Полный разгром колчаковской Южной армии, освобождение войсками 1-й армии в сентябре 1919 года Орска, Актюбинска и Темира положили конец блокаде Туркестана. Путь в Туркестан был пробит. Отныне советские войска и вооруженные отряды местного трудового населения, сражавшиеся на внутренних фронтах Туркестана, могли получить существенную помощь из центра Советской страны. Красная Армия имела теперь возможность ликвидировать белогвардейско-кулацкие войска и басмаческие банды в Средней Азии, освободить Закаспий.

Наступление советских войск в глубь Средней Азии имело исключительно важное политическое, экономическое и военное значение. Оно несло окончательное освобождение трудящимся казахам, туркменам, киргизам, узбекам, таджикам от феодального гнета, оно избавляло народы Средней Азии от угрозы колониального рабства со стороны английского империализма. Очистить просторы Прикаспия и Туркестана от белогвардейпев и продавшихся английскому империализму феодалов — значило также получить важное для страны сырье: туркестанский хлопок, эмбинскую нефть и пр.

Освобождение Закаспия давало возможность ликвидировать базу интервентов и белогвардейцев в Красноводске, через который они были связаны с Ираном, контрреволюционными националистическими правительствами Закавказья и, что важнее всего, с армией Деникина. Занятием Красноводска решался вопрос о господстве на Каспийском море, что в свою очередь сильно облегчало оказание непосредственной помощи народам Азербайджана, Армении, Грузии в их борьбе против белогвардейцев, буржуазных националистов и Антанты.

Освобождение Закаспия и ликвидация главных сил контрреволюции в Средней Азии являлись непосредственной задачей войск Туркестанского фронта — 1-й и 4-й армий. Однако войска 4-й армии и правофланговые части 1-й армии были скованы наличием в Прикаспии уральских белока-зачьих войск генерала Толстова. Белоказачья армия была сильно потрепана в боях, но еще далеко не утратила боеспособности. После летней кампании она удерживала за собой значительную часть Прикаспия, базируясь на Гурьев. К началу октября численность белоказачьих войск достигала 17 тысяч, из них около 10 тысяч конницы. Армия Толстова имела возможность действовать в контакте с войсками Деникина, примыкая к их правому флангу и составляя, таким образом, как бы часть главного — деникинского — фронта контрреволюции во время второго похода Антанты. Уральские белоказаки отвлекали на себя не только войска Туркестанского фронта, но и часть сил 11-й армии Юго-Восточного фронта.

Осенью 1919 года разгром Уральской белока-зачьей армии стал неотложной задачей советских войск. Основную роль при этом должна была сыграть 4-я армия. Но в начале сентября она еще не обладала достаточными силами. Фронт ее был очень растянут — от Александрова Гая до Илецкого Городка. Малочисленность конницы в армии затрудняла ведение активных боевых действий против белоказаков в степных условиях. Войска были утомлены. Остро ощущался недостаток пополнений, оружия, продовольствия.

Белоказаки же имели возможность получать поддержку извне, от иностранных интервентов. Владея Гурьевом, они держали непосредственную связь с английскими военно-морскими силами на Каспии, с белогвардейцами в Красноводске и в Закавказье. Через Гурьев белоказаки получили от английских интервентов еще в первой половине 1919 года 15 тысяч винтовок и большое количество другого оружия, 14 тысяч пар сапог и 7,5 тысячи комплектов обмундирования. Правда, осенью 1919 года, когда все внимание империалистов Антанты было приковано к армиям Деникина и Юденича, снабжение уральских белоказаков ухудшилось. Но это не успело сказаться на их боеспособности.

В сентябре, когда на Южном фронте происходили упорные бои, белоказаки создали угрозу тылам 4-й армии, атаковав советские части в районе Чижинских форпостов. Особую активность враг проявлял южнее Илецкого Городка, направляя удар в стык 4-й и 1-й армий. Западнее| и восточнее Уральска белоказакам удалось перейти реку Урал и поставить снова под угрозу Уральский укрепленный район.

Готовясь к решительным боям, советское командование укрепляло позиции войск Туркестанского фронта, усиливало охрану штабов и фронтового тыла, обучало стрелковые части тактике боя с конницей. В составе 4-й армии срочно формировались конные отряды. Реввоенсовету фронта при этом приходилось преодолевать немалые трудности: 4-я армия не располагала достаточным количеством кавалерийских винтовок и боеприпасов. Это вынуждало брать оружие из 1-й армии. Нехватка оружия лишала возможности создавать местные партизанские отряды, которые значительно облегчили бы борьбу с небольшими, распыленными группами противника.

