В капиталистических странах не существует равноправия женщин. Но чудовищная дискриминация женщин, как и всё то злое, несправедливое, что несёт с собой миру капитализм, в наши дни не проводится угнетателями открыто. Человечество прозрело, и не такие сейчас времена, чтобы можно было силам реакции итти в бой с открытым забралом. Лицемерными фразами, красивыми словами сопровождается каждое чёрное дело в лагере империализма.

Страницы газет, радиопередачи, речи политических Деятелей США и других империалистических стран пестрят такими словами, как «мир», «цивилизация», «равенство», «гуманизм», «свобода». Но мы знаем, кто опоясывает мир военными базами, строит крейсеры, эсминцы и «летающие крепости», копит запасы атомных бомб. От Японии до Испании, за*десятки тысяч километров от американских берегов, создаются американские военные базы.

Империалисты лихорадочно готовятся к новой кровавой бойне, но при этом с умильными лицами говорят о мире.

Туманом лживых слов империалисты пытаются прикрыть подготовку своих кровавых авантюр, расовый террор, угнетение женщин. Негров в США линчуют попреж-нему. К этому теперь ещё прибавились новые формы террора: поджоги домов, подбрасывание в них бомб, угрозы, запугивание. Но разве те, кто совершает в наши дни эти преступления, сознаются в том, что негры подвергаются в их стране чудовищному угнетению? Нет. Прошли те времена, когда можно было говорить открыто, что чернокожий—не человек. Иллюстрированные издания печатают красочные фотоочерки о «привольной» жизни негров в Соединённых Штатах. На снимках «белый» удостаивает негра рукопожатием и «белая леди» ласково прикасается к волосам смуглого ребёнка рукой, предусмотрительно затянутой в перчатку.

Если говорить о положении женщины в других капиталистических странах, то здесь то же самое: на словах провозглашается полное равенство, а на деле существует вопиющее неравноправие, целая система оскорбительных унижений женского, че^,довеческого достоинства. Это речь идёт о «цивилизованном» мире, о странах, именующих себя «демократическими», где женщине конституцией предоставлено равноправие. А в колониальных и зависимых странах империалисты даже не утруждают себя лицемерными фразами.

Неравноправие женщин в капиталистических государствах сказывается на всех сторонах их жизни. В наше время нет ни одной страны, где бы женщины не принимали участия в производстве. Повсюду миллионы женщин работают на фабриках и заводах, на полях, в школах, больницах, конторах. Только в США, Англии, Франции, Италии, Западной Германии и Японии насчитывается 61 миллион женщин, работающих по найму. Женщины вносят всё больший вклад в жизнь своей нации, своего народа. Однако до сих пор в странах капитализма женщины получают неравную оплату за равный труд. Они лишены права на труд, но зато пользуются привилегией быть первыми в увольнительных списках.

В Соединённых Штатах Америки на словах женщине всё доступно наравне с мужчиной. Но в 33 штатах Америки женщина не может быть судьёй или адвокатом. 13 19 штатах она не имеет права быть присяжным заседателем. До сих пор иные крупные фирмы официально объявляют, что не принимают на работу замужних женщин.

По официальным данным, в США уже к началу 1952 года насчитывалось 670 тысяч безработных женщин. Надо ли говорить о том, что эта цифра явно преумень-шённая. Так, уволенные замужние женщины не считаются в официальной статистике безработными, поэтому

их нет в этой сомнительной цифре.

Недавно в Нью-Йорке вышла книга видной американской деятельницы Рабочей исследовательской ассоциации Грэйс Хатчинс «Трудящиеся женщины» («Вумен ху уорк»). Проведя длительные, серьёзные исследования, автор книги делает обоснованный вывод, что в тех отраслях промышленности, где основную работу выполняют женщины, прибыли компаний на 70 процентов выше, чем на заводах, где преобладает мужской труд. Так, например, в обрабатывающей промышленности предприниматели только за один 1950 год положили в карман 5,4 миллиарда долларов прибыли — разницу между заработной платой мужчин и женщин. В этой отрасли промышленности женщины получают всего 58,8 процента заработка мужчины той же специальности и квалификации.

Работница, стоящая у такого же станка, как и рабочий, выпускающая столько же продукции, как и он, получает за свой труд намного меньше, чем её товарищ по

труду — мужчина.

«Если бы внезапно все трудящиеся женщины США превратились в мужчин, директорам предприятий пришлось бы выплачивать на 10 миллиардов долларов больше, чем они платят им сейчас»,— писала 7 ноября

1952 года американская газета «Дейли пиплс уорлд».

