Для того чтобы победить такого могущественного противника, как Антанта, Советская Россия должна была использовать до конца все возможности, напрячь все силы, последовательно и полно провести в жизнь лозунг Центрального Комитета партии: «Все для фронта!». В условиях того времени это было возможно только на основе политики военного коммунизма. Решающее значение для обороны страны имело сосредоточение в руках Советского государства основных средств производства в области промышленности, банков, транспорта, запасов продовольствия, всемерное укрепление социалистического сектора в народном хозяйстве.

Итоги социалистических преобразований в стране за первые два года Советской власти были подведены В. И. Лениным в работе «Экономика и политика в эпоху диктатуры пролетариата», опубликованной в «Правде» в день двухлетней годовщины Великой Октябрьской социалистической революции. Отмечая, что основными формами общественного хозяйства в Советской России того времени являлись социализм, мелкое товарное производство и капитализм, В. И. Ленин писал: «Экономика России в эпоху диктатуры пролетариата представляет из себя борьбу первых шагов коммунистически объединенного, — в едином масштабе громадного государства, труда с мелким товарным производством и с сохраняющимся, а равно с возрождающимся на его базе капитализмом».

В этой борьбе рос и укреплялся социалистический сектор хозяйства. Ко второй годовщине Октября в основном были уже осуществлены государственная организация крупного производства в промышленности, переход от рабочего контроля к рабочему управлению фабриками, заводами, железными дорогами. На 1 октября 1919 года социалистический сектор в обрабатывающей промышленности Российской Федерации охватывал 2522 предприятия с 750 619 рабочими. К апрелю 1920 года количество национализированных фабрик и заводов выросло уже до 4141. Численность рабочих в государственной промышленности достигла к этому времени почти миллиона человек. Под контролем государства находилась средняя и мелкая промышленность. В его руках были банки и другие кредитные учреждения. Советское государство распределяло рабочую силу между различными отраслями хозяйства и предприятиями. Все более улучшалась государственная организация заготовок и распределения продовольствия и промышленных товаров.

Был сделан первый шаг по пути социалистического развития также и в деревне: создавались первые государственные крупные хозяйства (совхозы), сельскохозяйственные артели и коммуны. К концу 1919 года в Советской республике было свыше 3500 совхозов, около 2000 коммун и почти 3700 сельскохозяйственных артелей. В 1919 году стали создаваться также товарищества по совместной обработке земли как низшая форма коллективного хозяйства. К сентябрю 1919 года в стране насчитывалось 662 таких товарищества.

Сельскохозяйственные коммуны, артели и товарищества нередко были слабыми, небольшими, но они являлись ростками нового, социалистического строя в деревне. Коммунистическая партия и Советское правительство добивались того, чтобы каждый совхоз, каждая коммуна и артель стали рассадником коммунистических идей среди крестьян, чтобы каждый крестьянин наглядно убеждался в преимуществах социалистических форм хозяйства.

Советская республика вела войну против хорошо вооруженных войск интервентов и белогвардейцев, имея ограниченные запасы оружия и боеприпасов. К лету 1919 года запасы винтовок и патронов, оставшиеся от старой армии, были уже почти полностью исчерпаны. На 1 июня 1919 года на складах Главного артиллерийского управления числилось всего лишь 44 733 трехлинейные винтовки и немного более 20 миллионов патронов к ним. Между тем в период напряженных боев месячный расход патронов на всех фронтах Советской республики достигал 70—90 миллионов. Тяжелое положение было и с обмундированием. С истощением старых запасов оружия, боеприпасов, обмундирования единственным источником удовлетворения самых насущных нужд Красной Армии стало собственное военное производство Советской республики. От бесперебойной работы оборонных предприятий зависели победы Красной Армии на фронтах. В течение всего периода войны производство военной продукции находилось в центре внимания партии и правительства.

Советская промышленность работала в неслыханно трудных условиях. Не хватало топлива, сырья, оборудования, инструментов, смазочных материалов. Страна испытывала острую нехватку черных и цветных металлов. По данным ВСНХ за 1919 год, в централизованном порядке было отпущено потребителям всего лишь около 15,6 миллиона пудов металла при наличии заявок на 143 миллиона пудов. Трудности усугублялись предельной изношенностью станков и оборудования.

Советское государство обеспечило строгую централизацию промышленного производства в стране. Запасы топлива и сырья распределялись в соответствии с нуждами военного производства и контролировались Советом Обороны и Совнаркомом. Вся государственная промышленность РСФСР находилась в ведении центрального правительственного органа — ВСНХ. Военными заводами ведал особый орган управления — Совет военной промышленности, который был подчинен Чрезвычайному уполномоченному Совета Обороны по снабжению Красной Армии и Флота. Фабрики и заводы группировались в отраслевые объединения •— тресты. Все тресты одной и той же отрасли промышленности подчинялись главным управлениям ВСНХ.

В промышленности была выделена особая группа ударных предприятий. Это были крупнейшие заводы и фабрики, имевшие особо важное оборонное значение. Такие предприятия, как правило, объявлялись милитаризованными, а их рабочие освобождались от призыва и мобилизации в Красную Армию. Ударные предприятия в первую очередь снабжались топливом, сырьем, подсобными материалами, рабочей силой. Железнодорожные перевозки таких предприятий были приравнены к перевозкам военного ведомства. Ра^ бочие и служащие ударных предприятий снабжались продовольствием из особых государственных запасов.

Сосредоточение сил и средств на основных предприятиях, обслуживающих нужды фронта, повышало обороноспособность Советской республики.

Исключительно напряженная, многообразная деятельность Коммунистической партии и Советского правительства в 1919 году по налаживанию военного производства, организации управления предприятиями, повышению дисциплины и производительности труда принесла хорошие результаты..

Тульский завод благодаря принятым Советом Обороны мерам и героическим усилиям рабочих в мае 1919 года дал 25 800 винтовок и 390 пулеметов вместо 16 ООО винтовок и 325 пулеметов в апреле. В дальнейшем производство оружия в Туле непрерывно росло, достигнув в декабре 1919 года выпуска 27 010 винтовок и 562 пулеметов. Ижевский завод, который в апреле 1919 года вновь попал в руки белогвардейцев и подвергся большому разрушению, до июня не работал. В июне завод смог выпустить лишь 2000 винтовок. Уже в июле завод дал 12 500 винтовок, а к концу года довел производство до 20 300 винтовок в месяц. Общее количество винтовок, изготовленных на Тульском и Ижевском заводах за весь 1919 год, составляло 470 155, или в среднем более 39 тысяч винтовок в месяц 20.

Непрерывно рос выпуск патронов. Если в январе 1919 года три завода — Тульский, Симбирский, Луганский — изготовили 20 миллионов патронов, то в мае только два завода — Тульский и Симбирский (Луганский завод в это время находился в районе боевых действий) — дали 28,3 миллиона патронов и довели производство в декабре до 37 миллионов патронов 21. За весь же 1919 год было изготовлено более 357 миллионов патронов, или в среднем около 30 миллионов в месяц. На пороховых заводах и заводах боеприпасов в 1919 году было произведено около 64 тысяч пудов пороха и почти 184 тысячи снарядов.

