...Шел третий год войны.

Вместе с другими частями Советской Армии 373-я стрелковая дивизия, которой командовал полковник К.И. Сазонов, в конце сентября 1943 года, прорвав фронт врага, вышла на левый берег Днепра.

2 октября 1943 года 1239-й стрелковый полк, в котором я был командиром минометной роты 2-го батальона, в районе села Домантово попробовал форсировать реку. Оборона врага была достаточно сильной, и на некоторое время наступательные бои приостановились. Участок обороны нашего полка начинался от железнодорожного моста около Черкасс и протянулся до села Коробковки и дальше вдоль Днепра. Штаб располагался в селе Коробковка.

Подразделения начали строить оборону, оборудовать огневые позиции, наблюдательные пункты, рыли траншеи вдоль берега, одновременно вели и разведку.

В ночь на 11 ноября на берег Днепра были доставлены рыбацкие лодки и другие средства переправы, приготовленные в прибрежных селах. В эту же ночь разведчики Кузнецов, Коваленко, Павлов, Алексеенко, Рачков переправились на рыбацких лодках на правый берег возле железнодорожного моста и взяли «языка». В ходе допроса выяснилось, что враг ничего не знает о наших планах.

Настало 12 ноября. В подразделениях политработники проводили собрания. Говорилось про будущие бои. Батальон ждал приказ о наступлении.

В 22 часа недалеко от берега, в районе будущей переправы, собрались командир 2-го батальона, его заместители, старший адъютант, командиры стрелковых, пулеметной и минометной рот, взводов противотанковых пушек и ружей, связи, санитарного, командиры приданных батарей: 120-миллиметровых минометов 1239-го стрелкового полка и второй батареи 931-го артполка.

Старший лейтенант Пронин ознакомил офицеров с боевым приказом полковника Степанова и отдал приказ о форсировании батальоном Днепра.

Нашему батальону было приказано в 24.00 форсировать Днепр, выбить врага с первой линии обороны, развернув фронт, вести наступление на Сосновку. В назначенное время солдаты и офицеры 4-й стрелковой роты уже в лодках. Вместе с ними командир взвода управления 2-й батареи младший лейтенант Фурсов, два разведчика, два телефониста и радиотелеграфист другой батареи с рацией.

Рядом с лодкой командира роты лодка полковых радистов с рацией. Гребцы берутся за весла. Больше двух десятков лодок, рассредоточенных вдоль Днепра, бесшумно отплывают от берега. В центре — лодка командира роты, старшего лейтенанта Энзельдта.

Прошло несколько минут. Лодки исчезли в темноте ночи. О берег бьют днепровские волны. Медленно течет время. Пристально всматриваются в темноту командир батальона и командиры батарей.

Следующей отплыла 5-я рота во главе с младшим лейтенантом (к сожалению, фамилию его не помню). Через некоторое время в лодках уже была шестая стрелковая рота старшего лейтенанта Мухлынина. Внезапно с правого берега в небо взлетело несколько ракет. Они освещают Днепр, и на миг выхватываются из непроглядной тьмы лодки с бойцами 5-й роты. Они недалеко от правого берега.

Четвертая рота уже переплыла Днепр и залегла под невысоким обрывистым берегом. Ураганный огонь по левому берегу и по Днепру открыла артиллерия врага. Застрочили его пулеметы и автоматы. Ракета за ракетой вздымаются в небо. В то же мгновенье наши артиллеристы и минометчики с максимальной интенсивностью ответили врагу, ведя огонь по его батареям. Вражеские снаряды накрыли 6-ю роту. Много бойцов погибло. Был убит и командир роты, старший лейтенант Мухлынин, подобрали раненых и укрылись в траншеях. Частично попала под огонь и 5-я рота. Однако ее бойцы уже были недалеко от правого берега. Они выскакивали из лодок и быстро выбегали на берег. Четвертая рота в это время пошла в атаку. К ней присоединилась пятая рота. Общее командование взял на себя командир 4-й роты, старший лейтенант Энзельдт. Стремительной атакой роты выбили врага из первой траншеи и, продвинувшись от берега на 400-500 метров, были вынуждены залечь. Энзельдт цветными ракетами показал, где расположены наши роты. Это дало возможность нашим артиллеристам и минометчикам более точно вести огонь по врагу и обеспечивать ротам действенную помощь.