Но если белая американка получает на 30—40 процентов меньше причитающихся ей по праву денег, то её чёрной соотечественнице выплачивают ещё меньше — только 43,5 процента заработка мужчины. Зта цифра заимствована нами из официальных данных, опубликованных в газете «Пэкингхауз уоркер» в октябре

1953 года.

Вдумаемся в эти цифры! Белый мужчина получает в 2,3 раза больше, чем чёрная женщина. Трудно представить себе, что только потому, что вместо мужчины работает женщина, и потому, что у человека смуглее кожа и другой разрез глаз, он получает за свой труд во много раз меньше.

Недавно американская газета «С. И. О. Ньюс», издаваемая Конгрессом производственных профсоюзов, опубликовала материалы о жизни рабочих города Лоуренса в штате Массачузетс. Когда-то американцы горделиво называли город Лоуренс «столицей шерстяной промышленности» капиталистического мира. Этот город действительно славился крупнейшими текстильными предприятиями. Но в последние годы Лоуренс приобрёл печальную известность другого рода — он стал городом массовой безработицы, городом нужды и бедствий, городом слёз.

Политика подготовки войны приводит к сокращению гражданского производства, в особенности лёгкой и текстильной, швейной и пищевой промышленности, в которой работает большое количество женщин. В Лоуренсе закрылись одна за другой сначала мелкие и средние фабрики, такие, как «Мономак», «Атлантик», затем начали сокращать производство и частично закрывать крупные текстильные предприятия.

В 1952 году компания «Пэсифик миллс» остановила производство сразу в четырёх корпусах своего комбината. Две тысячи текстильщиков лишились работы без надежды найти её вновь в своём родном городе. Нужда и горе пришли в две тысячи американских семей. На что могли рассчитывать эти люди, если спустя короткое время закрылась фабрика «Аэрмилл», а за ней комбинат «Арлингтон» — это значит ещё одиннадцать тысяч человек влились в армию безработных города Лоуренса.

Пользуясь массовой безработицей, владельцы уцелевших текстильных фабрик сократили плату трудящимся и резко увеличили нормы. Во время работы работницы лишились возможности даже выпить глоток воды, пока не придёт смена.

Думая о трагедии жителей этого американского города, о тяжёлой нужде людей, среди которых наверно есть немало умельцев, мастеров своего дела, опытных и знающих рабочих и работниц, невольно сравниваешь их судьбу с судьбой наших советских текстильщиц, советских трудящихся.

В то время как американским рабочим живётся всё тяжелее, а американская текстильная промышленность свёртывается, уступая место производству бомб или других орудий убийства, Коммунистическая партия Советского Союза и Советское правительство принимают решения об ускоренном развитии лёгкой и пищевой промышленности, добиваются, чтобы наш народ получал добротную, красивую одежду, разнообразно и вкусно питался, чтобы нас окружалЬ в быту удобные, радующие глаз вещи.

Перелистаем страницы наших газет. С них не сходят статьи и заметки: «Больше красивых тканей населению», «Новые образцы мебели»,,«Тысячи метров тканей — сверх плана», «Советским людям — прочную, красивую обувь». Мы читаем о новых предприятиях лёгкой промышленности, вступивших в строй и уже зарекомендовавших себя выпуском красивых и добротных тканей или новых моделей обуви, удовлетворяющих взыскательный вкус потребителя.

Больше и лучше, красивее и удобнее, разнообразнее и дешевле! — вот чем заняты мысли работников нашей промышленности.

В нашей стране нет и не может быть безработных. У наших текстильщиц непочатый край работы. И они стараются работать лучше, изобретают, совершенствуют методы производства, чтобы не оставаться в долгу у партии и правительства, проявляющих великую заботу о благе советских людей, чтобы не быть в долгу у народа, который хочет и имеет право жить с каждым днём всё лучше и богаче.

Вся страна знает имена прославленных ткачих — Лидии Тигаломской, Марии Рожневой, Лидии Кононенко, Серафимы Котовой, Феодосии Жуковой и многих других. Советские женщины во многом обязаны им доступностью, Добротностью и красотой своих платьев.

А кто в США или в Англии, во Франции и Италии знает имена своих лучших текстильщиц?

Такие мысли невольно приходят в голову, когда читаешь о бедствиях американских текстильщиц, о нужде и безработице, о свёртывании производства предметов народного потребления, о потогонной системе труда и чудовищной эксплуатации.

