Провал двух объединенных походов Антанты сопровождался углублением революционного кризиса в странах капитала, ростом национально-освободительного движения народов колониального Востока, усилением противоречий между империалистическими державами.

28 июня 1919 года в Версале был подписан мирный договор между державами Антанты и побежденной Германией. Версальский договор санкционировал новый передел мира между империалистическими державами-победительницами в первой мировой войне, новое распределение колоний и полуколоний, рынков и сфер влияния. Это был, по определению В. И. Ленина, «неслыханный, грабительский мир», представлявший собой в мировой истории

«первый случай юридического закрепления грабежа, рабства, зависимости, нищеты и голода по отношению к миллиарду с четвертью людей».

Версальский мирный договор с Германией вместе с дополняющими его договорами: Сен-Жерменским с Австрией (10 сентября 1919 года), Нейиским с Болгарией (27 ноября 1919 года), Трианонским с Венгрией (4 июня 1920 года) и Севрским с Турцией (10 августа 1920 года) создал систему, чреватую глубокими противоречиями. Она надолго закрепила разногласия как между победителями и побежденными, так и между самими победителями. Версальский мир явился, по выражению В. И. Ленина, «величайшим ударом, который только могли нанести себе капиталисты и империалисты этих злополучных победивших стран» 48. Соперничество США и Японии на Дальнем Востоке, в Китае и бассейне Тихого океана; борьба между Англией и Францией за передел разделенных уже в результате войны колоний; борьба между США и остальными империалистическими державами за рынки и гегемонию в колониях явились дополнительным резервом Советского государства в его войне против интервентов и белогвардейцев.

Разлад в лагере участников интервенции усугублялся надвигавшимся экономическим кризисом. Искусственное исключение Советской России из общемировой хозяйственной системы могло только ускорить его.

Военно-политические успехи Советской страны заставили империалистов Антанты перейти к более осторожной тактике в борьбе против первого в мире государства рабочих и крестьян. Империалисты Англии, Франции и США вынуждены были окончательно отказаться от использования своих войск в войне против Советской республики и вывести их из России. Дальнейшее пребывание интервенционистских войск на территории России, соприкосновение их с народом, зажегшим факел социалистической революции, .становилось опасным для самих империалистических государств.

«Попытка англичан и французов своими войсками задушить Советскую Россию, — отмечал В. И. Ленин в докладе на VII Всероссийском съезде Советов, — попытка, которая обещала им наверняка самый легкий успех в кратчайшее время, — эта попытка кончилась крахом... Эта победа, которую мы одержали, вынудив убрать английские и французские войска, была самой главной победой, которую мы одержали над Антантой. Мы у нее отняли ее солдат. Мы на ее бесконечное военное и техническое превосходство ответили тем, что отняли это превосходство солидарностью трудящихся против империалистических правительств» 49. Не имея возможности уничтожить Советское государство собственными войсками, правящие круги держав Антанты предприняли отчаянные усилия, чтобы использовать в своих целях наряду с армиями Колчака, Деникина, Юденича, Миллера армии малых государств, граничивших с Российской, Украинской и Белорусской Советскими республиками. В ход были пушены все средства политического, дипломатического, военного, финансового давления, чтобы заставить Финляндию, Эстонию, Латвию, Литву, Польшу, Румынию и другие страны открыто вступить в войну против Советов.

«Несмотря на отрицания различных членов правительства, — откровенно писая в январе 1920 года глава британской военной миссии в Прибалтике генерал Гоф, — нет сомнения в том, что союзники оказывали давление на все прибалтийские государства, стремясь... заставить их вести войну против большевиков».

Но малые страны неохотно шли на это. За исключением буржуазно-помещичьей Польши и Эстонии все другие сопредельные страны воздерживались от активного участия в войне против Советского государства. Это явилось результатом успехов Красной Армии на фронтах, мудрой национальной политики Коммунистической партии и Советского правительства, их миролюбивой внешней политики, следствием сочувствия трудящихся малых стран к Советской России.

После того как народы Прибалтики, Польши и Финляндии получили из рук Советской власти право на самостоятельное государственное существование, их правящие буржуазные круги не раз колебались, когда возникал вопрос о выступлении против Советов на стороне Колчака, Деникина и Юденича с их политикой «единой и неделимой России».