В районе рек Барбастау и Утва белоказакн сохраняли довольно плотную группировку своих-частей, направленную против Уральского укрепленного района и Илецкого Городка. Учитывая это, командование Туркестанского фронта начало формирование в этом районе особой Илецкой группы, в состав которой вошли из 1-й армии две бригады 49-й стрелковой дивизии и Башкирская бригада. Кроме того, были переброшены другие части из фронтового тыла.

К середине октября против уральских белоказаков было сосредоточено 19 736 штыков и 2928 сабель 4-й армии и Илецкой группы. Но при общем перевесе сил на стороне Красной Армии противник сохранял более чем четырехкратное превосходство в коннице.

Обстановка на Южном фронте требовала скорейшей ликвидации белоказачьих войск, помогавших Деникину.

18 октября В. И. Ленин в соответствии с решениями Политбюро ЦК РКП(б) от 15 октября телеграфировал М. В. Фрунзе:

«Все внимание уделите не Туркестану, а полной Ликвидации уральских казаков всяческими, хотя бы и дипломатическими мерами. Ускоряйте изо всех сил помощь Южфронту» 28.

Войска Туркестанского фронта стали готовиться к решительному наступлению на белоказаков. В 20-х числах октября советским войскам удалось установить-прочную связь между фланго^ выми частями 4-й и 1-й армий. Были отбиты атаки противника, предпринятые им восточнее Уральска и вдоль реки Урал.

В этих боях советские воины проявляли исключительную отвагу. Северо-восточнее Уральска в бою под поселком Рубежным 20 октября отличились пулеметчики 3-го Уральского крепостного полка. Полк должен был переправиться через реку Рубежку, но противник, владевший высотами, сильным огнем не допускал красноармейцев к переправе. Тогда к реке бросились пулеметчики. Во главе со взводными командирами В. В. Руденко и К. Г. Пущиным они перебрались на другой

берег и открыли огонь но врагу. Большая часть пулеметчиков погибла, но оставшиеся в живых не прекращали обстрела. Полк получил возможность переправиться; дружной атакой он выбил врага из Рубежного.

26 октября М. В. Фрунзе приказал командованию 4-й армии образовать на правом фланге ударную группу и перейти в наступление в общем направлении на юго-восток. Одновременно части 4-й армии должны были продвигаться по берегам Урала в направлении на Лбищенск, а Илецкая группа — на Джамбейтинскую Ставку. Начать наступление предполагалось не позже 29 октября. .

Но к этому времени полностью закончить подготовку наступления не удалось. В войсках свирепствовал тиф, уносивший ежедневно сотни людей. Туркестанский фронт, имевший второстепенное значение, снабжался хуже, чем Южный и Юго-Восточный фронты, куда из центра страны .направлялись основные резервы. Тем не менее уже 2 ноября М. В. Фрунзе сообщал в телеграмме В. И. Ленину, что войска 4-й армии перешли в наступление. Белоказаки, поддерживаемые надеждой на успехи деникинцев, оказывали упорное сопротивление. Несколькими днями раньше, 29 октября, им удалось при налете на поселок Березовский захватить штаб 1-й бригады 49-й дивизии и вызвать панику в частях бригады, которые стали беспорядочно отступать к Илецкому Городку. Но отдельные успехи врага не могли уже остановить общего движения советских войск, горевших желанием поскорее покончить с белока-зачьей контрреволюцией.

В приказе войскам Туркестанского фронта 15ноября М. В. Фрунзе, сообщая об освобождении Красной Армией на Восточном фронте Омска и на Западном фронте Ямбурга, писал:

«Впереди светлеет. Приближается долгожданный час победы трудовой революции. Поздравляем все войска Туркестанского фронта с этим радостным известием. Я требую и от вас последнего и решительного напряжения сил. Требую , решительной ликвидации остатков банд противника, держащихся на участках Туркестанского фронта» 29.

14 ноября части 1-й бригады 3-й кавалерийской дивизии 1-й армии, направленные от Актюбинска, заняли укрепление Уильское, на среднем течении реки Уил, обойдя тем самым группировку противника с востока. 20 ноября войска 4-й армии освободили Лбищенск, а на следующий день враг был выбит из Джамбейтинской Ставки. Таким образом, белоказаки лишились своих важнейших опорных пунктов в уральских степях. На очередь встала задача окончательной ликвидации фронта уральских белоказаков и овладение Гурьевом с выходом на берег Каспийского моря.