Артиллерия врага все время обстреливала район переправы. Это исключало возможность переправить на правый берег какое-нибудь подкрепление. 4-я и 5-я роты оказались по сути отрезанными. Только отдельным лодкам удалось достичь правого берега.

С рассветом враг перешел в контратаку, стараясь сбросить наши роты в Днепр. Со всех видов оружия роты открыли огонь по врагу. Командир взвода управления второй батареи 931-го артполка младший лейтенант Фурсов, который с 4-й ротой переправился на правый берег, с переднего наблюдательного пункта точно вел огонь батареей по атакующей пехоте врага. Другие батареи и минометная рота также перенесли огонь на вражескую пехоту. Фашисты вынуждены были отойти. Однако через некоторое время атака повторилась, затем снова и снова. Восемь атак врага на протяжении дня — 13 ноября — отбили наши роты. Во время седьмой атаки фашисты начали обходить наши роты с фланга, на котором был расположен наблюдательный пункт младшего лейтенанта Фурсова. Вражеским снарядом повредило телефонную связь между наблюдательным пунктом и батареей. Погиб радиотелеграфист.

Батарея на какое-то время замолчала. Воспользовавшись этим, около пятидесяти фашистов пошли в атаку на наблюдательный пункт. Младший лейтенант Фурсов со своими разведчиками и телефонистами огнем из автоматов сдержали натиск врага.

И снова рвутся снаряды перед наблюдательным пунктом младшего лейтенанта Фурсова. На руках у телефониста он умирает. Огонь по врагу ведут лишь телефонисты. В это время по приказу старшего лейтенанта Энзельдта группа бойцов под командованием командира роты контратаковала фланг фашистов, которые наступали на НП, и отбросила их назад. Перед НП лежало одиннадцать фашистских трупов.

С левого берега район боя был виден плохо. Жестокий бой продолжался. Переправа других подразделений 1239-го стр. полка на плацдарм, захваченный 4-й и 5-й ротами, была невозможной. Командир 373-й сд приказал командиру 1239-го сп перевести полк в район села Свидовок на переправу 254-й сд, переправиться на плацдарм, захваченный этой дивизией, и наступать вдоль Днепра на село Дахновку. Командир второго батальона, старший лейтенант Пронин получил приказ оборонять рубеж, захваченный 4-й и 5-й ротами, имитировать продолжение переправы на правый берег, сковывать врага.

После подхода полка в район села Свидовок 4-ю и 5-ю стр. роты на правом берегу Днепра поддерживала только вторая батарея Ожерельева Н. П. и минометная рота лейтенанта Завало С. Т. Заградительным огнем, пристрелявшись во время боя, артиллеристы и минометчики надежно прикрывали бойцов, которые героически оборонялись на правом берегу.

Однако в течение дня 4-я и 5-я роты понесли большие потери. Вечером старший лейтенант Энзельдт А. А. отвел роты назад, в первую траншею. Наступила ночь. Атаки фашистов прекратились, но не прекратился артиллерийский огонь на переправе. Саперы под командованием лейтенанта Долина доставляли на правый берег боеприпасы и питание для бойцов, вывозили всех раненых.

На рассвете 14 ноября фашисты снова начали атаки. В этот день их было пять, но ни в одной из них враг не добился успеха.

Прошла еще одна ночь. Днем снова бой. В живых осталось около двух десятков бойцов. Рано утром 16 ноября немцы атаковали их. Наши бойцы отошли до самого Днепра и заняли оборону по обрыву, который имел форму полукруга.

В это время основные силы 1239-го стрелкового полка уже вели бой за Дахновку. Командир, полковник Степанов, приказал группе Энзельдта в ночь на 17 ноября оставить правый берег и присоединиться к полку. Переправлялись на лодках. Последним в лодку сел Энзельдт.