Значительно сложнее обстояло дело с изготовлением орудий. Артиллерийские заводы в 1919 году выпустили всего лишь 366 полевых и 174морских орудия, что даже не возмещало потерь на фронте.

Свой вклад в оборону внесла слабая еще тогда авиационная промышленность. На небольших авиационных заводах, испытывавших острый недостаток в опытных рабочих и сырье, в 1919 году было выпущено 258 и отремонтировано 50 самолетов. В конце года началась подготовка к производству первых советских авиационных моторов.

Значительные успехи были достигнуты в производстве обмундирования и обозного имущества. В 1919 году было изготовлено 3,1 миллиона шинелей, 0,5 миллиона полушубков, 1,1 миллиона ватных телогреек и почти столько же ватных шаровар, свыше 4 миллионов пар сапог и ботинок, около миллиона пар валяной обуви, 2,3 миллиона суконных рубах и 2,1 миллиона суконных

шаровар, 2,6 миллиона комплектов летнего обмундирования, 7 миллионов комплектов белья, 2,3 миллиона фуфаек и пр. 23 Помимо крупных государственных фабрик и мастерских пошивка обмундирования была налажена в небольших местных мастерских. Так, например, мастерские, созданные Совнархозом Елецкого уезда Орловской губернии, изготовили в августе — сентябре 1919 года 10 тысяч шинелей, 12 тысяч телогреек, 40 тысяч шаровар, 17 тысяч гимнастерок, 25 тысяч комплектов белья. Мастерские Центроутиля ВСНХ, которые использовали преимущественно отходы производства, дали фронту более 200 тысяч шинелей, 100 тысяч полушубков, около 400 тысяч комплектов суконного и летнего обмундирования, более 200 тысяч пар белья, 200 тысяч пар обуви.

Непосредственно на оборону в первой половине 1919 года работало 355 предприятий, в том числе 231 завод по производству вооружения, 124 предприятия по изготовлению предметов обмундирования. В июле 1919 года численность рабочих оборонных заводов достигала свыше четверти миллиона (227 218) человек, большинство которых (186 377 человек) было занято на металлообрабатывающих предприятиях, 34 451 человек — в текстильной, швейной и обувной" промышленности, остальные — в химическом производстве.

Крупным центром оборонной промышленности была Москва. Здесь находилось около половины военных заводов, подведомственных отделу металла ВСНХ, три четверти заводов инженерного имущества, около трети химических военных заводов, 24 из 69 авторемонтных предприятий, авиационные, артиллерийские заводы, 20швейных, 7 обувных фабрик, 30 обозных фабрик и другие предприятия оборонного значения.

Успехи в работе военной промышленности, достигнутые во второй половине 1919 года, позволили значительно улучшить снабжение фронта оружием и боеприпасами, что явилось одной из предпосылок победоносных боевых действий Красной Армии.

Важной народнохозяйственной задачей, стоявшей перед Советской республикой на протяжении всего 1919 года, была заготовка топлива. Во всем мире после войны 1914—1918 годов ощущался недостаток в нем. Даже США, нажившиеся на войне, испытывали затруднения с топливом. В России, разоренной первой мировой войной и еще более интервентами и белогвардейцами в гражданскую войну, топливный вопрос приобрел небывалую остроту. Главные источники угля и нефти — Донецкий и Кузнецкий бассейны, Баку и Грозный — были надолго оторваны от Советской республики. Между тем в топливном балансе страны на долю угля и нефти приходилось 86 процентов. Летом 1919 года запасы угля и нефти находились на грани полного истощения. В таком крупном промышленном центре, как Петроград, к 1 августа 1919 года имелось всего 387 тысяч пудов угля и около 120 тысяч пудов жидкого топлива. Запасы нефти в Москве к концу 1919 года сократились до 5—7 тысяч пудов при ежедневном расходе по самой голодной норме в 2—3 тысячи пудов.

Для того чтобы преодолеть топливный кризис, требовалось в короткий срок перевести транспорт и промышленные предприятия на древесное топливо, развернуть широким фронтом заготовку дров и торфа, организовать доставку заготовленного топлива в районы потребления.

Вопрос о работе лесозаготовительных и торфодобывающих организаций не сходил с повестки дня Совнаркома и Совета Обороны. Лесорубы и торфяники были освобождены от призыва в армию. Для лесо- и торфоразработок выделялись продовольствие и фураж наравне с важнейшими оборонными предприятиями. 19 ноября 1919 года Совет Обороны ввел натуральную дровяную повинность, трудовую повинность по заготовке, погрузке и выгрузке топлива и гужевую повинность для подвоза его к железным дорогам и пристаням. К участию в заготовке и доставке дров привлекалось крестьянство. На эти работы были мобилизованы все мужчины от 35 до 50 лет и женщины от 18 до 40 лет, проживавшие в лесозаготовительных районах. Рабочие и служащие лесозаготовительных предприятий были признаны состоящими на военной службе и подчинены военной дисциплине. Предприятия и учреждения, нуждавшиеся в древесном топливе, привлекались к непосредственному участию в заготовке и транспортировке его. Перевозки дров приравнивались к военным заданиям. Весь гужевой транспорт, значительная часть железнодорожных вагонов, платформ, барж были переключены на перевозку леса.

Центральный Комитет партии 13 ноября обратился к партийным организациям с письмом «На борьбу с топливным кризисом», написанным В. И. Лениным. ЦК признал заготовку топлива и в первую очередь дров важнейшей очередной задачей. Центральный Комитет предложил партийным организациям возглавить мобилизацию масс на заготовку топлива. В письме ЦК говорилось: «Вообще вся топливная работа должна быть поставлена по-военному: с такой же энергией, быстротой, строжайшей дисциплиной, которая требуется на войне. Без этого топливного голо* да не победить. Без этого из кризиса не выйти» Тысячи коммунистов были направлены на топливный фронт. Газеты подробно освещали ход работ по заготовке и перевозке топлива. Внимание всех трудящихся! было приковано к этому фронту.

Заготовка топлива, особенно дров, приобрела вскоре огромный размах. Только для нужд железных дорог с мая по декабрь 191.9 года было заготовлено свыше 12,3 миллиона кубических метров дров. За сезон 1919 года было добыто также 67 миллионов пудов торфа.

Большое значение для обороны имело увеличение добычи угля в Подмосковном бассейне. На подмосковном угле работали в 1919 году оружейный и патронный заводы Тулы, а также важные железнодорожные магистрали: Московско-Курская, Рязанско-Уральская, Сызрано-Вя-земская. Совет Обороны дал указание о бесперебойном обеспечении шахт Подмосковья крепежным лесом и транспортом; за выполнение и перевыполнение норм выработки вводилось премирование рабочих мануфактурой, солью, керосином, махоркой, спичками и т. п. В связи с острой нуждой в угле рабочий день шахтеров временно был увеличен на два часа. Добыча угля постепенно росла. В 1919 году шахтеры Подмосковья выдали на-гора 24,2 миллиона пудов угля.