«Каждая из этих маленьких стран, — отмечал В. И. Ленин, — уже испытала на себе лапы Антанты. Они знают, что когда французские, американские и английские капиталисты говорят: «Мы вам гарантируем независимость» — это на практике значит: «Мы у вас скупаем все источники ваших богатств и держим вас в кабале. Кроме того, мы вас третируем с наглостью офицера, который приехал в чужую страну управлять и спекулировать и ни с кем не желает считаться». Они знают, что сплошь и рядом английский посол в такой стране значит больше, чем любой тамошний царь или парламент».

Своей последовательной борьбой за справедливый демократический мир Советская страна завоевала себе сочувствие народов всего мира.

«Мы, — подчеркивал В. И. Ленин, — завоевали себе через маленькие страны сочувствие всех народов земли, а это сотни и сотни миллионов».

Огромное значение для укрепления международного положения Советского государства продолжал иметь нараставший революционный подъем в ведущих капиталистических странах. Несмотря на то, что империалистам Англии, Франции, США, Италии удалось с помощью правых социал-демократов и войск некоторых малых стран разгромить Венгерскую Советскую республику, задушить Советскую власть в Баварии и Словакии, подавить волнения в Болгарии и Австрии, революционное движение в капиталистических странах продолжало все более шириться и развиваться. Во главе его шли коммунисты, а в некоторых странах и левые социалисты, становившиеся на революционный путь борьбы с капитализмом.

К концу 1919 года коммунистические партии существовали уже в одиннадцати государствах: в Германии, США, Австрии, Венгрии, Голландии, Греции, Дании, Аргентине, Болгарии, Финляндии, Мексике. В остальных буржуазных странах в рядах социалистических и рабочих партий росло и крепло левое, революционное крыло, назревал раскол его с оппортунистами. Лучшие силы международного пролетариата сплачивались под знаменем Коммунистического Интернационала.

Коминтерн становился организацией миллионов передовых рабочих всего мира. Он начинал играть огромную роль в развитии революционного движения и руководстве им.

«На второй год после того, как мы завоевали власть, и полгода спустя после того, как мы основали III Интернационал, Интернационал коммунистов, этот Интернационал, — отмечал В. И. Ленин, — стал уже фактически самой главной силой в рабочем движении всех стран» 63. В Коминтерн вступили социалистические союзы молодежи ряда стран, а в конце ноября 1919 года в него вошел только что созданный Коммунистический Интернационал молодежи, призванный возглавить международное пролетарское юношеское движение.

Налицо был могучий подъем революционной активности рабочего класса во всех капиталистических странах.

Широкое забастовочное движение охватило во второй половине 1919 года Англию. В сентябре началась всеобщая забастовка английских железнодорожников, в которой приняло участие до миллиона человек. По всей стране на две недели приостановилось движение поездов.

Борьба английских трудящихся за свои элементарные жизненные права тесно переплеталась с борьбой против разбойничьех! политики империалистов в отношении Советской России. Рабочие Англии решительно выступали против вооруженного вмешательства империалистов Антанты в дела Советской республики. Движение это шло под лозунгом «Руки прочь от России!».

Движение «Руки прочь от России!» возникло в Англии еще в конце 1917 года, сразу же после победы Октябрьской революции. Окончательно оно оформилось к началу 1919 года. В январе этого года в Лондоне состоялась первая национальная конференция под лозунгом «Руки прочь от России!». На конференции был избран Национальный комитет движения. В его состав вошли Гарри Поллит, будущий генеральный секретарь Коммунистической партии Великобритании, Сильвия Панкхерст, Альберт Инкпин и ряд других деятелей английского рабочего движения. Программой Национального комитета «Руки прочь от России!» стали четыре пункта, выдвинутые в апреле 1919 года английскими шахтерами: 1) отмена воинской повинности, 2) вывод английских войск из России, 3) снятие блокады Советской России и 4) освобождение из тюрем тех лиц, которые отказались от военной службы по убеждению. Под руководством Национального комитета во многих городах Англии были созданы местные комитеты движения «Руки прочь от России!», многие из которых объединяли десятки тысяч человек. Один лишь Лондонский комитет объединял более 200 тысяч жителей города. Летом 1919 года движение «Руки прочь от России!» получило еще больший размах. Национальным организатором движения стал Г. Поллит.

В Лондоне и других промышленных центрах страны состоялись многолюдные митинги и демонстрации в защиту Советской России. Массовый рабочий митинг в Лондоне 11 октября 1919 года наряду с требованием национализации шахт, копей и земельной собственности призвал немедленно удалить все английские войска из России и прекратить посылку военного снаряжения антибольшевистским силам. Аналогичные резолюции приняли федерация английских шахтеров, союзы текстильщиков, машинистов, механиков и многие другие профессиональные объединения. На некоторых предприятиях Англии рабочие отказывались производить военные материалы, которые могли быть использованы против Советской республики. Участились выступления английских моряков и пйртовых рабочих, стачки которых неоднократно срывали отправку оружия интервентам и белогвардейцам.