Посмотрим, каково положение женщины в Англии.

На конгрессе британских тред-юнионов, происходившем в 1950 году в Брайтоне, представительница Ассоциации служащих Англии мисс Джонс заявила:

— Прошло уже 60 лет с тех пор, как тред-юнионы приняли принцип равной оплаты за равный труд. В 1919 году правительство Англии признало этот принцип, но ни разу с тех пор ещё не применило его в жизни.

Проходят года и десятилетия, а положение женщин в Англии остаётся таким же, каким было и сто лет назад, хотя хорошие, справедливые решения по этому вопросу давно уже приняты на бумаге. Средний заработок английской женщины составляет немногим больше половины заработка мужчины, а заработок девушек и подростков — только 32,2 процента заработка мужчины. Эти официальные данные по обрабатывающей промышленности Англии были опубликованы в 1950 году. На Всемирном конгрессе женщин в Копенгагене летом 1953 года, где главным вопросом был вопрос о защите прав женщин — матерей, тружениц и гражданок, делегатки Англии с горечью рассказывали о том, как при попустительстве английского правительства несправедливо расплачиваются с ними предприниматели. Онисообщили, что в 1953 году средний заработок женщин составил лишь 53 процента заработка мужчины. Английское правительство прямо заявляет, что «пока» не может установить закон, обязывающий предпринимателей оплачивать женский труд наравне с мужским.

Столь же несправедливое положение существует и во многих других капиталистических странах. В Западной Германии, например, женщины получают плату вдвое меньшую, чем мужчины. В Японии средний заработок работниц составляет 43,8 процента заработка рабочих-мужчин. Если учесть, что в текстильной промышленности Японии женщин втрое больше, чем мужчин, то станет ясно, как наживаются на этой разнице в заработной плате предприниматели.

Во Франции строго соблюдается закон о том, что выбор местожительства семьи принадлежит только мужу. Жена не может оспаривать решение главы семьи. Власть над детьми и право распоряжаться их имуществом принадлежат тоже отцу. Но вот провозглашённый во Франции в 1948 году закон о равных правах женщин на оплату труда беззастенчиво попирается предпринимателями.

Известны корпорации, где разрыв между заработком женщин и мужчин достигает 30 процентов.

Делегатки Всемирного конгресса женщин с волнением слушали рассказ представительницы Франции Берт Адам о тяжёлой жизни французских женщин. Делегатка рассказывала о том, как крестьянки Франции приносят с собой детей на поля и привязывают их к деревьям, так как не с кем их оставить дома. Ведь даже и в столице Франции — Париже очень мало детских яслей. В его 15-м районе, например, насчитывающем 200 тысяч жителей, имеются всего одни детские ясли на 20 мест.

Во французской промышленности господствует изматывающая, потогонная система труда. Так, на текстильной фабрике в -Туркуэн темпы работы были ускорены на 50 процентов. А в то же время представители фирм, особенно текстильных, где в основном используется женский труд, требуют с парламентской трибуны снижения заработной платы женщинам в качестве «спасительного» средства от надвигающегося экономического кризиса.

Вследствие подчинения крупным американским компаниям национальная промышленность Франции находится под угрозой. Многие предприятия закрываются. Женщин увольняют первыми, им не выплачивают пособий по безработице, так как официально женщина — не глава семьи. Но кто же «глава семьи» в многочисленных семьях вдов, которых в послевоенной Франции насчитывается более

3 миллионов?

Но если в семье и работает муж, разве при нынешнем бешеном росте цен на продукты питания и промышленные товары в капиталистических странах заработок женщин в семье не является необходимостью? Для многих из них работа стала единственным источником существования. А между тем в текстильной промышленности Франции число безработных всё время растёт.

Безработные женщины и девушки, умелые и ловкие, часто имеющие любимую профессию, не могут найти работу по душе и вынуждены зарабатывать деньги любым, зачастую тяжким, унижающим человеческое достоинство тРУДом. '

В Париже в витрине модного антикварного магазина можно увидеть полуобнажённую девушку в лёгком платье эпохи империи. Девушка^цемонстрирует прохожим и уличным зевакам, прильнувшим к стёклам витрин, роскошную

4 М. Овсянникова 49 гостиную стиля ампир. Она то присаживается в затянутое гобеленом кресло, то перебегает к горке с фарфором, то принимает заученную, классическую позу на гнутой кушетке. Стоит холодный зимний день. Прохожие в тёплых пальто зябко кутаются в шарфы и переминаются с ноги на ногу, чтобы согреться, а девушка в своей стеклянной клетке продолжает повторять заученные позы, тело её покрылось гусиной кожей, руки посинели от холода... Целый день демонстрировать мебель, которая ей самой никогда не будет доступна!..