28 ноября М. В. Фрунзе приказал войскам Туркестанского фронта развить энергичное преследование врага и очистить Уральскую область от распыленных белоказачьих отрядов. 4-я армия

получила задачу овладеть Сломихинской и форпостом Горячинским, а затем, действуя главным образом специально организованными экспедиционными отрядами, вести наступление на Казанку и крепость Горскую. Этим обеспечивалось продвижение основных сил 4-й армии на юг, к Гурьеву. М. В. Фрунзе приказал также командованию 1-й армии немедленно подготовить экспедицию для овладения нефтяными промыслами в районе устья реки Эмбы и Жилой Косы.

Готовясь к дальнейшему наступлению в уральских степях, советское командование делало все возможное, чтобы облегчить бедствия местного населения, сильно пострадавшего от непрекращавшихся в течение двух лет военных действий, и усилить разложение в рядах белоказаков. Это было тем более важно, что в места, освобожденные Красной Армией, начали возвращаться беженцы, в том числе семьи казаков, — голодные, измученные войной и блужданиями по чужим местам, ограбленные дочиста белоказачьими. атаманами и генералами. Теперь они искали защиты у Советской власти. И надо было сделать все возможное, чтобы они как можно скорее убедились в правильности своего выбора.

По докладу М. В. Фрунзе о бедственном положении населения Уральской области Совнарком в декабре 1919 года принял следующее постановление:

«На основании донесения Революционного Военного Совета Туркестанского фронта о крайне бедственном положении семейств казачьего населения, эвакуированных белогвардейским командованием из родных станиц в глубь киргизских степей и ныне брошенных там без средств существования, без крова и медицинской помощи и вымирающих от тифа; во внимание также вообще к тяжелому положению всего населения Уральской области, бывшей ареной непрерывной двухгодичной борьбы, Совет Народных Комиссаров постановляет:

1. Народным комиссариатам: по Военным делам, Социального обеспечения и Здравоохранения принять в порядке особой срочности все необходимые меры по облегчению положения населения области и по устройству возвращающегося в свои станицы беженского казачьего населения.

2. Отпустить для означенной цели в распоряжение Реввоенсовета Туркестанского фронта 100 ООО ООО рублей.

3. Вместе с тем, в видах скорейшего восстановления в крае мирного порядка и ликвидации явно бессмысленного сопротивления части уральского казачества, продолжающего упорствовать в своей борьбе против рабоче-крестьянской России, вменить в обязанность командованию Туркестанского фронта принять все меры к скорейшему безболезненному решению данного вопроса, гарантируя именем Советской Республики личную безопасность и забвение прежних вин всем ныне оставшимся по ту сторону фронта, вплоть до высшего командного состава и состава бывшего войскового правительства, при условии немедленного изъявления ими покорности Советской власти, немедленной сдачи в полной целости и сохранности всех запасов оружия, обмундирования, военного снаряжения и сохранения в неприкосновенности всех предприятий, промыслов и заведений, имеющих важное значение как для края, так и всей Республики.

Председатель Совета Народных Комиссаров

Ульянов (Ленин)».

Это постановление вместе с обращением М. В. Фрунзе «К уральскому казачеству» от 9 декабря было широко распространено армейскими политорганами среди местного населения.

В своем обращении М. В. Фрунзе от имени Реввоенсовета Туркестанского фронта гарантировал уральским казакам строгое исполнение военными органами постановления Совнаркома. Вместе с тем, чтобы этот гуманнейший акт Советской власти белогвардейская пропаганда не могла «растолковать» казакам, как уступку, как признание их силы, М. В. Фрунзе подчеркивал, что в случае отказа прекратить войну на предложенных Советским правительством условиях, Красная Армия в кратчайший срок подавит сопротивление силою оружия.

«Это предложение, — писал М. В. Фрунзе,— является последней попыткой Советской власти разрешить безболезненно кровавую тяжбу. Ответственность за неудачу попытки падет целиком на Вас» 31.

Двумя днями раньше, 7 декабря, командование 4-й армии получило приказ не позднее 12 декабря перейти в общее наступление. Это наступление явилось для уральских казаков новым доказательством мощи Красной Армии и рассеивало всякие ложные толкования мирного предложения Советской власти.