Под давлением трудящихся масс Конгресс английских тред-юнионов в декабре 1919 года выразил от имени рабочих Англии протест против антисоветской интервенции Антанты, потребовав обсуждения мирных предложений Советского правительства, снятия блокады и установления дипломатических отношений с Советской республикой.

Массовые выступления трудящихся происходили во Франции. В январе 1920 года вспыхнула крупнейшая стачка железнодорожников, охватившая железнодорожные узлы Парижа, Марселя, Нанта, Лиможа и других городов. В феврале полностью остановилась работа на металлургических заводах Лиона. В марте забастовало 105 тысяч горняков департамента Па-де-Кале.

В январе 1920 года во Франции произошло 170 забастовок, в феврале — 333, в марте — 452. В большинстве случаев выступления французских рабочих носили не только экономический, но и политический характер. Главным политическим требованием французского пролетариата было прекращение интервенции и снятие блокады с Советской России.

Особенно активно выступали против антисоветской интервенции моряки и докеры Франции. В Бордо, Гавре, Марселе, Бресте, Ла-Рошели и других французских портах происходили стачки протеста против отправки оружия и снаряжения русским белогвардейцам. Так, в декабре 1919 года портовые рабочие Бордо не стали грузить военное снаряжение на английский пароход, отправлявшийся в Ригу, опасаясь, что снаряжение будет доставлено Юденичу. Несмотря на тяжелую безработицу, докеры Бреста и Гавра отказывались работать на погрузке вооружения Деникину. В январе 1920 года забастовавшие докеры Бордо выступили с требованием прекратить посылку каких бы то ни было военных материалов войскам интервентов и белогвардейцев. Забастовка в Бордо вылилась 22 февраля в мощную демонстрацию протеста против интервенции в Советской России.

Борьба французских трудящихся за свои права, их активные выступления в защиту Советской республики — все это способствовало созданию Коммунистической партии Франции. На позиции коммунизма перешли лучшие представители социалистической партии Франции во главе с Марселем Кашеном. Левое ядро французской социалистической партии, на базе которого образовалась в конце 1920 года Коммунистическая партия Франции, явилось главным организатором революционных выступлений французского пролетариата.

Кашену, Вайян-Кутюрье и другим левым социалистам, стоявшим на коммунистических позициях, приходилось вести упорную борьбу против оппортунистического, реформистского руководства социалистической партии и Всеобщей конфедерации труда.

«Преобразование старого типа европейской парламентской, на деле реформистской и лишь слегка подкрашенной в революционный цвет партии в новый тип партии, в действительно революционную, действительно коммунистическую партию, — писал позднее В. И. Ленин, — это — вещь чрезвычайно трудная. Пример Франции показывает эту трудность, пожалуй, всего нагляднее».

В борьбе против реформистов Кашен, Вайян-Кутюрье и их соратники опирались на рядовых социалистов, которые всеактивнее включались в революционное движение, все настойчивее требовали при-' соединения к Коммунистическому Интернационалу. После I конгресса Коммунистического Интернационала к нему примкнул ряд рабочих организаций Франции: социалистические организации Роны, Воклюза, социалистическая секция Ангулема, интернациональная группа в Ниме, молодежная социалистическая организация Сены и другие.

На Страсбургском конгрессе французской социалистической партии в феврале 1920 года левые социалисты одержали важную победу. По их предложению конгресс принял постановление о выходе из II Интернационала. Решено было послать в Москву делегацию для переговоров об условиях вхождения социалистической партии в III Интернационал. В состав делегации был включен и Марсель Кашен.

Наряду с рабочими против антисоветской интервенции и блокады выступала французская прогрессивная интеллигенция. Видные писатели и общественные деятели Франции Анри Барбюс, Анатоль Франс, Раймонд Лефевр и другие в своих статьях выражали протест против вмешательства в дела Советской России, против блокады, обрекающей на голод детей и стариков. В. И. Ленин подчеркивал на VII Всероссийском съезде Советов, что выступление французской интеллигенции в защиту Советской России являлось крупной моральной победой Советской власти над Антантой.