В короткий срок «была восстановлена добыча угля на шахтах Урала после освобождения его летом 1919 года от колчаковцев. За второе полугодие 1919 года уральские рабочие дали Республике 17,2 миллиона пудов угля. Начаты были подготовительные работы по добыче горючих сланцев под Петроградом и в Поволжье.

Благодаря героическим трудовым усилиям советских людей и прежде всего рабочего класса топливный кризис был несколько смягчен. Наиболее важные оборонные предприятия и железные дороги получили минимально необходимое количество топлива. Но для остальных заводов и фабрик топлива по-прежнему не хватало. В декабре 1919 года из-за недостатка его в Петрограде прекратили работу около 300 фабрик и заводов, в том числе такие крупные, как Невский и Франко-русский металлический заводы, Сампсониевская, Екатерингофская мануфактуры, фабрика Торнтона и другие предприятия. По той же причине с марта 1919 по сентябрь 1920 года бездействовал текстильный гигант Москвы — Прохоровская мануфактура. Обеспечение страны топливом оставалось все время предметом особой заботы Коммунистической партии и Советского правительства.

Своевременная доставка на фронт новых пополнений, боеприпасов, вооружения, а в промышленные города — сырья, топлива и продовольствия зависела от работы железнодорожного и водного транспорта. Гражданская война вызвала необходимость усилить эксплуатацию транспорта и вместе с тем привела к новым огромным разрушениям на нем, В 1919 году во время первого и второго походов Антанты транспорту был нанесен особенно большой ущерб. Повсюду, где проходил фронт, были разрушены станции, взорваны многие мосты и водокачки, разграблены депо, разбиты телеграфные и телефонные аппараты, на тысячи километров повреждены пути. Так, например, лишь в Сибири интервенты и белогвардейцы при отступлении уничтожили 167 железнодорожных мостов.

Только благодаря чрезвычайным мерам, принятым. партией п правительством, и героизму железнодорожников, транспорт продолжал работать, выполняя самые неотложные задания по перевозкам. Однако положение на железных дорогах было крайне тяжелым. Количество «больных» паровозов в конце года достигло 62,8 процента. Почти пятая часть всех вагонов была неисправна. Пробег рабочего паровоза в 1919 году составлял в среднем лишь 66 километров в сутки — против 81 километра в 1918 году и 116,3 километра в 1912 году. Выпуск паровозов из ремонта понизился с 12,6 процента от общего их числа в 1918 году (среднемесячный показатель) до 6,6 процента в июне—-августе 1919 года.

Вопрос о транспорте не сходил с повестки дня Совета Обороны. В. И. Ленин лично вникал во все детали и «мелочи» работы железнодорожного и водного транспорта. Во главе Народного комиссариата путей сообщения ЦК РКП(б) и ВЦИК поставили в 1919 году видного деятеля Коммунистической партии и Советского государства Л. Б. Красина.

Еще в 1918 году железные дороги были военизированы. Вся их работа была подчинена нуждам фронта и его боевого арсенала — пролетарских центров страны. Железнодорожники получали снабжение наравне с рабочими ударных предприятий. На работу в депо и железнодорожные мастерские профсоюзы мобилизовали тысячи квалифицированных металлистов. Многие крупные металлообрабатывающие предприятия Москвы и Петрограда были переведены на обслуживание транспорта. На железных дорогах, в депо и мастерских настойчиво внедрялся принцип единоначалия, вводилась сдельно-премиальная система оплаты труда.

Под руководством Центрального Комитета Коммунистической партии среди железнодорожников проводилась большая политико-воспитательная работа. Партия мобилизовала на транспорт лучших, опытных коммунистов. По указанию Центрального Комитета на транспорт выделялось много ответственных работников из армии. Политотдел каждой армии должен был направить по 60, фронтовые политотделы — по 20 таких работников. Большую помощь транспорту оказывало трудовое крестьянство районов, прилегающих к железным дорогам. Крестьяне привлекались к подвозу дров для транспорта, к ремонту и охране железных дорог и разрушенных мостов и вокзалов, участвовали в расчистке снежных заносов и т. д.

Все это помогло улучшить работу транспорта. В 1919 году по железным дорогам было переброшено для нужд фронта около 12 500 эшелонов — почти в два раза больше, чем за 1918 год. Обеспечение нужд фронта достигалось путем напряжения всех сил и возможностей транспорта. Это отражалось на других перевозках. Даже доставка продовольствия в основные индустриальные центры Республики шла в 1919 году с большими перебоями. Огромные жертвы были принесены для того, чтобы фронт мог вовремя получать все необходимое.

Самоотверженная работа железнодорожников обеспечила командованию Красной Армии в наиболее ответственные моменты войны необходимую свободу стратегического маневра. За год с фронта на фронт по железным дорогам было переброшено 52 крупных воинских соединения. Некоторые переброски осуществлялись с исключительной срочностью. Так, в октябре — ноябре 1919 года в направлении Петрограда было переброшено 107 эшелонов со скоростью до 600 километров в сутки. Только около одной трети всех дивизий Красной Армии провело весь период войны на каком-либо одном фронте. Свыше половины дивизий воевало на двух фронтах, седьмая часть — на трех фронтах. Некоторые дивизии перебрасывались с фронта на фронт по пять и более раз. Т&кая высокая маневренность войск Красной Армии являлась одним из условий ее боевых успехов.

Экономика Советской республики в 1919 году была военной экономикой. Вся энергия и внимание Коммунистической партии и Советского правительства были отданы прежде всего строительству Красной Армии, обеспечению ее боевой деятельности, упрочению тыла. Война вынудила Советское государство прекратить почти все начатые весной 1918 года работы по восстановлению народного хозяйства. В то я^е время были использованы малейшие возможности, чтобы поддерживать мирное производство, хотя бы в отдельных цехах и мастерских милитаризованных фабрик и заводов. Так, рабочие Брянского завода наряду с выполнением заданий фронта сумели дать стране более девяти тысяч плугов. На Обуховском заводе в Петрограде в октябре 1919 года, в дни, когда город был осажден Юденичем, рабочие изготовили гусеничный трактор — первый отечественный трактор.

Рабочий класс Советского государства внес неоценимый вклад в дело победы. Никогда не померкнет слава повседневного, будничного труда сотен тысяч российских рабочих, полуголодных, усталых, работавших в неотапливаемых цехах по 12—16 часов в сутки.

Рабочие Путиловского завода сократили время на ремонт орудий бронепоездов в три-четыре раза против существовавших тогда технических норм. Рабочие Сестрорецкого завода но собственному почину удлинили рабочий день до 16 часов и ускорили ремонт винтовок в три раза. Рабочие Урала за 4—5 месяцев лета и осени 1919 года восстановили и пустили в ход 10 доменных печей, 16 мартенов, 29 прокатных станов. Железнодорожники в исключительно тяжелую зиму 1919— 1920 года на два месяца раньше срока, установленного по техническим нормам, восстановили мост через Каму у Перми и на месяц раньше срока — мост у Сарапула.