Постановление Совнаркома, обращение М. В. Фрунзе «К уральскому казачеству» и развернувшееся общее наступление 4-й армии произвели большое впечатление на казаков и усугубили разброд в лагере противника. В середине декабря в расположение частей 4-й и 1-й армий явились делегаты от Западного отделения буржуазно-националистического правительства Алаш-Орда. Они предложили начать переговоры о сдаче их отрядов, действовавших до того времени вместе с белоказаками. Военные силы алаш-ор-дынцев были ничтожны, но переговоры с ними могли иметь определенное политическое значение. Формально под властью Алаш-Орды находился весь степной район до берегов Каспийского моря. Переговоры велись советской стороной на той же принципиальной основе, которая была предложена уральским белоказакам. Алаш-ордынцы попытались, однако, поставить дело так, будто они представляют в своем лице некое признанное народом правительство и соответственно с этим намеревались вести переговоры с Советской властью, как с равной стороной, выговаривая себе всяческие уступки. Но эта попытка националистов была решительно пресечена. В январе 1920 года Алаш-Орда капитулировала, а ее воинские части подчинились командованию Красной Армии.

В течение декабря войска 4-й армии вышли на ближние подступы к Гурьеву. Победа доставалась тяжело. Движению частей мешало бездорожье. Транспортных средств для регулярного снабжения наступающих войск не хватало; красноармейцы шли голодные, усталые. Начались декабрьские морозы с резкими ветрами, а бойцы не имели теплой одежды и обуви. Тифозная эпидемия продолжала ежедневно вырывать из рядов множество бойцов и командиров. Белоказаки сопротивлялись ожесточенно. Их части то и дело предпринимали контратаки, устраивали засады, производили ночные налеты. Но все их попытки перехватить на отдельных участках фронта инициативу разбивались о революционную стойкость и мужество красноармейцев. Никакие трудности не могли сломить волю советских воинов к победе.

11 декабря под станицей Глиненской части 25-й Чапаевской дивизии вступили в бой с превосходящими силами врага. Ураганным огнем пушек и пулеметов противник косил красноармейские цепи. Командир одного из эскадронов Д. Семенов бросился со своими конниками в атаку и выбил белых из станицы. В это время его помощник Ф. Скакалин с группой красноармейцев захватил вражеские пулеметы. В бою за станицу Гли-ненскую отличились также взводный командир С. Старосельцев, в самый напряженный момент боя поднявший своих бойцов в атаку, и красноармеец Ф. Кирьянов, который под яростным огнем вражеских пулеметов вынес из боя раненого командира. Все они были награждены орденами Красного Знамени.

Под напором советских войск белоказачьи части откатывались все дальше на юг, к каспийскому побережью, неся большие потери убитыми и ранеными, оставляя орудия, пулеметы, обозы. Из Гурьева белоказачье командование спешно эвакуировало морским путем остатки армейских запасов.

30 декабря М. В. Фрунзе поставил войскам задачу — полностью очистить северное и восточное побережье Каспия. 4-я армия должна была начать решительное наступление непосредственно на Гурьев, а 1-я армия — выслать экспедиционный отряд в район Жилой Косы и устья Эмбы, чтобы овладеть этим районом и отрезать белоказакам пути отхода в Закаспий. Этому отряду вменялось в особую обязанность не допустить разрушения нефтяных промыслов.

Часть белоказачьих отрядов отступала не к Гурьеву, а в юго-восточном направлении, на Доссор, рассчитывая выйти к Жилой Косе. Это создавало угрозу эмбинским нефтяным промыслам. Поэтому советское командование потребовало ускорить движение экспедиционного отряда наперерез частям противника, уходившим в район нижнего течения Эмбы,

В начале января 1920 года части 4-й армии сделали последний рывок на юг. На рассвете 5 января конница 4-й армии, пройдя до этого за три дня 150 километров, захватила Гурьев и достигла Каспийского моря. Уральский участок фронта был фактически ликвидирован. Войска 4-й армии завершили свой героический 600-километровый путь от Уральска до Гурьева. Они одержали славную победу, несмотря на чрезвычайно трудные условия борьбы. Суровая зима в безлюдной степи, плохие пути сообщения, недостаток оружия, продовольствия, фуража, жестокая эпидемия сыпного тифа— все было преодолено благодаря высокой революционной сознательности красноармейцев.