Бурно развивалось революционное движение в Италии. Во второй половине 1919 года в Италии начались массовые выступления рабочих, направленные против дороговизны. Не было такой отрасли промышленности, которая не была бы охвачена забастовками. Движение в городе пробудило деревню. Во время мировой войны итальянское правительство обещало крестьянам землю. После окончания войны крестьяне потребовали выполнения этого обещания. На съезде сельскохозяйственных рабочих в сентябре 1919 года было принято решение всеми мерами добиваться социализации земли. На юге Италии и в Сицилии возникли отряды вооруженных крестьян, которые начали захватывать крупные помещичьи владения и делить их между собой.

В день открытия итальянского парламента, 17 ноября 1919 года, в Риме состоялась мощная антимонархическая демонстрация под лозунгом «Да здравствует социалистическая республика!». Во время тронной речи короля 1 декабря в лицо ' ему были брошены слова: «Да здравствует социализм!».

Выступления итальянских трудящихся в защиту своих прав были одновременно выступлениями в защиту Советской России. Движение в поддержку Советской республики проходило под лозунгами: ни одной винтовки, ни одного патрона, ни одного солдата против Отечества трудящихся. В Риме, Милане, Турине, Неаполе и других итальянских городах собирались многочисленные митинги и демонстрации под лозунгами прекращения антисоветской интервенции, снятия блокады и установления нормальных отношений с Советским государством. Национальный конгресс типографских рабочих Рима, состоявшийся в начале ноября 1919 года, заявил, что он приложит все силы для защиты Советской республики от посягательств международного империализма. 7 ноября 1919 года, отмечая вторую годовщину победы Великой Октябрьской социалистической революции в России, рабочие крупнейших металлургических заводов Ансальдо в Милане, заводов «Фиат Чентро» в Турине и многих других отказались выйти на работу, объявив день 7 ноября рабочим праздником.

Выступления итальянского пролетариата, охватившие всю страну, пул;дались в руководстве со стороны подлинно пролетарской революцион-ной партии. Итальянская социалистическая партия, значительно полевевшая под влиянием Октябрьской революции, не могла, однако, стать действительно революционной руководящей силой. Оппортунисты различных мастей, в большом числе засевшие в руководстве партией, тянули ее назад к соглашательству с буржуазией. Нужно было в огне начавшихся классовых боев сформировать авангард пролетариата. К этому были направлены усилия выдающихся руководителей рабочего класса Италии: Антонио Грамши, Пальмиро Тольятти, Умберто Террачини и их соратников.

В мае 1919 года в Турине образовалось коммунистическое ядро социалистической партии Италии. Органом зарождавшейся компартии стал еженедельник «Ордине нуово» («Новый строй»), редактором которого был Грамши. Осенью 1919 года во время волнений на заводах Турина и Милана группа «Ордине нуово» обратилась к итальянским рабочим с революционным призывом не полагаться на переговоры профсоюзного руководства с предпринимателями, а решительно переходить к активным действиям. Рабочие откликнулись на этот призыв с огромным энтузиазмом. На предприятиях Турина были избраны фабрично-заводские Советы, к которым полностью перешла вся власть на захваченных у капиталистов предприятиях. Немедленно была организована Красная гвардия. Советы возобновили работу фабрик и заводов, организовали снабжение рабочих и оборону предприятий. Лишь отсутствие поддержки со стороны руководства социалистической партии, профсоюзов и кооперативных организаций сорвало выступление туринских рабочих.

События в Турине явились важным политическим уроком, ясно показавшим итальянскому пролетариату, что без создания монолитной революционной партии нельзя рассчитывать на успех. Передовые рабочие Италии начали сплачиваться вокруг туринской секции социалистической партии, боровшейся за образование компартии Италии.

Мощное забастовочное движение продолжало развиваться во второй половине 1919 — начале 1920 года и в США. В июле 1919 года забастовало 100 тысяч рабочих чикагского железнодорожного узла. Вскоре к ним присоединились рабочие бостонского, филадельфийского и денверского железнодорожных узлов. К началу августа стачка железнодорожников стала всеобщей. В сентябре началась стачка рабочих сталелитейной промышленности, которая продолжалась три с половиной месяца. Она распространилась на территории девяти штатов и охватила до 365 тысяч человек — девять десятых всех сталелитейщиков. В разгар стачки .сталелитейщиков 1 ноября забастовало 500 тысяч американских горняков. Для подавления этой забастовки правительство США вынуждено было бросить вооруженные силы.