Плечом к плечу с рабочими-мужчинами боролись за победу женщины-работницы. Многие из них заменили у станков ушедших на фронт мужей, отцов, братьев.

Творческая инициатива и трудовой героизм рабочего класса вызвали к жизни новую, небывалую прежде форму труда — коммунистические субботники. Они зародились в момент суровой опасности, когда колчаковская армия подходила к Волге, и к августу 1919 года охватили все отрасли народного хозяйства Республики. Коммунистические субботники проводились и на транспорте, и в промышленности, и в деревнях, и в советских учреждениях. В Петрограде только с 16 августа по 13 сентября в субботниках участвовало свыше 41 тысячи человек. В Москве в августе — октябре в субботниках приняло участие около 14,5 тысячи человек.

Рожденное в недрах масс, это движение приняло такой размах, что потребовало соответствующих организационных форм. Московский комитет партии 12 сентября 1919 года создал специальное бюро субботников, а в районных и низовых партийных комитетах вводились организаторы субботников. При Петроградском комитете для организации субботников была образована особая комиссия. Такие же комиссии были созданы при всех губернских и уездных комитетах партии.

Летом 1919 года коммунистические субботники получили широкое распространение и в деревнях в виде добровольной помощи семьям красноармейцев. В августе, например, Шенкурская организация РКП(б) организовала коммунистические субботники для работы в соседних деревнях, где с уходом почти всех мужчин в Красную Армию ощущался недостаток рабочих рук. Из Рязанской губернии крестьяне села Напольного сообщали в газету:

«У нас состоялся первый коммунистический субботник. В нем приняли участие сотрудники волостного Совета, крестьяне и члены волисполкома. Убирали хлеб семьям красноармейцев. Работа шла весело, дружно и очень успешно. На крестьянство субботник произвел большое впечатление. Многие в этот день с утра не выехали было в поле (был праздник), но видя, что коммунисты работают, крестьяне забрали косы — стали докашивать неубранные полосы».

Осенью 1919 года, когда враг угрожал Туле, Москве и Петрограду, массовые субботники в городах и многих селах устраивались почти каждую неделю. В городах во время субботников производились ремонт оружия, сортировка, чистка и упаковка патронов, ремонт броневиков, паровозов и вагонов, пошивка обмундирования и т. п.

Коммунистические субботники, сыгравшие огромную роль в улучшении работы транспорта, в борьбе с голодом, топливным кризисом и в решении многих других неотложных военно-хозяйственных задач, были ростком нового, коммунистического отношения к труду.

««Коммунистические субботники», — писал В. И. Ленин в 1919 году, — именно потому имеют громадное историческое значение, что они показывают нам сознательный и добровольный почин рабочих в развитии производительности труда, в переходе к новой трудовой дисциплине, в творчестве социалистических условий хозяйства и жизни».

Война потребовала больших жертв от рабочего класса. В обстановке голода и разрухи партия и правительство делали все возможное, чтобы облегчить положение рабочих, предотвратить их распыление и деклассирование, поднять их материальный и культурный уровень.

Для рабочих и служащих Москвы, Петрограда и ударных предприятий других городов с середины января 1920 года было введено бесплатное общественное питание дополнительно к основному продовольственному пайку, который выдавался за деньги по карточкам. Дополнительное питание сверх установленного пайка получали 2,3 миллиона рабочих и служащих промышленных предприятий и 550 тысяч железнодорожников 29. Рабочим на льготных условиях предоставлялись одежда, обувь, белье; с конца 1919 года бесплатно выдавалось мыло. 22 мая 1919 года на заседании комиссии Совнаркома и Центрального Комитета партии был принят декрет об отмене квартирной платы для рабочих. Многосемейные рабочие вселялись государственными органами в квартиры буржуазии. Росла сеть медицинских учреждений, обслуживающих рабочих, открывались вечерние школы, клубы и библиотеки на фабриках и заводах.

Большую заботу проявляла Советская власть о детях. В мае 1919 года по инициативе ЦК РКП(б) было введено бесплатное питание для детей в городах и промышленных центрах потребляющих губерний. Бесплатное питание получало около трех миллионов детей. Несколько позже была осуществлена также бесплатная выдача детям белья, обуви и одежды. Государство приняло на свой счет все расходы, связанные с уходом за роженицами и новорожденными и т. д. Несмотря на трудности и разруху, создавались новые детские учреждения, особенно дома для сирот.

Одной из самых насущных задач Советского государства в 1919 году было обеспечение продовольствием Красной Армии и трудящегося населения городов. В условиях гражданской войны и сопротивления кулачества эта задача могла быть успешно решена лишь путем неуклонного проведения в жизнь монополии хлебной торговли и продовольственной разверстки.

Основная тяжесть продразверстки была возложена на деревенскую буржуазию —• на кулачество. Однако изъятие хлеба в кулацких хозяйствах не могло покрыть потребности страны в продовольствии. Поэтому и трудящееся крестьянство, большинство которого составляли середняки, должно было сдавать государству излишки хлеба сверх потребностей своего хозяйства. Продовольственная разверстка, требовавшая от трудового крестьянства больших жертв, являлась временной мерой, вынужденной военной интервенцией и блокадой. Успешное проведение продразверстки и хлебной монополии было возможно потому, что рабочие и трудящиеся крестьяне видели необходимость этих мер и поддерживали их.

Интервенты, белогвардейцы и их агенты — эсеры, меньшевики и анархисты — делали все для того, чтобы восстановить трудовое крестьянство против продовольственной политики пролетарского государства и подчинить крестьян влиянию кулачества, которое оказывало яростное сопротивление этой политике. Однако врагам не удалось повернуть среднее крестьянство против Советской власти. Партия разъясняла трудовому крестьянству причины введения продразверстки и указывала, что это вынужденная, временная мера, что борьба за хлеб — это борьба за победу над врагом.

Одной из острейших форм классовой борьбы кулачества против Советской власти была спекуляция хлебом. Она была направлена на срыв государственных заготовок хлеба. По расчетам врагов, спекуляция хлебом должна была еще более обострить голод и ускорить тем самым победу интервентов и белогвардейцев.

В. И. Ленин писал, .что спекуляция — это «самая глубокая, самая коренная, самая повседневная, самая массовая борьба капитализма с социализмом».

От исхода этой борьбы во многом зависели судьбы пролетарской революции в России. Против спекулянтов и саботажников рабочий класс и трудящееся крестьянство использовали всю мощь своего государственного механизма, всю силу революционных законов военного времени.

Центральный Комитет Коммунистической партии призвал максимально объединить усилия всех партийных и советских организаций для успешного проведения хлебозаготовительной кампании.

«Неуклонное и твердое проведение хлебной повинности в деревне, — писал Центральный Комитет местным организациям партии в сентябре 1919 года, — это одновременно задача продовольственная и политическая. Поскольку она является задачей продовольственной, разрешение ее всецело лежит на обязанности продовольственных органов; поскольку же она представляет собой задачу политиче-^ скую, разрешение ее лежит на всех партийных организациях, губисполкомах и на всех органах власти, имеющих дело с деревней» 31.