Ценою своей жизни воины 2-го батальона облегчили форсирование Днепра 254-й стрелковой дивизии в районе Свидовок, где 52-я армия наносила основной удар по врагу. На левом берегу 2-й батальон получил незначительное пополнение.

Утром 18 ноября минометная и пулеметная роты 2-го батальона открыли прицельный огонь по огневым точкам противника. Бойцы 4-й роты дружно пошли в атаку. Фашисты не выдержали и начали отступать.

В ночь на 19 ноября 1239-й стрелковый полк ворвался в Сосновку и днем полностью овладел ею.

На 20 ноября был назначен штурм Черкасс. Готовясь к наступлению, полковник Степанов приказал перенести его наблюдательный пункт в первую траншею. Рядом был сделан и наблюдательный пункт командира 931-го артполка, подполковника Яновского.

В 6 часов утра артиллерия открыла огонь по переднему краю обороны врага. Фашисты отвечали слабо. В половине 7-го наши артиллеристы перенесли огонь на окраину города. Пехота пошла в атаку. Батальоны 1239-го с.п. продвинулись к городу. Огонь противника стал сильнее. Приблизительно в 9 часов утра завязался ожесточенный бой.

В это время с наблюдательного пункта, расположенного на дереве на правом фланге полка, было замечено скопление врага — танки и пехота, которые готовились к контратаке. По приказу полковника Степанова переместили на правый фланг полковую батарею 76-мм пушек старшего лейтенанта Борисова. Одновременно командир дивизиона 931-го артполка, капитан Балаев по приказу командира артполка, подполковника Яновского подготовился к ведению заградительного огня.

Вскоре танки противника пошли в контратаку. Следом за ними двинулась пехота. Дивизион капитана Бадаева открыл огонь. Батарея старшего лейтенанта Борисова тоже открыла огонь осколочными снарядами. Фашисты начали отступать к своим окопам. Но бой продолжался. Враг обнаружил наблюдательные пункты командиров 1239-го стрелкового и 931-го артиллерийского полков и обрушил смертельный огонь артиллерии. Кругом рвались снаряды, несколько их попало прямо в траншеи. Полковник Степанов и подполковник Яновский были убиты. Тела их отнесли в Сосновку, затем перевезли в Золотоношу и там похоронили в одной могиле. Так, вместе сражаясь с врагом, вместе и погибли два боевых друга.

Полковнику Степанову едва минуло 42 года. С первых дней войны он был на фронте. С сентября 1942 года командовал 1239-м стрелковым полком. Выполнение сложнейших и ответственнейших задач командир дивизии полковник Сазонов доверял 1239-му с. п. полковника Степанова, который был отмечен орденами Красного Знамени, Красной Звезды. За боевые действия полка в Черкасской операции, за личное мужество его посмертно наградили орденом Ленина.

Подполковник Яновский погиб в 38 лет. На фронте — с первых дней войны. С августа 1942 года командовал 931-м артполком. За боевые действия под Черкассами и за личную храбрость он также был награжден посмертно орденом Ленина.

Командование 1239-м стрелковым полком принял заместитель командира, майор С. И. Давидков. В ночь на 21 ноября майор Давидков перегруппировал полк, а 22 ноября начался второй штурм Черкасс. Но и он не увенчался успехом. Третий штурм было приказано начать 26 ноября. 1239-й полк вступил в бой во второй половине дня. В 15 часов, после короткого артиллерийско-минометного обстрела огневых точек и траншей врага, штурмовые группы батальонов атаковали фашистов, выбили их из траншей и ворвались на окраину города.

Начался бой по окружению врага. К концу 28 ноября войска 52-й армии полностью окружили город Черкассы. Фашистам было предложено сложить оружие, но их командование дало приказ удерживать город до последнего солдата.

29 ноября начались жестокие бои за каждый квартал, за каждый дом.