Наряду с ростом забастовочного движения в США усиливались выступления американских трудящихся против антисоветской интервенции. В авангарде борьбы американского рабочего класса за прекращение интервенции против Советской страны шли коммунисты. Они первыми внесли в американское рабочее движение лозунг «Руки прочь от"Советской России!». В одном из обращений коммунистов к трудящимся говорилось: «Рабочие Америки!.. Ваш лозунг: «Ни одного солдата для войны против Советской России, ни одного цента, ни одной винтовки для ведения этой войны».

Несмотря на дикую травлю прогрессивных сил, начатую американским правительством в конце 1919 года, трудящиеся США продолжали активно выступать в поддержку Советской республики. В начале октября 1919 года Союз русских рабочих Нью-Йорка организовал массовую демонстрацию с требованием прекратить блокаду Советской России. В различных частях страны состоялись демонстрации протеста против участия американских войск в антисоветской интервенции. В октябре 1919 года грузчики крупного тихоокеанского порта США Сиэтла отказались от погрузки парохода «Далайт», на котором кол-чаковскому правительству направлялось 185 тысяч винтовок. Отказались грузить оружие для белогвардейцев и интервентов и портовые рабочие Балтиморы.

9 ноября 1919 года американская прогрессивная организация «Союз народной свободы» организовала в Нью-Йорке в крупнейшем зале

Медисон сквер-гарден многотысячный митинг протеста против блокады Советской страны. 13 января 1920 года рабочие Милуоки (штат Висконсин) на массовом митинге, потребовали от президента Вильсона установления дипломатических отношений с Советской Россией. Петиционная кампания, начатая прогрессивной организацией «Лига друзей Советской России», дала к концу 1919 года около мшушона подписей под воззванием о прекращении антисоветской вооруженной интервенции и блокады. Против блокады принял резолюцию и первый международный конгресс женщин-работниц, состоявшийся в Вашингтоне в ноябре 1919 года.

Рабочий класс капиталистических стран продемонстрировал свою классовую солидарность с трудящимися Советской республики, оказал поддержку русскому рабочему классу.

«Моральной силой русского рабочего, — говорил В. И. Ленин, — было то, что он знал, чувствовал, осязал помощь, поддержку в этой борьбе, которая была оказана ему пролетариатом всех передовых стран в Европе».

Октябрьская революция в России всколыхнула и многомиллионные массы трудящихся в колониальных и полуколониальных странах. Национально-освободительное движение народов Востока, вдохновленных примером трудящихся России, разорвавших цепи социального и национального гнета, с каждым днем развертывалось все шире, подрывая основы империалистического господства. «Во всех странах мира, — указывал В. И. Ленин, — в той же самой Индии, где задавлено триста миллионов человек английских батраков, пробуждается сознание и с каждым днем растет революционное движение».

Декретом о мире, принятым 26 октября (8 ноября) 1917 года, II Всероссийским съездом Советов, были отменены тайные договоры царского и Временного правительств. Советское правительство в обращении к народам Востока заявило об отказе от всех неравноправных договоров царского правительства с восточными странами, договоров, ущемлявших суверенные права других народов. Этот благородный акт встретил горячий отклик в Китае, Турции, Иране и во многих других колониальных и зависимых странах. Все это способствовало развитию там национально-освободительной борьбы.

В странах Востока происходили массовые волнения и выступления против колонизаторов. Рабочие и передовые круги интеллигенции приветствовали Советскую Россию в ее борьбе с империализмом, выражали свое сочувствие и оказывали ей в той или иной форме поддержку.

Против колонизаторской политики империалистических держав Антанты поднялся великий китайский народ. Отмечая влияние Октябрьской социалистической революции на Китай, Мао Цзэ-дун писал:

«Орудийные залпы Октябрьской революции донесли до нас марксизм-ленинизм. Октябрьская революция помогла прогрессивным элементам мира и Китая применить пролетарское мировоззрение . для определения судьбы страны и пересмотра своих собственных проблем. Идти по пути русских — таков был вывод».

Многочисленные антиимпериалистические выступления народных масс прокатились в 1919 году почти по всей стране. В мощных демонстрациях, массовых забастовках и уличных выступлениях китайский пролетариат возглавил борьбу народных масс против решения Парижской мирной конференции о передаче Японии бывших немецких концессий в Китае.

Вся история Китая после Великого Октября проходила под знаком укрепления содружества народов Советской России с демократическими силами Китая. Сун Ят-сен, президент Китайского Национального правительства, в письме в Народный комиссариат иностранных дел писал в августе 1921 года:

«Я чрезвычайно заинтересован вашим делом, в особенности организацией ваших Советов, вашей армии и образования. Я хотел бы знать все, что Вы и другие можете сообщить мне об этих вещах, в особенности об образовании. Подобно Москве я хотел бы заложить основы Китайской Республики глубоко в умах молодого поколения — тружеников завтрашнего дня».