Насколько полезнее была бы обществу эта девушка, если бы она могла правильно применить свои руки и разум. Как горек её хлеб... Разве к её занятию применимо слово труд — слово, говорящее о творческом и благородном в нашем понимании процессе.

Тяжела участь и итальянской женщины. По официальным данным, опубликованным в июне 1952 года, в текстильной промышленности Италии было зарегистрировано 200 тысяч безработных. 67 процентов в этом списке — женские имена.

В первые дни заседаний Всемирного конгресса женщин, в июне 1953 года,- делегация итальянских женщин отсутствовала. В те дни в Италии шли выборы в парламент, и ни одна совершеннолетняя итальянка не захотела покинуть страну, не выполнив своего гражданского долга. Итальянки прислали на конгресс дочерей — девочек-под-ростков. Одна из них, тоненькая, черноглазая, высоким, ломающимся голосом прочитала с трибуны конгресса послание женщин Италии.

Участники конгресса слушали рассказ о большой нужде и неслыханных унижениях, о тяжком труде батрачек на каменистой сухой земле Сицилии, о бедствиях жителей в долине реки По, о безработице и голоде, о том, как труд от зари до заката не даёт заработка даже для того, чтобы есть досыта.

Делегатки были потрясены фактами о том, что в двух южных районах Италии — Калабрии и Базиликата в 1952 году 58,3 процента женщин поставили крестики под своим брачным свидетельством — они не умели расписаться. ^

Под брачным свидетельством... Значит — это молодые женщины...

Можно ли представить себе неграмотной советскую девушку?

В короткие часы перерывов между заседаниями Всемирного конгресса советскую делегацию всегда окружала густая, пёстрая толпа женщин. Они засыпали её вопросами, и многое из того, что вошло в быт советского народа, поражало людей других стран.

«Правда ли, что среди вас есть министр — в прошлом простая крестьянка?», «Что такое — мать-героиня и правда ли, что у вас многодетным матерям государство платит деньги?», «Правда, что у вас далее простые крестьянки рожают в настоящей больнице?», «Это правда, будто у вас совсем нет холеры, чумы, чесотки, оспы?» — такими вопросами забрасывали советских женщин делегатки из капиталистических стран. И у всех этих делегаток обязательный вопрос: «У вас все грамотные? А ваши крестьянки в деревнях тоже умеют читать и писать?».

В капиталистических странах, даже в тех, где законы и конституции предоставляют женщинам право на образование, фактически возможности эти весьма ограничены. Достаточно сказать, что в 53 колониях и зависимых странах женщины совсем не имеют доступа к высшему образованию. Согласно данным ООН от 20 марта 1952 года, число студенток к общему числу учащихся в высших учебных заведениях составляет в Бельгии и Норвегии 16 процентов, в Швейцарии — 13, в Японии и Колумбии — 9, в Гондурасе — всего 1 процент.

Отсутствие общего образования, ограниченный доступ к профессиональному обучению и повышению квалификации — одна из многих причин, по которой женщины на капиталистическом производстве выполняют главным образом неквалифицированную, плохо оплачиваемую работу. Да и девушки, получившие, как правило, ценой тяжёлых лишений высшее образование, не находят работу по специальности и вынуждены пополнить армию безработных или поступить на неквалифицированную работу и получать за свой труд гроши.

В Японии ни на одном предприятии, ни в одном учреждении женщины не занимают руководящих постов. Женщина — чинбвник государственной службы в Японии явление необычайно редкое.

Когда в японской трудящейся семье рождается дочь — Это бедствие. Она никогда не сможет заработать столько, чтобы содержать себя. Куда сбыть лишний рот? И вот в Японии в середине XX века существует открытая продажа и покупка людей. Журнал «Агрикалчерал Асахи» поместил статью «Дочери крестьян продаются в рабство». Вот выдержка из этой статьи: «В сельскую семью префектуры Циба была продана в рабство девушка из бедной семьи северо-восточного района. Её отец — бедный крестьянин — получил тысячу иен задатка за свою дочь. По контракту она должна работать в качестве сельскохозяйственного рабочего и как домашняя прислуга. Только в одной этой деревне имеется около двадцати девушек, которые были проданы на подобных условиях».