30 ноября враг крупными силами при поддержке около 70 танков и самоходных орудий повел из района Смелы наступление на Черкассы, имея целью деблокировать окруженную в Черкассах группировку. На этом участке фронта шли ожесточенные бои.

5 декабря врагу удалось прорвать кольцо окружения. 52-я армия начала готовиться к четвертому штурму. Второй батальон старшего лейтенанта Пронина 1239-го полка вел наступление на левом фланге. Командир 4-й роты, старший лейтенант Энзельдт был назначен командиром первого батальона. Командование ротой принял старший лейтенант Рябичев. Пулеметной ротой командовал старший лейтенант Егоров. За мужество, проявленное в период боев в городе Черкассы, старший лейтенант Егоров был награжден орденом Красного Знамени, а старший лейтенант Рябичев — орденом Красной Звезды.

В подразделениях полка часто можно было видеть политработников, заместителя командира полка по политчасти майора Карпова, парторга полка майора Константинова, комсорга лейтенанта Беляева. В один из декабрьских дней Беляев находился в стрелковой роте 3-го батальона. На участке роты враг перешел в наступление. Бойцы отбили атаку. Внезапно разнеслась весть: погиб командир. Лейтенант Беляев поднял роту в контратаку. Враг был отброшен назад, но сам командир погиб. Фашистская пуля оборвала его жизнь.

Мужественно сражался 1-й батальон под командованием старшего лейтенанта Энзельдта. Нельзя не рассказать про Сашу Энзельдта, как мы его тогда называли. Ведь в то время ему было всего 21 или 22 года. В любой обстановке он не терялся. Находчивый, волевой, энергичный, храбрый, в бою Александр выглядел мужественным, сильным, а в период затишья — флегматичным. Был он хорошим боевым другом, любимцем всего полка.

В 8 часов 30 минут 12 декабря 1943 года начался последний, четвертый штурм Черкасс. 30-минутный мощный ар-тиллерийско-минометный огонь... Штурмовые группы пошли в атаку. Дом за домом, квартал за кварталом очищали наши бойцы от врага.

Не имея возможности сдержать натиск наших войск, враг начал вечером 13 декабря выводить из города тяжелую технику. На следующий день все еще шел кровопролитный бой. В 22 часа 14 декабря он стих. Войска 52-й армии полностью освободили город.

В боях за Черкассы советские воины проявили массовый героизм. Много их пало смертью храбрых и спят вечным сном в братских могилах в городе и в близлежащих селах.

За мужество и отвагу при форсировании Днепра и в боях за освобождение Черкасс 492 солдата и офицера 373-й Миргородской стрелковой дивизии были награждены орденами и медалями. Дивизия удостоена ордена Красного Знамени. Среди награжденных много бойцов и офицеров 1239-го стрелкового полка.

В разных концах нашей Родины живут бывшие воины этого полка. Они вели, а некоторые и сейчас еще продолжают вести большую работу по воспитанию молодежи.

Кроме этого, у них тесные, дружеские связи со многими школами Черкасс и области. А 8-9 мая 1967 года состоялась первая встреча ветеранов 373-й стрелковой дивизии с пионерами и учащимися села Красная Слобода Черкасского района. На празднование Дня Победы тогда в это село приехали около 60 бывших воинов, освобождавших Черкащину от фашистов. Взволнованной была та встреча и радостной до слез. За многие годы разлуки бывшие друзья по фронту встретились вновь.

С. Т. Завало, командир батареи 120-мм минометов 1239-го стрелкового полка

В районе рафинадного завода

Первый штурм фашистских укреплений города был назначен на 19 ноября 1943 года. По данным разведки было известно, что враг сосредоточил здесь 72-ю пехотную дивизию и танковую дивизию СС «Викинг». В районе Черкасс подтягивались резервы живой силы и техники, находившиеся на Черкасском направлении.