Победа Великой Октябрьской революции в России явилась мощным толчком для дальнейшего усиления национально-освободительного движения в Индии. В течение 1919 года в стране произошло ста забастовок железнодорожников, горняков, рабочих текстильных и джутовых фабрик, коммунальных рабочих и других. Страну охватили многочисленные антибританские митинги и демонстрации, в которых вместе с рабочим классом Индии активно участвовали крестьянство и прогрессивные слои индийской буржуазии.

Ожесточенная борьба с английскими колонизаторами развернулась в 1919 году и в Афганистане. В результате англо-афганской войны английское правительство вынуждено было признать в августе 1919 года независимость Афганистана.

Началась национально-освободительная борьба турецкого народа против главных империалистических держав, которые пытались разделить Турцию и лишить ее самостоятельности. Центром национально-освободительного движения стала провинция Анатолия. Опираясь на крестьянские массы, прогрессивные слои турецкой буржуазии создали в сентябре 1919 года в Сивасе Представительный комитет, возглавляемый М. Кемалем (Ататюрк). Кемалисты потребовали вывода всех оккупационных войск с турецкой территории и отмены всяких ограничений, нарушающих суверенитет Турции. Движение, начатое кемалистами в Анатолии, распространилось и на другие районы страны. По своему характеру кемалистское движение было антиимпериалистическим, направленным прежде всего против Антанты и продавшегося ей султана, стремившихся превратить Турцию в колонию западных держав.

Разгоралось национально-освободительное движение в Иране. Трудящиеся Ирана выступали против империалистической Англии и своего англофильского правительства. Навязанное Англией в августе 1919 года кабальное соглашение не было ратифицировано. В Иране назревала революция.

Подъем национально-освободительного движения на Востоке подрывал устои мировой колониальной системы и ослаблял силы империализма.

Победы Красной Армии и революционно-освободительная борьба в капиталистических странах, движение в защиту Советской России, а также отказ соседних с ней малых стран воевать против страны Советов, стремление найти выход из экономического кризиса — все это заставило Антанту» в конце 1919 — начале 1920 года изменить свою политику по отношению к Советской республике.

В январе 1920 года правительства Англии, Франции и Италии опубликовали совместное заявление о прекращении блокады Советской России. Снятие блокады явилось серьезной победой прогрессивных сил всего, мира.

В международном заговоре империалистических держав против Советской страны экономическая и политическая блокада была необходимым дополнением к политике вооруженной интервенции и материальной поддержки белогвардейских армий. Империалисты под предлогом борьбы с германо-австрийской коалицией прибегли к блокаде Советской России сразу же после победы Октябрьской революции. Уже к концу 1918 года Советская страна была почти полностью изолирована от внешнего мира и политически и экономически.

После поражения Германии стало невозможно продолжать блокаду Советской России под видом блокады Германии. Тогда 10 октября 1919 года Верховный совет Антанты принял решение об официальном объявлении блокады Советской республики. В нем предусматривалось запрещение всяких торговых, финансовых, пассажирских, почтовых и радиотелеграфных сношений с Советской страной. Нейтральным государствам и Германии Антанта направила ноту с предложением немедленно присоединиться к блокаде. В ноте подчеркивалось, что британские и французские военные корабли будут «изменять курс тех судов, бумаги которых выписаны на порты большевистской России».

Это решение Антанты, принятое в самый разгар наступления Деникина и Юденича, явилось кульминационным пунктом в политике экономической изоляции Советской страны.

США формально не участвовали в блокаде, но на деле они поддерживали ее не в меньшей степени, чем другие империалистические страны. Американское правительство еще 25 ноября 1917 года наложило запрет на торговлю с Россией, особо подчеркнув, что «если большевики останутся у власти и будут продолжать проводить свою политику заключения мира с Германией, эмбарго на экспорт в Россию останется в силе».

В августе 1919 года Вильсон вновь заявил, что США «полностью понимают и разделяют стремление союзников методами блокады воспрепятствовать ввозу в Советскую Россию».

Не кто иной, как Вильсон, предложил, чтобы Антанта заставила нейтральные государства примкнуть к блокаде.

Первой трещиной в политике блокады Советского государства явился отказ Германии участвовать в ней. В ответ на ноту союзников от 10 октября германское правительство заявило, что оно все время и на словах и на деле доказывало свое понимание «опасности, которой грозит распространение большевизма», однако участвовать в блокаде оно не намерено. Тяжелое экономическое положение Германии не позволяло ей закрыть себе доступ на русский рынок, связи с которым издавна играли важную роль в германской экономике.