Аппарат продовольственных органов был значительно укреплен и усилен. В губерниях были организованы так называемые «продовольственные совещания», возглавлявшиеся ответственными партийными и советскими работниками. Губпрод-совещания объединяли усилия всех губернских учреждений и организаций в уборке и заготовке хлеба. До 80 процентов работников продорга-нов составляли рабочие. Профсоюзы посылали рабочие отряды для сбора и обмолота урожая, содействия ссыпке хлеба и т. д. В районы заготовок, непосредственно в деревни и села, было направлено свыше тысячи продотрядов из рабочих и деревенской бедноты голодающих губерний. Общая численность этих отрядов достигала осенью 1919 года 29 тысяч человек. Сельские Советы и коммунистические ячейки при помощи продотрядов и при поддержке трудового крестьянства заставляли кулаков полностью ссыпать излишки хлеба в закрома государства. Там, где работа продорганов и местных Советов велась хороню, контрреволюционная агитация кулаков за «свободу» торговли была парализована, их саботаж — сломлен.

Грозой для спекулянтов и других нарушителей продовольственной политики Советской власти стали заградительные отряды на станциях, пристанях, трактах. Ядро этих отрядов составляли рабочие, выделенные профсоюзами в помощь государственным заготовительным органам. Все продовольствие, провозимое сверх установленных законами норм, отряды конфисковывали и передавали государству.

Государственные и партийные органы вели большую разъяснительную работу среди крестьян. В то время как враги пытались сыграть на собственнических предрассудках, на силе привычки миллионов мелких хозяйчиков, партия и рабочий класс обращались к сознанию крестьянина-труженика, к его патриотическим чувствам. Партия и Советская власть говорили крестьянину: перед тобой два пути — или «свобода» торговли и возвращение помещиков, или сдача зерна государству по твердым ценам и власть Советов.

Миллионы средних крестьян в ходе гражданской войны осознали необходимость крутых и жестких мер в области экономики, принятых Коммунистической партией и Советским правительством. Это обеспечило успех советской продовольственной политики и, в конечном счете, политики военного коммунизма в целом.

Общее количество зерна, сданного крестьянами государству в 1918—1919 хозяйственном году, составило почти 108 миллионов пудов против 47,5 миллиона пудов в 1917—1918 хозяйственном году. Еще более значительные результаты принесла заготовительная кампания 1919—1920 хозяйственного года. Основная масса крестьян-тружеников добросовестно и в срок доставляла хлеб и зернофураж на ссыпные пункты Народного комиссариата продовольствия. С самого начала новой заготовительной кампании ссыпка зерна достигла больших размеров. Во второй половине октября 1919 года ежедневно заготовлялось по производящим губерниям в среднем миллион пудов зерна. Всего в 1919—1920 хозяйственном году крестьяне сдали государству 212 508 ООО пудов хлеба и зернофуража — в два раза больше государственных заготовок 1918—1919 года и более чем в четыре с половиной раза больше заготовок 1917—1918 года. Картофеля было заготовлено 43 миллиона пудов — почти в четыре раза больше, чем в 1918—1919 году. Кроме того, в 1919 году государство заготовило 16 миллионов пудов овощей, 106 тысяч пудов масла, закупило 21 миллион яиц.

Этот новый успех советской продовольственной политики был достигнут благодаря сплочению крестьянской бедноты и укреплению союза рабочего класса со средним крестьянством, благодаря усилению борьбы против буржуазии города и деревни.

«Едва ли в других областях советской деятельности, — указывал В. И. Ленин, — можно так точно измерить этот успех, как в работе продовольственной» 32.

Рост государственных заготовок хлеба не означал, однако, ликвидации неимоверных продовольственных затруднений в городах и селах потребляющих губерний Республики. Заготовленный государством хлеб полностью покрывал потребности армии и лишь наполовину потребности рабочих, служащих, деревенской бедноты непроизводящих губерний. Остальное трудящимся приходилось покупать на рынке. Получаемый от государства по твердым ценам хлеб обходился рабочим, служащим, крестьянам-беднякам в 9 — 10 раз дешевле, чем тот, который они приобретали на рынке.

Но как ни тяжело было в эту пору, трудящиеся Советской страны мужественно переносили все лишения и невзгоды во имя защиты завоеваний Великого Октября. Своим трудом, своим участием в государственной и общественной жизни страны они неустанно крепили тыл и усиливали обороноспособность страны. Красная Армия пользовалась безграничным доверием и поддержкой миллионов рабочих и крестьян, имела такой прочный тыл, как ни одна армия интервентов и белогвардейцев. А прочный тыл всегда являлся одним из непременных и важнейших условий победы.

«Для ведения войны по-настоящему, — писал В. И. Ленин, — необходим крепкий организованный тыл. Самая лучшая армия, самые преданные делу революции люди будут немедленно истреблены противником, если они не будут в достаточной степени вооружены, снабжены продовольствием, обучены» 33.

«Побеждает на войне тот, — подчеркивал В, М. Ленин, — у кого больше резервов, больше источников силы, больше выдержки в народной толще».

Включая в понятие тыла общественный строй, экономику, производственный аппарат, степень организованности и моральный дух народа, В. И. Ленин указывал на несравненные преимущества советского тыла, на его неисчерпаемые возможности для мобилизации всех людских и материальных ресурсов страны и духовных сил народа. Характеризуя войну как величайшее испытание всех сил нации, В. И. Ленин говорил:

«В конце концов, после двух лет опыта, как ни бесконечно тяжела война для рабочих и крестьян, страдающих от голода и холода, на основании двухлетнего опыта можно сказать, что мы побеждаем и будем побеждать, потому что у нас есть тыл и тыл крепкий, что крестьяне и рабочие, несмотря на голод и холод, сплочены, окрепли и на каждый тяжелый удар отвечают увеличением сцепления сил и экономической мощи, и только поэтому победы над Колчаком, Юденичем и их союзниками, сильнейшими державами мира, были возможны».

Враги Советского государства — Колчак, Деникин и иже с ними, — несшие на своих штыках не только господство помещика и капиталиста, но и ярмо американо-англо-французского капитала, проводившие антинародную, антинациональную политику, но существу не имели своего тыла. Они вынуждены были действовать в среде, заведомо враждебной для их войск. Белогвардейские правительства и их армии, как и войска интервентов, не могли пользоваться ни уважением, ни поддержкой трудящегося населения. Среди их солдат не могло быть того страстного желания победить и того воодушевления, без которых невозможна победа.

Победы Красной Армии на Волге, Урале, в Сибири, под Орлом и Воронежем, Касторной и Курском, Ростовом-на-Дону и Петроградом и в других местах показали преимущество военной организации Советской страны над военной организацией ее врагов. Красная Армия, созданная освобожденными от буржуазно-помещичьего ига рабочими и крестьянами, превзошла противника своей сознательностью и дисциплиной. Она оказалась неизмеримо выше его по своей выдержке, стойкости и героизму благодаря своей тесной связи с народом.