Остатки белоказачьих войск бежали из Гурьева в направлении города Форт Александровский (Форт Шевченко) на западном побережье Мангышлак-ского полуострова. Вместе с ними двигался генерал Толстов с чинами своего штаба и караваном беженцев из Гурьева: семьями белогвардейских офицеров и генералов, местной буржуазией и пр. Среди беженцев был и английский майор Обрейн с чинами английской военной миссии. Все они надеялись только на то, что с помощью белогвардейской Каспийской флотилии им удастся пробраться на Кавказ или в Иран. Но надежды эти осуществились лишь для немногих. В это время на главном, деникинском, фронте белогвардейцы терпели поражение за поражением, и им было не до спасения осколков уральской контрреволюции. Однако английская миссия, получив от Толстова в награду ордена, сумела заблаговременно перекочевать на сравнительно безопасный западный берег Каспия. Остальные беглецы вместе с гарнизоном Форта Александровского еще в течение нескольких месяцев отсиживались на Мангышлак-ском полуострове.

Войска Туркестанского фронта тем временем спешили освободить нефтяные промыслы на северном и восточном берегах Каспия. 8 января советская конница заняла Доссорские промыслы и Большую Ракушечью пристань. На Ракушечьей пристани имелось около 12 миллионов пудов нефти. Противник пытался поджечь эту нефть, но воины 25-й Чапаевской дивизии — командир эскадрона П. Прокопенко, взводный командир Е. Евдокимов и красноармеец К Лапшин, действуя смело и решительно, организовали тушение пожара и спасли огромные запасы нефти.

В первой половине января от врага был очищен весь Эмбинский нефтяной район. Эта победа имела первостепенное экономическое значение для Советской республики. Эмбинский нефтяной район был в начале 1920 года единственным источником, откуда Советская страна могла получить ценное горючее для фабрик, заводов и железных дорог.

Еще 24 декабря 1919 года Совет Рабочей и Крестьянской Обороны постановил признать оперативной задачей постройку железнодорожной линии Александров Гай — Эмба и перешивку на широкую колею линии Красный Кут — Александров Гай. Сооружение такой линии давало возможность наладить регулярный вывоз нефти из Прикаспия в промышленные центры страны. Выполнение задания Совета Обороны было возложено на войска Туркестанского фронта, в частности на 4-ю армию. 19 января М. В. Фрунзе подписал приказ о строительстве Эмбинской дороги силами 4-й армии. На стройку были направлены сотни красноармейцев, формировались военно-рабочие отряды, из средств армии выделялись автомобили и необходимое инженерное имущество. С помощью армейских политорганов и коммунистических ячеек была организована мобилизация рабочей силы из местного населения.

«Эмбинская железная дорога, — писал М. В. Фрунзе в приказе войскам Туркестанского фронта, — имеет исключительное значение для Советской Республики. Рабоче-крестьянская власть ждет скорого начала и срочного выполнения работ».

Часть войск 4-й армии продолжала в январе боевые операции против мелких банд противника, бродивших еще во множестве по уральским степям. Но 4-я армия и взаимодействующие с нею войска 1-й армии не имели возможности уничтожить последнее гнездо белоказачьей контрреволюции — в Форту Александровском. Эта операция, учитывая отдаленность Форта Александровского от расположения советских войск, потребовала бы много времени и отняла бы значительные силы, необходимые на более важных участках борьбы. Поэтому советское командование приняло решение атаковать Форт Александровский с моря силами Волжско-Каспийской флотилии.

2 апреля из перехваченного радио противника стало известно, что белые собираются срочно эвакуировать на пароходах штаб Толстова вместе с ценностями — золотом и серебром. Чтобы предупредить бегство противника, надо было немедленно занять Форт Александровский и принудить белогвардейцев сдаться. Для выполнения этой операции были направлены миноносец «Карл Либ-кнехт» и истребитель «Зоркий». Днем 4 апреля они подошли к Форту Александровскому и завязали артиллерийскую перестрелку с двумя судами противника, которые были присланы для эвакуации штаба Толстова. Но вражеские суда недолго вели огонь. Воспользовавшись туманом, они ушли из района боя и скрылись в море. Советские корабли отдали якоря у Форта Александровского, послав гарнизону ультиматум о капитуляции; в случае принятия его всему личному составу гарнизона гарантировалось сохранение жизни. Подавляющее большинство белых солдат и казаков решило прекратить борьбу. Только небольшая горстка отъявленных белогвардейцев во главе с Толсто-вым бежала сухопутьем на юг, к границам Ирана.

Ранним утром 5 апреля десант советских моряков вступил в Форт Александровский и станицу Николаевскую, захватив в плен более тысячи солдат и 70 офицеров. Трофеи моряков составляли около 80 пудов серебра, вывезенного белыми из Гурьева, винтовки, пулеметы и другое военное имущество. За эту операцию экипаж миноносца «Карл 1 Либкнехт» был награжден почетным революционным Красным знаменем.