В конце 1919 — начале 1920 года империалисты Антанты поняли, насколько бессмысленно и опасно для них дальнейшее продолжение блокады. Она все более превращалась в своеобразную «палку о двух концах» — от блокады страдали и сами капиталистические страны, крайне заинтересованные в русском рынке. Среди торгово-промышленных кругов Антанты экономическая изоляция России становилась все менее популярной.

16 января 1920 года Верховный совет Антанты официально снял блокаду с Советского государства, заявив, что «объединенные правительства» отныне разрешают «обмен товаров между русским народом, союзными и нейтральными странами»64. 26 января он обратился к Центросоюзу с предложением упорядочить вопрос об экспорте продовольствия и сырья из России в обмен на промышленные товары. Вскоре в Лондоне начались переговоры между советскими кооперативами ц уполномоченными западных торгово-промышленных фирм.

Решение о снятии блокады было встречено правящими кругами США враждебно. Еще в середине ноября 1919 года государственный департамент США заявил представителям прессы:

«Никакой план, предусматривающий компромисс с большевистским правительством России, не будет одобрен правительством Соединенных Штатов... Государственный департамент будет продолжать поощрять политику соглашений с русскими кооперативами, расположенными на небольшевистской территории».

Обращение Советского правительства к госдепартаменту США 24 февраля 1920 года с предложением начать переговоры о возобновлении торговых связей вновь встретило отказ. Обращение не было даже опубликовано в американской печати. Госдепартамент заявил, что он не собирается смягчать ограничения, наложенные на торговлю с Россией. Однако то, что американские империалисты решили продолжать экономическую борьбу против. Советской страны, не могло иметь определяющего значения. Решение о снятии блокады и поворот в политике Англии и других стран, стремившихся возобновить торговые связи с Советской Россией, означали крушение планов империалистических держав экономическим путем задушить Советскую власть в России.

Снятие блокады до некоторой степени облегчало борьбу советского народа с голодом, эпидемиями, разрухой. Оно способствовало постепенному установлению деловых связей Советского государства со странами капиталистического мира. Отвечая на вопрос корреспондента английской газеты «Дейли Экспресс», как Советское правительство относится к снятию блокады, В. И. Ленин 18 февраля 1920 года писал:

«Мы относимся к этому как к большому шагу вперед. Открывается возможность для нас от войны, которую нам навязали капиталистические правительства Антанты, переходить к мирному строительству».

За отменой блокады последовала другая крупная победа Советской республики. Благодаря разгрому первого и второго объединенных походов Антанты стали возможными мирные переговоры с прибалтийскими странами. По инициативе Советского правительства еще в августе 1919 года начались переговоры с правительством Эстонии. Советское правительство предложило Эстонии мир, подтверждая безусловную ее независимость. Правительство Эстонии решило пойти на переговоры с Советской Россией. 17 сентября, в разгар

наступления Деникина на Москву, в Пскове открылась советско-эстонская конференция. В сентябре предложения начать переговоры были сделаны Финляндии, Латвии и Литве.

Лидеры Антанты приложили все усилия к тому, чтобы не допустить успешного исхода переговоров, удержать буржуазную Эстонию в лагере стран, ведущих войну против Советской России. Французское правительство прибегло к прямым угрозам по отношению к Эстонии. Касаясь русско-эстонских переговоров, оно заявило, что «подобное радикальное изменение эстонской ориентации, без всякого сомнения, будет сопровождаться соответствующим изменением франко-эстонских отношений».

Под давлением Антанты, подготавливавшей в это время наступление Юденича на Петроград, эстонское правительство решило занять выжидательную позицию. Оно прервало переговоры с Советской Россией, мотивируя это тем, что от смежных государств, которым Советское правительство также сделало мирные предложения, еще не получен ответ. Однако уже 25 октября, когда начало определяться поражение армии Юденича под Петроградом, прибалтийские страны возобновили дипломатическую переписку с НКИД. 19 ноября 1919 года в Юрьеве между Советским правительством, Эстонией, Латвией и Литвой было подписано предварительное соглашение о репатриации заложников, пленных и беженцев. Этот акт явился серьезной победой советской дипломатии и, хотя мирные договоры между РСФСР и прибалтийскими республиками еще не были заключены, уже ясно обозначился полный провал расчетов империалистических держав использовать прибалтийские страны для вооруженной интервенции против Советской России.

