для строителей. Каждый из них ушел домой с твердой уверенностью — надо работать, как Майоров. Это поняли не только камен­щики, но и штукатуры, плотники, маляры.

 

У Майорова вахту приняла со своей бригадой штукатуров Александра Козлов­ская. Ее самоотверженный труд был отме­чен почетной грамотой ЦК ВЛКСМ, она ездила в Москву на совещание молодых бригадиров и привезла чертежи новых ста­хановских инструментов. Она понимала, что по-старинке работать нельзя, надо спе­шить, быстрее строить.

Принимая вахту у Майорова, она обяза­лась со своими подругами закончить штука­турку всего дома за 16 дней вместо 34 по плану.

19 июля девушки пришли на Ендовищенскую № 3. Им поручили опробовать новый инструмент «сокол» с ковшом. В течение получаса, пока Козловская испытывала но­вый «сокол», четверо подсобников едва успевали подносить ей раствор. «Сокол» пришелся ей по душе, но тут же она пред­ложила изменить его конструкцию — немного упростить.

В следующие дни бригада Александры Козловской достигла майоровских показате­лей. А 23 июля она выполнила задание на 510 процентов. С того времени пять норм стали ее обычной нормой. Так она утвер­дила новый «сокол», дала ему право на жизнь. Этим «соколом» Александра Козлов­ская работала первая в стране.

И на Ендовищенскую № 3 снова нача­лось паломничество — здесь проходили школу стахановского труда штукатуры. В Курск на учебу приехали штукатуры из Орла и Брянска, под конец вахты приехали и москвичи. К тому времени Александра Козловская выполняла уже больше восьми норм за день.

Школа на Ендовищенской была поучи­тельной. С каждым днем все больше ее уче­ников добивались замечательных результа­тов, разгоралось соревнование строителей такого размаха, какого прежде никогда не было в городе.

Правительство решило отпустить средства для строительства жилых домов лучшим машинистам Курского узла. Эта работа была, поручена бригаде каменщика Алексее. Карачевцева. Стахановец решил вести 18стройку поточным методом: возвел стены на метр в одном доме, перешел на другой, тем временем на первом работали плотники. Первый же день показал, насколько эффек­тивен этот метод. К вечеру Алексей Карачевцев вместе с напарницей Анастасией Епишевой за смену возвел стены одного дома до середины окон, а второго — до подоконников. На доске показателей было отмечено—341 процент.

Это была убедительная победа и тем зна­менательнее она, что бригада новичков Ма­рии Золотухиной выполнила без малого две нормы. И когда Яков Майоров прочел об этом в газете, он разыскал того каменщика, который в первый день посмеялся над ним, и показал ему эту небольшую за­метку:

— Ну как, можно три нормы делать?

Тот смущенно отвернулся, он сам давно стыдился старого разговора и сейчас с своей бригадой уже пытался тягаться даже с Майоровым.

Яков Антонович внимательно следил за успехами строителей. Он несказанно обрадо­вался, когда Алексей Карачевцев за пять дней закончил кладку трех домов для ма­шинистов. Успех был неслучайный. Карачев­цев пошел дальше своего учителя. Если на строительстве дома по Ендовищенской толь­ко каменщики несли стахановскую вахту, то у Карачевцева по-стахановски трудились все рабочие: шоферы по-стахановски подво­зили материалы, землекопы по-стахановски рыли фундамент, плотники ни на один день не отставали от каменщиков, а штукатуры шли вслед за бригадой Карачевцева. Вот почему все домики скоро подготовили к за­селению.

Это был еще один урок строителям. Алек­сей Карачевцев и его товарищи показали, что поточный метод на стройке блестяще себя оправдывает.

__________________________