Ошеломляет бесстрастный тон статьи. Уже по нему можно судить о том, какое привычное явление в Японии — торговля людьми, продажа в рабство. Именно в рабство, потому что за словами «в качестве сельскохозяйственного рабочего и домашней прислуги...» кроется такая страшная каторжная жизнь, какую даже трудно себе представить.

Торговля людьми так прочно вошла в быт Японии, что даже хозяева фабрик и заводов не нанимают, а «вербуют» рабочих, что по существу тоже является куплей рабов. Текстильные компании рассылают специальных агентов-вербовщиков, которые по дешёвке скупают людей в нищих семьях. По сообщению от 2 ноября 1953 года агентства Франс Пресс из Токио, за 10 месяцев истекшего года было продано 13 410 девушек. Попавшая на фабрику девушка живёт в ней, как в тюрьме. Из этой тюрьмы один выход — бегство. Но куда? Бежавшие обычно занимаются проституцией, перекочевав в другой город, чтобы не быть опознанными. В одном Токио зарегистрировано 50 тысяч проституток. Особенно развита проституция в местностях, где расквартированы американские войска.

Тяжела женская доля в странах Азии, ещё находящихся в зависимости от империалистических государств.

— У нас женщины работают, как кули,— рассказывали на Всемирном конгрессе женщин бирманские делегатки.— Нет возможности получить профессию, и наш удел — переноска тяжестей. У нас нет женщин-инженеров или судей, ни одна женщина не работает в правительственном учреждении. Мужчина может иметь столько жён, сколько пожелает, а женщина обязана молча терпеть это. Народ голодает. Правительство ассигнует огромные деньги на так называемую «оборону», а на деле не в состоянии изгнать гоминдановцев, разбойничьи захвативших одну треть нашей земли.

Фразу «у нас нет женщин-судей» можно услышать от представительниц большинства капиталистических стран. Даже в США, где официально женщине не возбраняется быть судьёй, в Л 952 году из 307 федеральных судей было только 5 женщин.

А как в странах' капитализма издеваются над замужней женщиной й женщиной-матерью!

В Ливане, например, если девушка-работница выходит замуж, то она всячески скрывает это. На первый взгляд этот факт кажется невероятным. Но дело в том, что по закону о труде замужним женщинам здесь полагается незначительная надбавка. Чтобы избежать лишних затрат, предприниматели увольняют с работы всех девушек, вышедших замуж.

Такой произвол существует и в других странах.

— Многие предприятия берут при найме подписку с девушек-работниц, что они не выйдут замуж, а если выйдут — подлежат увольнению,— рассказывала делегатка Бразилии.

В другой стране Латинской Америки, Чили, на некоторых предприятиях существует контроль, цель которого во-время обнаружить беременность работницы и доложить о ней хозяину. Участь забеременевшей работницы предрешена — её увольняют.

Дирекция одного из итальянских фармацевтических предприятий вообще запретила работницам выходить замуж! В правилах внутреннего распорядка этого предприятия указывается, что «замужество работницы влечёт за собой... автоматическое увольнение».

Много грустных рассказов можно услышать от женщин капиталистических стран о том, как в страхе перед увольнением работницы, сколько могут, скрывают беременность, перетягивают себя жгутами, калечат своих детей.

Страдает женщина-работница, страдает и женщина-крестьянка.

— Большинство трудящихся женщин Аргентины занято в сельском хозяйстве,— рассказывает генеральный секретарь Союза женщин Аргентины Фанни Эдельман.— Их труд — настоящая пытка. Видели бы вы наших крестьянок! В 30 лет они уже старухи, кожа их похожа на древесную кору. Я видела не раз уборку кукурузы на наших полях — это страшное зрелище. Крестьянки перетаскивают по 60—70 килограммов кукурузы в ящиках, привязанных к поясу. Ноги их обмотаны тряпьём, кожа на них вся в кровавых ссадинах, потому что им много раз приходится пробираться сквозь колючий кустарник. Дети их лежат в борозде или привязаны к деревьям...

Трагична жизнь женщин Кипра. Женская рабочая сила здесь дешёвый товар, условия труда ужасны. Беременные работают до последней минуты, многие рожают тут же — у рабочего места, отгороженные рухлядью, и, конечно, без всякой медицинской помощи.