Главный удар по врагу наносился справа основного плацдарма в районе сел Свидовок, Дахновка, Василица силами 254-й стрелковой дивизии под командованием полковника М. К. Путейка, 1239-го стрелкового полка и второго батальона 1235-го стрелкового полка 373-й стрелковой дивизии полковника К. И. Сазонова, части 294-й стрелковой дивизии полковника Л. Г. Сергеева и 5-й воздушно-десантной бригады подполковника И. М. Сидорчука. Их поддерживали артиллерийский, 259-й отдельный танковый и 1817-й самоходно-артиллерийский полки. Недалеко от главной переправы в районе рафинадного завода в шесть часов утра началась артиллерийская подготовка.

Смертоносный ураган на переднем крае гитлеровцев бушевал тридцать минут, потом огонь был перенесен в глубину обороны противника. Воспользовавшись растерянностью врага и не давая ему опомниться, наши бойцы быстро бросились в первую траншею и захватили ее. Фашисты отступили на заранее хорошо подготовленные свои позиции, откуда снова открыли сильный огонь из всех видов оружия. Нелегко досталось нашим воинам, на некоторое время пришлось прекратить атаку, появились раненые и убитые. Немцы пошли в контратаку. Обстановка, особенно на левом фланге наших подразделений, становилась угрожающей. Нужно было немедленно подавить немецкие пулеметы и заставить гитлеровцев отойти назад. Наши артиллеристы развернули пушки на прямую наводку и ударили по врагу. Спокойно и четко направляли огонь командиры орудий — старшие сержанты Ф. Г. Морозов, И. И. Колодкин. Меткие выстрелы заставили замолчать огневые точки противника. Комиссар Акимов быстро сориентировался в обстановке и крикнул: «За мной, за Родину! Вперед!». Бойцы пошли в атаку. Фашисты не выдержали рукопашного боя и начали отступать. Воины батальона, вместе с комиссаром ворвавшись в расположение врага, уничтожали его автоматным огнем и гранатами. Не сбавляя темп наступления, наши солдаты выбили фашистов из другой линии траншеи. Но фашисты вводили в бой свои новые силы.

Мужественно бились наши бойцы, защищая завоеванные рубежи. Было отбито три контратаки врага, подбито два танка и бронемашина, уничтожена машина с боеприпасами и 75-мм пушка, несколько солдат взято в плен. На поле боя враг оставил свыше ста трупов, только к утру бой затих. Воины полка выстояли, не отступая, однако главную задачу — захватить рафинадный завод — надо было еще выполнить.

Днем боевые действия возобновились, и в ночь на 21 ноября полк вступил на территорию завода. Однако врагу удалось, подтянув значительные силы, снова овладеть им.

В ночь на 22 ноября первый стрелковый батальон обходным маневром снова овладел рафинадным заводом и удерживал его до 12 часов следующего дня. Врагу удалось рассечь наши подразделения на небольшие части. Воспользовавшись численным перевесом на узком участке, враг смог вклиниться в нашу оборону. Рафинадный завод переходил из рук в руки. Наступление, которое было предпринято в ночь на 23 ноября, успеха не имело. Утром уставшие от боя и бессонницы командиры рот, батальонов и батарей были собраны на командном пункте. Подполковник А. А. Жуков сообщил, что на этот участок для усиления наступления переброшены отдельный истребительно-проти-вотанковый дивизион капитана Матвеева и подразделения 1237-го стрелкового полка, и поставил задачу на очередное наступление. Все хорошо понимали, что командование настоятельно требует дальнейших наступательных боев на этом небольшом участке фронта, хотя взятие сахарного завода само собой не решало выполнения оперативной задачи.

Всем было ясно, что активность наших войск оттягивает значительные силы противника, не давая ему возможности сосредоточить их на главном направлении, создавая необходимые условия соединениям, которые штурмовали город.

Днем 23 ноября снова разгорелся жаркий бой за рафинадный завод. Враг семь раз бросался в контратаку при поддержке танков, самоходных орудий, пушек и бронемашин. Но советские воины самоотверженно выполняли поставленную перед ними задачу.

1235-й стрелковый полк завершил очищение от врага рафинадного и кирпичного заводов и городских кварталов в этом районе. А 14 декабря 1943 года над Черкассами взвился красный флаг.

В. И. Козлов