Коммунистическая партия и Советское государство, осуществляя решения VIII съезда партии о военном строительстве, создали массовую регулярную Красную Армию с железной дисциплиной, централизованным управлением, с хорошо поставленной партийно-политической работой в войсках.

Численность Красной Армии благодаря проведенным в 1919 году мобилизациям трудящихся увеличилась почти на два миллиона человек. После VIII съезда партии значительно улучшилась боевая выучка и повысилось воинское мастерство личного состава войск, укрепилась дисциплина. Было покончено с пережитками партизанщины в армии. Под неослабным контролем партии и государства во всей полноте использовались старые военные специалисты, их опыт и знания. Фактическая автономия бригад и дивизий, имевшая место еще в конце 1918 — начале 1919 года, была изяшта, в военном управлении достигнута действительно последовательная централизация. Летом 1919 года вся действующая армия приняла единую, стройную организацию. В. И. Ленин говорил, что трудящиеся

«на месте партизанских отрядов создали миллионную Красную Армию».

Структура воинских частей и соединений была упрощена. Штатная численность стрелковой дивизии была сокращена почти в два раза за счет тыловых учреждений и команд, причем число бойцов в частях не уменьшилось. Благодаря этому стрелковые дивизии стали более подвижными и приспособленными к маневренному характеру войны.

Большим достижением явилось создание сильной кавалерии, сведенной в крупные соединения.

Впервые в истории современных войн было создано оперативное кавалерийское объединение — 1-я Конная армия. В ее состав входили наряду с кавалерией пулеметные тачанки, артиллерия, бронемашины; ей придавались бронепоезда и стрелковые части. Это позволяло Конной армии самостоятельно решать важные оперативные задачи. Она действовала, как правило, в тесном взаимодействии с общевойсковыми армиями. В условиях гражданской войны, отличавшейся высокой маневренностью войск, советская кавалерия сыграла немалую роль в разгроме белогвардейцев и интервентов.

Важное значение для победоносного ведения войны имело объединение вооруженных сил Советских республик и сосредоточение руководства обороной в руках Совета Обороны и подведомственных ему органов Российской республики.

Летом и 'осенью 1919 года Центральный Комитет партии и Советское правительство укрепили руководящие органы Красной Армии. Из Полевого штаба, Всероссийского Главного штаба, штабов фронтов и армий были изгнаны лица, не внушавшие политического доверия,' а также бездарные, безынициативные и малоподготовленные люди. Укреплялись также окружные и губернские комиссариаты по военным делам. Было отвергнуто предложение Троцкого об упразднении окружных комиссариатов по военным делам. Реввоенсовету Республики было указано, что вместо упразднения окружных комиссариатов необходимо укрепить их и наладить их деятельность. Ликвидация коллегиального управления, введение единоначалия и строгой централизации значительно улучшили работу этих комиссариатов.

Часть губернских комиссариатов со всеми находившимися в их распоряжении войсковыми частями, управлениями и учреждениями была подчинена фронтам, а в отдельных случаях — армиям, что давало возможность более оперативно проводить мобилизации. В волостных комиссариатах была упразднена должность военного руководителя. Это позволило высвободить значительную часть командного состава для нужд фронта.

Для того чтобы улучшить обеспечение фронта оружием, боеприпасами, обмундированием, продовольствием, были перестроены органы снабжения Красной Армии. ВЦИК декретом от 9 июля 1919 года учредил должность Чрезвычайного уполномоченного Совета Обороны по снабжению армии и флота. В его руках сосредоточивалось руководство как производством, так и снабжением фронта всем необходимым. Продовольственное снабжение армии с августа 1919 года было передано в ведение Наркомпрода с подчинением ему всех других органов, ведавших продовольственным снабжением Красной Армии.

Советское государство успешно создавало для армии свои командные кадры из рабочих и крестьян. Сеть военно-учебных заведений непрерывно росла. Если в марте 1918 года их насчитывалось 13, в январе 1919 года — 63, то в январе 1920 года было уже 91 учебное заведение. Кроме того, существовали многочисленные курсы по подготовке командиров, находившиеся в непосредственном ведении фронтов и действующих армий. В течение 1919 года только курсы, подчиненные Главному управлению военно-учебных заведений, выпустили 11 556 красных командиров.

Наряду с командирами, подготовленными в военно-учебных заведениях, на командные должности были выдвинуты многие бывшие унтер-офицеры из рабочих и крестьян и большое число красноармейцев и краснофлотцев, проявивших себя в боях умелыми организаторами. Выпускники военно-учебных заведений и выдвинутые на командные должности красноармейцы и краснофлотцы составляли основное командное ядро Красной Армии. Они занимали около двух третей всех командных должностей.

Коммунистическая партия и Советское правительство продолжали также привлекать к строительству Красной Армии военных специалистов старой армии и флота. В. И. Ленин требовал неуклонного выполнения положения партийной программы о необходимости «беспощадно бороться с мнимо-радикальным, на самом же деле невежественным самомнением, будто трудящиеся в состоянии преодолеть капитализм и буржуазный строй, не учась у буржуазных специалистов, не используя их, не проделывая долгой школы работы рядом с ними».

Работая под контролем военных комиссаров, в окружении коммунистов-фронтовиков, большинство военных специалистов честно и добросовестно служило в Красной Армии.

Многие видные деятели Коммунистической партии и Советского государства, посланные в Красную Армию на руководящие посты, вносили в ее организацию и руководство боевыми действиями свой многолетний опыт революционной борьбы и партийной работы. Они изучали и критически осмысливали под углом зрения марксистско-ленинской теории боевой опыт гражданской войны и лучшие достижения военного искусства прошлого, используя все то, что сохранило свое значение для успешного ведения войны в новых условиях. Так закладывались и развивались основы советской военной науки. Крупным вкладом в нее был опыт искусного руководства борьбой против первого и второго походов Антанты.

Советская стратегия, определяемая Центральным Комитетом партии во главе с В. И. Лениным, в исключительно сложной обстановке, когда вражеские армии угрожали Советской республике со всех сторон, опрокинула все планы врагов и обеспечила разгром по частям объединенных сил иностранной и внутренней контрреволюции на всех основных фронтах.

Для советской стратегии были характерны тщательная и всесторонняя подготовка к разгрому врага, трезвый учет соотношения сил, решительность военных действий вплоть до полного сокрушения противника, умение выбрать направление главного удара и время для нанесения его, сосредоточение резервов на главном направлении и правильное их использование, поиски новых тактических приемов и форм боевых действий, предоставление широкой инициативы войскам в пределах поставленной им задачи. Все эти положения легли в основу советского военного искусства и получили развитие в боевой деятельности Красной Армии.