Как тут не вспомнить о том, что в СССР запрещается законом сверхурочная и ночная работа беременных женщин; до ухода в декретные отпуска женщины должны быть в случае необходимости, по заключению врачей, переведены на более лёгкую работу с сохранением за ними прежнего заработка. Как не вспомнить советский закон об уголовной ответственности за отказ в приёме на работу беременных женщин.

Советский закон охраняет здоровье женщин. В Стране Советов запрещено применение женского труда на особо тяжёлых работах и на вредном для здоровья производстве.

Как удивились бы крестьянки Аргентины, узнав о том, что у нас существуют законы, которые оберегают женщину-крестьянку в деревне, её здоровье и силы! Устав сельскохозяйственной артели предусматривает освобождение женщин от работы за месяц до родов и на месяц после родов с сохранением за ними содержания на эти два месяца в половинном размере средней выработки ими трудодней. А когда женщина-колхозница уходит работать в поле, она спокойна за своих детей: за ними присмотрят в детских яслях и садах.

Международная демократическая федерация женщин выпустила книгу о Всемирном конгрессе женщин в Копенгагене. Читаешь одно за другим выступления делегаток капиталистических стран и видишь, что всё это рассказы о бесправии, беззаконии, бесчисленных унижениях, о постоянной нужде.

— Мы слышим здесь на конгрессе выступления женщин других стран, которые говорят, что военные расходы лишают их масла и мяса,— говорила на конгрессе делегатка Греции Рула Кукулу, мужественный борец за честь и независимость своей страны.— У нас же они лишают нас даже чёрствого хлеба. Голод обрушился на нашу страну, такой голод, какой мы знали только во время гитлеровской оккупации. Всё разграблено американскими империалистами и их лакеями, всё отдано на цели войны. Матери Пелопоннеса кормят своих детей желудями и травой. На острове Крит едят стрекоз. В Метелене дети падают в обморок во время уроков. Установлено, что это — голодные обмороки. Со всех сторон доносятся призывы о помощи и спасении. В деревне Таксиаршись пятнадцать человек потеряли зрение от постоянного недоедания. Я знаю одну из пятнадцати. Маленькая девочка Дуни Теляки никогда больше не увидит звёзд и солнца — она ослепла от голода. Наши дети копошатся в помойках, пытаясь найти хоть что-нибудь съедобное...

А чем отличается от этого положение трудящихся в Тунисе, Алжире, Марокко, Ираке, в странах Южной Африки?

Вот что рассказала на том же конгрессе Аша Давуд из Южной Африки:

— Мы подвергаемся в своей стране двойной дискриминации как женщины и как «туземки». Мы должны быть постоянно внимательны и входить только в те двери, где есть надпись: «Для неевропейцев». Такие надписи есть всюду — на железнодорожных вагонах, на дверях общественных зданий и просто на улицах. Рассеянных — избивают. Нам, африканцам, платят одну треть заработка европейца, хотя и тот и другой вкладывают один и тот же труд. Нашим детям тщательно внушают, что они — низшая раса.

Не лучше, чем в любой колониальной стране, живётся женщинам в Иране. Иран — страна открытой, чудовищной эксплуатации женского и детского труда. Женщину не только угнетают, её унижают до издевательства.

Делегатка Ирана на конгрессе говорила с трибуны, Указывая на женщин из Советского Союза, Китая, Монголии, европейских стран народной демократии:

— Я вижу здесь свободных женщин из свободных стран. Если бы,вы знали, какие трудности преодолели мы Для того, чтобы приехать на этот конгресс. Начались они С-Шё в семье. У нас женщина не имеет права не только путешествовать, но даже переступить порог дома без согласия мужа. О согласии ка отъезд муж должен сам заявить полиции. На каждом шагу, в любом случае вам дают понять, что вы неполноценное существо, нуждающееся в постоянной опеке. Права на развод мы не имеем, но мужчина может в любую минуту выгнать жену без какого бы то ни было предлога и без права, без надежды увидеть когда-нибудь своего ребёнка, так как дети по закону принадлежат отцу. Брачный контракт у нас до сих пор — завуалированная или неприкрытая торговая сделка. Страшно, что в этом документе так и сказано: «такой-то продал свою дочь...». Нищета заставляет людей выдавать замуж десятилетних дочерей. Я сама знавала даже восьмилетних невест. Я слышала здесь рассказы о жизни женщин другого мира, которые многим из нас кажутся фантастическими. О каких родильных домах и детских яслях может быть речь в Иране, где далее в столице — Тегеране есть только один врач на каждые 1 700 жителей. А в других, глухих районах один врач «обслуживает» 85 тысяч человек. Конечно, больные прибегают у нас к наговорным травам, заклинаниям, волшебным талисманам. Детская смертность в стране превышает 85 процентов. И это понятно. Голод вынуждает материй заставлять работать своих детей иногда даже с трёхлетнего возраста. Иранские трудящиеся живут в трущобах. Многие дети в длинные зимние ночи греются около собак. Недавно в Исфагане на текстильной фабрике был такой случай. У одной работницы заболел ребёнок. О врачебной помощи нечего было и думать, работницы лечили мальчика как умели. А когда ребёнок умер, его пришлось закопать прямо на фабричном дворе, так как на этой фабрике работницам, как рабыням, запрещено покидать фабрику даже ночью.