5 декабря 1919 года переговоры о мире между Советским правительством и Эстонией возобновились. В этот же день VII Всероссийский съезд Советов обратился к правительствам Англии, Франции, США, Италии и Японии с предложением всем вместе и каждо^му порознь начать переговоры о мире. Это было одиннадцатое по счету обращение Советского правительства к союзным державам с предложением заключить мир. Обращение вновь осталось без положительного ответа.

Правительства империалистических стран продолжали занимать непримиримую позицию по отношению к советско-эстонским переговорам. Представитель Франции на мирной конференции в Париже Вертело открыто заявил, что «Верховный союзный совет примет меры против Эстонии, если Эстония заключит мир с Советской Россией...»

Было оказано давление и на другие прибалтийские страны. Еще 21 ноября 1919 года государственный секретарь США Лансинг в инструкции американскому представителю в Прибалтике Гейду указывал:

«Вам следует в личной беседе с министром иностранных дел Латвии неофициально объяснить ему, что наше правительство не может поступить иначе, как лишь осудить любую попытку достичь компромисса с большевиками».

Примерно в это же время французские империалисты выступили с идеей создания балтийского блока государств, направленного против Советской республики. По их инициативе, поддержанной и другими странами Антанты, в январе 1920 года в Финляндии была созвана конференция из представителей Эстонии, Латвии, Литвы, Финляндии и Польши. Однако конференция оказалась неудачной: никакого определенного решения принято не было.

Переговоры Советской России с Эстонией о мире, несмотря на противодействие и прямые угрозы Антанты, развивались успешно. 31 декабря 1919 года в Юрьеве был заключен договор о приостановке военных действий между армиями РСФСР и Эстонии. 2 февраля 1920 года был подписан мирный договор между обоими государствами.

Мир с Эстонией открывал возможность товарообмена Советской России с Европой и Америкой. Оценивая значение этого договора, В. И. Лений говорил:

«В международном положении... самым ярким фактом является мир с Эстонией. Этот мир — окно в Европу. Им открывается для нас возможность начать товарообмен со странами Запада».

Мирный договор с Эстонией показал, что симпатии и доверие, которые внушало Советское государство трудящимся малых стран своей неизменной политикой мира и дружбы между народами, сильнее прямых угроз и открытого вмешательства империалистов Антанты во внутренние дела этих государств.

Советская Россия первой признала независимость Эстонии и предложила ей справедливый, демократический мир. Ничего подобного не могли дать Эстонии империалисты Антанты. Английское и американское правительства соглашались лишь на такой статус Эстонии, который обеспечивал им неограниченное влияние на ее внешнюю и внутреннюю политику, на ее экономику. Империалистические- державы высказывались за автономию прибалтийских областей бывшей царской России в составе «государства» Деникина и Юденича. Что же касается самих белогвардейских генералов, то они всячески оттягивали решение вопроса о признании независимости Эстонии.

Договор с Эстонией явился первым шагом в установлении мирных отношений Советского государства с капиталистическими странами. За ним должны были последовать и действительно последовали договоры с другими буржуазными государствами, в частности с Латвией, Литвой, Финляндией.

«Эта победа, — подчеркивал В. И. Ленин, — вовсе не показывает, что сейчас же будет заключен всеобщий мир, но зато эта победа показывает, что мы представляем мирные интересы по отношению к большинству населения земли против военно-империалистических хищников».

В ходе борьбы двух лагерей — социалистического и капиталистического — огромные силы из резервов империализма превращались в резервы Советской республики. В этом была одна из важнейших причин мощи и неодолимости молодого Советского государства — знаменосца борьбы за мир, демократию, социализм.

Руководимые Коммунистической партией рабочие и трудящиеся крестьяне разгромили в 1919 году все основные силы контрреволюции и прорвали удушающее кольцо блокады, ликвидировали тем самым изоляцию Советского государства и завоевали мирную передышку. Советская республика получила возможность заняться выполнением своей главной задачи — строительством новой жизни, переустройством общества на социалистических началах.

Однако временная передышка, последовавшая за разгромом второго похода Антанты, вовсе не означала отказа империалистов от новых попыток вооруженного свержения Советской власти в России. Антанта натравливала на Страну Советов буржуазно-помещичью Польшу. Не были еще изгнаны интервенты и белогвардейцы с Дальнего Востока, из Закавказья и Крыма. Рабочие и крестьяне Советской страны были готовы и впредь с оружием в руках отстаивать завоевания Великого Октября.

__________________________