На полях битв 1919 года Красная Армия дала поучительные примеры сочетания активной обороны с переходом в решительное контрнаступление, завершавшееся полным разгромом врага. Операции советских войск отличались маневренностью, применением в больших масштабах обходов и охватов флангов противника. Красная Армия на Восточном и Южном фронтах действовала, как правило, ударными группировками. Советские войска наносили мощные, нарастающие удары, приводившие к полному разгрому основных сил врага. Советское командование умело организовывало на поле боя взаимодействие армий внутри фронта и различных родов войск: пехоты с артиллерией и кавалерией, сухопутных войск с военно-морским и речным флотом.

Командиры и политические работники Красной Армии, следуя призыву Коммунистической партии — серьезно учиться военному делу, — настойчиво овладевали основами военной науки, совершенствовали свой боевой опыт.

Коммунистическая партия и Советское правительство непрестанно улучшали подготовку пополнений и боевых резервов Красной Армии. Росло число запасных частей и увеличивался их контингент. Запасные батальоны развертывались в запасные полки со специальными командами и школами. Для установления живой и тесной связи между действующими на фронте войсками и пополнявшими их запасными частями многие запасные батальоны были подчинены непосредственно фронтам и отдельным действующим армиям. В марте 1919 года при штабах фронтов были образованы Управления формирования, укомплектования и обучения войск (Упраформы). Они создавали запасные части, которые временно включали в свой состав прибывавшие из тыла пополнения, а также мобилизованных в прифронтовой полосе, и в течение короткого времени сколачивали из них боеспособные подразделения, направляя их затем в действующие войска.

В августе 1919 года в районе Средней Волги и восточных губерний была создана Запасная армия Республики. Наряду с этой армией во второй половине октября 1919 года была создана Запасная армия Юго-Восточного фронта. Запасные армии давали возможность более оперативно и планомерно помогать фронтам и армиям, направляя в их распоряжение готовые части и соединения.

С сентября 1919 года по июль 1920 года Запасная армия Республики дала фронту стрелковую дивизию, десять стрелковых бригад, стрелковый полк, две кавалерийские бригады, два кавалерийских полка и много стрелковых, артиллерийских и кавалерийских подразделений общей численностью 137 500 человек. Запасные части, находившиеся в ведении окружных военных комиссариатов, с середины мая по декабрь 1919 года дали фронту около 760 тысяч человек в составе маршевых рот и батальонов. Кроме того, свыше 221 тысячи человек послали на фронт Упраформы. Наличие резервов обеспечивало размах боевых действий, постоянное наращивание ударов в ходе наступления, высокие темпы продвижения, давало возможность отражать контрудары противника.

Для подготовки пополнений большое значение имела правильная организация всеобщего военного обучения трудящихся. Если в 1918 году обучение военному делу шло бессистемно, люди привлекались к занятиям без учета возраста, то в 1919 году владеть оружием обучались прежде всего те, кому предстоял призыв в армию. Сначала трудящиеся занимались по 96-часовой программе вне казарм, без отрыва от производства, а затем они собирались на повторный сбор и, находясь на казарменном положении четыре недели, обучались действиям в составе взвода, роты, батальона. В 1919 году в системе Всевобуча обучалось военному делу около 800 тысяч рабочих и крестьян. Система Всевобуча дополнялась допризывной подготовкой молодежи в военно-спортивных обществах и клубах Всевобуча.

Красная Армия была сильна не только своей численностью, но и исключительно высоким морально-боевым духом, непоколебимой идейной убежденностью.

«Во всякой войне, — говорил В. И. Ленин,— победа в конечном счете обусловливается состоянием духа тех масс, которые на поле брани проливают свою кровь».

Высокий боевой дух Красной Армии органически вытекал из самого ее существа как \армии рабочих и крестьян, которая служит только трудовому народу, отстаивает правое дело, вдохновляется светлыми и благородными идеями.

«Убеждение в справедливости войны, сознание необходимости пожертвовать своею жизнью для блага своих братьев, — говорил В. И. Ленин, — поднимает дух солдат и заставляет их переносить неслыханные тяжести» 39.

Отечественная война рабочих и крестьян России против иностранных интервентов и российской буржуазно-помещичьей белогвардейщины была самой справедливой войной, какие знала история до Великой Октябрьской социалистической революции. Поэтому она вызвала массовый героизм в тылу и на фронте.

В. И. Ленин, анализируя опыт гражданской войны в России, в докладе на II Всероссийском съезде коммунистических организаций народов Востока 22 ноября 1919 года говорил:

«Несомненно, мы здесь получаем практическое доказательство того, что сплоченные силы рабочих и крестьян, освобожденных от ига капиталистов, производят действительные чудеса. Здесь мы имеем на практике доказательство того, что революционная война, когда она действительно втягивает и заинтересовывает угнетенные трудящиеся массы, когда она дает им сознание того, что они борются против эксплуататоров, что такая революционная война вызывает энергию и способность творить чудеса» 40.

Коммунистическая партия в тылу и на фронте неустанно вела идейно-воспитательную работу, разъясняла рабочим, крестьянам и воинам Красной Армии освободительные цели войны, воспитывала их в духе беззаветной преданности социалистическому Отечеству, Велика и многообразна была деятельность Коммунистической партии по руководству героической борьбой Красной Армии и Флота против интервентов и белогвардейцев. Центральный Комитет партии давал указания Реввоенсовету Республики, главному командованию, Реввоенсоветам фронтов по всем важнейшим вопросам ведения войны, строительства и боевой деятельности Красной Армии и Флота, подбора руководящих армейских работников. ЦК РКП(б) руководил деятельностью военных комиссаров, политорга-нов и многотысячных коллективов коммунистов Красной Армии и Флота. Партийно-политический аппарат и армейские партийные организации являлись становым хребтом советских вооруженных' сил. Безмерно велика заслуга партийно,-политического аппарата Красной Армии и всех армейских и флотских коммунистов в завоевании победы над интервентами и белогвардейцами. Своей преданностью Коммунистической партии и народу, бесстрашием и самопожертвованием, умением увлечь за собой бойцов на преодоление любых трудностей и на подвиги они снискали любовь и уважение всей партии, всех трудящихся.

Созданные под руководством ЦК РКП(б) мощный и гибкий партийно-политический аппарат и сильные армейские партийные организации позволили Коммунистической партии и Советской власти в условиях тяжелой войны и разрухи построить массовую регулярную армию, способную разбить все внутренние силы контрреволюции и отразить натиск войск интервентов. Партийно-политическая работа в армии и во флоте являлась самым мощным средством в руках Коммунистической партии в строительстве, воспитании, боевой закалке Красней Армии и Флота, в достижении победы над врагами. В многочисленных телеграммах и письмах, адресованных в действующую армию, партийным комитетам местных организаций ЦК РКП(б) и В. И. Ленин постоянно напоминали о необходимости всемерного усиления политической работы в Красной Армии. Выдающийся пролетарский полководец М. В. Фрунзе, подчеркивая значение партийно-политической работы, писал:

«Роль, которую сыграла в успехах Красной Армии политработа, общеизвестна. В ее лице наша армия получила новое оружие, которое в величайших размерах укрепило и увеличило ее боевую мощь». Оценивая роль коммунистов в завоевании победы над объединенными силами внутренней и внешней контрреволюции, Центральный Комитет партии отмечал в начале 1921 года:

«Все знают, что эта победа стала возможной только благодаря огромной политической работе членов Коммунистической партии, стойкости их, преданности делу революции, героическому примеру, увлекавшему сотни тысяч и миллионы бойцов» 42. Коммунистическая партия непрерывно укрепляла партийно-политический аппарат Красной Армии. В соответствии с решениями VIII съезда партии вместо упраздненного Всероссийского бюро военных комиссаров был создан Политотдел Реввоенсовета Республики, переименованный в мае 1919 года в Политическое управление Реввоенсовета Республики. Политическое управление являлось высшим партийно-политическим органом и руководило политической работой во всех частях, соединениях и учреждениях Красной Армии и Флота на основании указаний Центрального Комитета партии. Исключительно большую роль в жизни и боевой деятельности Красной Армии и Флота сыграли военные комиссары — представители Коммунистической партии и Советской власти в вооруженных силах Советской республики. Военные комиссары являлись организаторами Красной Армии и Флота, политическими и партийными руководителями бойцов и командиров. Военные комиссары помимо контроля за работой старых военных специалистов политически руководили частями и подразделениями, воспитывали личный состав в духе преданности Коммунистической партии и новому общественному строю, в духе советской воинской дисциплины.

В помощь военным комиссарам полков в октябре 1919 года был введен институт политических руководителей (политруков) рот, эскадронов, батарей и равных им подразделений. Политрукам принадлежит большая заслуга в повышении морально-боевых качеств советских воинов, в укреплении дисциплины в Красной Армии.

Большая заслуга в строительстве могучей Красной Армии принадлежала политотделам. М. В. Фрунзе, оценивая их роль в завоевании победы над интервентами и белогвардейцами, писал:

«Являясь органами Коммунистической партии в армии, политорганы были непосредственными проводниками тех настроений энергии и энтузиазма, которыми горела партия, и той уверенности в победе, которую носил в себе рабочий класс».

Партийно-политический аппарат вел большую политическую работу не только среди красноармейцев, но и среди населения прифронтовой полосы. При продвижении советских войск на партийно-политический аппарат ложилась задача восстановления местных партийных организаций и органов Советской власти. Работники политотделов дивизий, армий нередко возглавляли ревкомы в освобожденных районах, всемерно содействовали укреплению там Советской власти.

В ряде случаев через комиссаров и политотделы Коммунистическая партия руководила деятельностью подпольных организаций и партизанским" движением в тылу врага. Через военных комиссаров и политотделы партия снабжала подпольные организации оружием, литературой, перебрасывала в тыл врага подпольных работников и т. д. Для этого при политотделах фронтов, армий создавались специальные отделы. Партийно-политический аппарат Красной Армии и подпольные партийные организации проводили большую работу по разложению войск противника. Так, массовая сдача в 1919 году в плен белогвардейских солдат, переход целых частей и соединений на сторону Красной Армии в значительной мере объяснялись разъяснительной работой армейских политорганов.

Неоценимый вклад в дело разгрома врага вносили партийные организации частей и подразделений. Коммунисты-фронтовики проводили огромную политическую работу среди красноармейцев. Личным примером бесстрашия и самопожертвования они вели за собой красноармейские массы. Авторитет армейских партийных организаций был огромен. Они направляли усилия красноармейской общественности — красноармейских судов, культурно-просветительных комиссий, контрольно-хозяйственных комиссий—на всемерное укрепление Красной Армии и Флота и достижение победы над врагами Советской республики.

По партийным мобилизациям в армию и флот пришло в 1919 году около 45 тысяч коммунистов. Они посылались, как правило, на самые ответственные участки фронта, где шли особенно напряженные бои, где требовалось поддержать слабых, утвердить колеблющихся и вдохновить уставших «В такой момент, — говорил В. И. Ленин, — всякий сознательный коммунист должен сказать себе: мое место там, впереди других на фронте...

...Для тех, кто отправляется на фронт, как представители рабочих и крестьян, выбора быть не может. Их лозунг должен быть — смерть или победа» 44.

В памятке коммунисту, изданной одним из политотделов, подчеркивалось, что звание коммуниста

«налагает много обязанностей, но дает лишь одну привилегию — первым сражаться за революцию».

Во время решительного наступления на Деникина партийные организации 14-й армии требовали от коммунистов «быть все время на линии огня» и, заражая личным примером массу красноармейцев, вести их на разгром врага. Так и действовали коммунисты, сражаясь в первых рядах бесстрашно и неутомимо.

Мобилизации коммунистов укрепили состав военных комиссаров, политотделы и партийные ячейки войск. Армейские партийные организации значительно выросли благодаря вступлению в партию лучших воинов Красной Армии и Флота. Если на 1 октября 1919 года в действующей армии насчитывалось 29 538 коммунистов, то к концу года их было уже 104 238 и примерно столько же в тыловых частях. Это позволило создать партийные ячейки не только в полках, но и в ротах.

Во всех армиях, а также во многих дивизиях, соединениях флота издавались красноармейские и краснофлотские газеты. Армия и флот получали также значительную часть центральных газет, журналов, брошюр и книг, которые бесплатно распространялись среди бойцов и командиров.

В частях и соединениях действовали клубы, передвижные театры, создавались всевозможные кружки, устраивались вечера художественной самодеятельности, демонстрировались кинокартины, проводились лекции, доклады, диспуты. Число культурно-просветительных учреждений непрерывно увеличивалось. Так, с января 1919 по февраль 1920 года количество клубов в армии выросло с 204 до 1315, библиотек-читален — с 77 до 3088, самодеятельных театров — с 6 до 472, передвижных киноустановок — с 26 до 220.

Особое внимание было обращено на ликвидацию неграмотности среди красноармейцев. Борьба с неграмотностью в армии, начавшаяся еще в 1918 году, особенно широко развернулась со второй половины 1919 года. К 1 февраля 1920 года в армии насчитывалось 2328 школ грамотности. В трудных условиях войны бойцы учились упорно, без устали. Не хватало учителей, учебников, а самое главное — недоставало времени. Но так велико было стремление стать грамотными, активно участвовать в политической жизни страны, что даже в короткое затишье между боями многие садились за книгу, на листах оберточной бумаги, а то и просто на снегу старательно выводили буквы, слоги, слова.

В результате огромной и разносторонней политико-воспитательной работы в армии росла политическая сознательность красноармейцев и командиров, крепла дисциплина и повышалась боеспособность.

Так, благодаря мудрому руководству партии и правительства и могучей поддержке рабоче-крестьянского тыла, выросли и закалились в огне боев могучая Красная Армия и ее верный помощник Красный Флот.

Из тягчайших испытаний 1919 года Советское государство и его вооруженные силы вышли внутренне окрепшими и закаленными. Наступивший в

1919 году коренной перелом в гражданской войне в пользу Советской республики был торжеством нового общественного и государственного строя, торжеством народных масс, пришедших к власти, торжеством новых, революционных вооруженных сил над империализмом, над его общественно-политической системой и его вооруженными силами.

__________________________