А как тяжела участь иранской крестьянки! Она работает от зари до зари круглый год, но плоды её труда присваивает помещик и кулак. Ей едва удаётся добыть овсяной муки для своей семьи. Она и её дети всегда голодны, ходят в отрепьях, так как семья не имеет средств для того, чтобы приобрести хотя бы одно платье в год.

Политические «права» женщин Ирана могут быть охарактеризованы статьёй X иранского избирательного закона, которая гласит: «умалишённые, женщины и дети не имеют права голоса...»

После этого, как говорится, комментарии излишни!

Ещё на декабрьской сессии в 1946 году Генеральная ассамблея Организации Объединённых Наций рекомендовала государствам — членам ООН обеспечить предоставление женщинам равных с мужчинами политических прав. Однако до сих пор в ряде стран мира — в Швейцарии, Афганистане, Колумбии, Египте, Эфиопии, Гондурасе, Иране, Ираке, Трансиордании и в других, всего в 17 странах, женщины совсем не имеют избирательного права. ,

Но и в т.ех странах, где общегосударственными законами формально провозглашено избирательное право для женщин наравне с мужчинами, женщины фактически лишены возможности полностью использовать свои политические права, ибо, как правило, для них существуют различные ограничения.

В Соединённых Штатах Америки давно провозглашено .равноправие женщин. Однако в законодательствах большинства штатов установлено более пятидесяти ограничений (в зависимости от имущества, образования, оседлости и т. д.) — более пятидесяти лазеек для того, чтобы лишить женщину избирательного права. В штате Миссисипи к категории неравноправных официально отнесены несовершеннолетние, умалишённые, женщины и индейцы. Ни одна негритянка ни разу за всю историю Соединённых Штатов не была избрана в конгресс.

По данным, приведённым на седьмой сессии Комиссии по положению женщин при Организации Объединённых Наций, на 1953 год в Великобритании число женщин в парламенте составляет 2,7 процента, в Австралии — 4,5, в Бельгии — 3,3, во Франции — 3,5, в Индии — 3,9, в Италии — 6,8 процента.

— Норвегия была одной из первых стран в мире, которая добилась права голоса для женщин,— говорила делегатка этой страны на Всемирном конгрессе женщин.— Но лишь спустя 20 лет одна из женщин была избрана в парламент. Прошло 50 лет, а в парламенте имеется всего лишь семь женщин, что составляет 5 процентов его состава.

В канадском сенате всего две женщины, в Чили в па-ЛатУ депутатов избрана одна женщина. Нужно ли говорить о том, что даже эти ничтожные цифры падают на привилегированные классы, что ни одна женщина из рабочего класса не может принять участия в государственном управлении страной.

Империалисты прилагают все усилия к тому, чтобы отвлечь женщину от участия в политической жизни страны. Правда, никто не говорит теперь женщинам прямо: мы лишаем вас политических прав. Нет, это обычно прикрывается умильными фразами о «благе домашнего очага», что на деле означает ограничение круга интересов женщин домашними делами, превращение её в послушную рабу.

Но женщины мира заявляют: мы рожаем детей, и мы воспитываем их, и уже одно это говорит о том, что мы имеем право на участие в экономической и общественно-политической жизни страны, имеем право на гарантированный труд и равную с мужчинами плату за равный труд, имеем право участвовать в решении судеб своего народа.

Показателем растущей борьбы женщин за равноправие и защиту своего семейного очага и своих детей является активное участие женщин в борьбе за мир и за дружбу народов, которая развернулась в послевоенные годы. Непрерывно пополняются ряды Международной демократической федерации женщин.

На протяжении всец.-своей деятельности МДФЖ не перестаёт упорно бороться за права женщин. Выражая стремления сотен миллионов женщин, МДФЖ неоднократно представляла в органы Организации Объединённых Наций конкретные предложения, принятие которых безусловно способствовало бы проведению в жизнь Устава ООН и решений Генеральной ассамблеи ООН относительно равноправия женщин.

МДФЖ представила в ООН два очень важных документа: «Меморандум о политических, экономических и гражданских правах женщин» и «О крепостничестве и рабстве женщин и детей». Несмотря на чинимые препятствия со стороны правительства США, запрещающего представителям МДФЖ въезд в страну, МДФЖ приложила немало усилий для того, чтобы принимать участие в заседаниях Комиссии по положению женщин, основной задачей которой, согласно резолюции Экономического и Социального совета ООН от 29 марта 1947 года, является «поощрять равноправие между мужчинами и женщинами и покончить с мерами дискриминации на основе пола в политической, экономической, юридической, социальной области и в области просвещения».

Однако Комиссия по положению женщин при ООН до сих пор воздерживается от принятия рекомендаций по важным проблемам, касающимся жизненных интересов женщин. Правда, седьмая сессия этой Комиссии, заседавшая весной 1953 года в Нью-Йорке, обсуждала вопросы равноправия женщин. Конвенция по политическим правам женщин была разработана Комиссией по положению женщин и принята 7-й сессией Генеральной ассамблеи ООН в декабре 1952 года. Но и эту конвенцию, далеко не полностью отражающую требования женщин, правительства США и Англии отказались подписать.

Деятельность МДФЖ, отвечающая чаяниям миллионов женщин всех стран мира, не находит пока поддержки в ООН. Комиссия по положению женщин при ООН, находящаяся под влиянием и опекой американских реакционеров, не хочет считаться с мнением этой самой представительной и авторитетной международной женской организации.

В дальнейшем сплочении женщин в их борьбе за свои жизненные права большую роль играет принятая на Всемирном конгрессе женщин в Копенгагене «Декларация прав женщин».

Декларация требует для всех женщин, независимо от их расы, национальности и социального положения: гарантированного права на труд; права свободного выбора женщинами любой профессии и занятия; права занимать любые административные и общественные должности; равных возможностей продвижения на любом поле деятельности; равной оплаты за равный труд; равного права на социальное страхование; права на государственную охрану материнства и детства; предоставления оплачиваемых отпусков по беременности и родам; создания в городах, промышленных центрах и в деревнях в нужном количестве родильных домов, женских и детских консультаций, детских яслей и садов; предоставления работницам, занятым в сельском хозяйстве, одинаковых прав с промышленными работницами в отношении зарплаты, охраны труда, охраны материнства и детства; пРава для крестьянок на владение и пользование землёй; права на образование, в частности профессиональное; права всех женщин избирать и быть избранными во все °рганы власти без ограничения и дискриминации; равных с мужчинами гражданских прав во всём, что касается иму* щества, брака и детей; права на создание и свободную деятельность женских демократических организаций и участие в других демократических организациях.

В Декларации говорится, что все эти права должны быть закреплены законом и в каждой стране должны быть созданы необходимые условия для их фактического осуществления. В ней указывается: «Требования, изложенные в настоящей Декларации, за которые боролись целые поколения, вполне реальны и осуществимы. Это показал опыт ряда стран, где правительства, действующие в соответствии с волей народов, не только по закону предоставили женщинам все права, но и создали необходимые условия, дающие им возможность пользоваться этими правами».

Повсюду, где «Декларация прав женщин» стала известна, женщины встретили её с энтузиазмом.

Во многих странах проводятся кампании в защиту требований, изложенных в Декларации, устраиваются собрания и национальные конференции, создаются комитеты в защиту прав женщин.

Для современного демократического женского движения характерно, что женские демократические организации всеми силами поддерживают борьбу рабочего класса за свои насущные интересы, в защиту демократических свобод. С каждым днём растёт сотрудничество женских организаций с профсоюзами. Теснее становятся связи МДФЖ со Всемирной федерацией профсоюзов. Со своей стороны ВФП всецело поддерживает «Декларацию прав женщин», считая защиту прав женщин важной задачей профсоюзных организаций.

Женщины не могут бороться за свои права, не борясь за демократию и мир. Они всё более расширяют свою деятельность в этом направлении. Участие женщин в борьбе против империалистических поджигателей войны, за мир, за демократические свободы по своему размаху, массовости, организованности и активности превосходит всё, что знала до сих пор история международного женского движения.

__________________________