Огромный район уральских степей, включая северное и часть восточного побережья Каспия, был очищен от уральской белоказачьей армии, хозяйничавшей здесь около двух лет.

В конце 1919 года на очередь дня встало освобождение от врага Закаспия. Еще в период осенних операций 4-й армии Туркестанского фронта против уральских белоказаков, войска 1-й армии вели активные боевые действия на территории Туркестана.

Для оказания помощи трудящимся Туркестана в их борьбе с интервентами и белогвардейцами и укрепления органов Советской власти и ^вооруженных сил Туркестана Советское правительство 8 октября 1919 года создало комиссию'ВЦИК и Совнаркома РСФСР по делам Туркестана. В состав Турккомиссии вошли крупные партийные и военные деятели: Г. И. Бокий, Ф. И. Голощекин, В. В. Куйбышев, Я. Э. Рудзутак, М. В. Фрунзе, Ш. 3. Элиава. Помощь Турккомиссии оказала большое влияние и на военное положение Туркестана.

В ноябре 1919 года Реввоенсовет Туркестанского фронта реорганизовал войска Туркестанской республики. Закаспийский фронт был переименован в Закаспийскую армейскую группу, командованию которой было предложено все войска, действовавшие на красноводском направлении, свести в 1-ю Туркестанскую стрелковую дивизию. Из войск, находившихся на Ферганском фронте, формировалась 2-я Туркестанская стрелковая дивизия, а из войск Семиреченского фронта — 3-я Туркестанская стрелковая дивизия.

В октябре части Красной Армии, действовавшие северо-западнее Ашхабада, обходным маневром заняли станцию Кодж, а затем, перевалив через северный отрог горного хребта Копет-Даг, с боями заняли Кизыл-Арват. Таким образом, создались условия для решительного наступления в Закаспии и освобождения Красноводска. В этом порту, крупнейшем на восточном побережье Каспийского моря, имелись значительные запасы нефти, столь необходимой для Советской страны. Кроме того, освобождение Красноводска должно было иметь и большое военное значение: здесь находилась важная база белых войск. Овладев Красноводском, Красная Армия могла оказать более действенную помощь народам Хивы и Бухары, боровшимся за свою свободу и независимость.

15 ноября командование Туркестанского фронта дало директиву о наступлении в западной части Закаспия. Операция должна была начаться с глубокого обхода неприятельских позиций с целью овладения станцией Казанджик.

Наступление осуществлялось силами Закаспийской армейской группы войск под руководством Реввоенсовета 1-й армии (командарм-—Г. В. Зиновьев, председатель Реввоенсовета — Н. А. Па-скуцкий) и члена Реввоенсовета Туркфронта В. В. Куйбышева.

Противник на красноводском направлении имел 1-й Туркестанский полк, Закаспийский и резервный пехотные батальоны, Кизыл-арватский отряд и саперный батальон. Белогвардейцы располагали также кавалерийскими частями и пятью броневиками.

2 декабря главные силы Закаспийской армейской группы выступили из Кизыл-Арвата и начали героический 110-километровый поход по пустыне Кара-Кумы. На рассвете 6 декабря они овладели станцией Казанджик. Упорный бой с отчаянно сопротивлявшимся врагом продолжался весь день. Он завершился блестящей победой Красной Армии. Советские войска взяли в плен до 1000 солдат и офицеров, захватили 9 исправных паровозов, 5 поездов, 3 бронепоезда, 16 орудий, 20 пулеметов, более 1200 винтовок и много другого военного имущества.

17 декабря советские войска одержали новую победу, овладев станцией Айдин. Теперь у белогвардейцев в Закаспии оставался лишь один опорный пункт — Красноводск.

Чтобы подойти к Красноводску, советским войскам потребовалось 50 дней упорной и напряженной борьбы в условиях безводной каракумской пустыни.

Войска Закаспийской армейской группы вышли на ближние подступы к Красноводску в результате обходного маневра. Проводниками были рабочие Красноводска И. И. Гольцев и И. П. Ку-рочкин. 6 февраля 1920 хлода после восьмичасового боя Красноводск был освобожден. Вскоре после этого сдался неприятельский крейсер «Австралия». В Красноводске было взято в плен 1600 человек, а также захвачены большие трофеи. В тот же день, 6 февраля, советские войска освободили остров Челекен. На острове были захвачены в полной исправности нефтепромыслы и 60 тысяч пудов нефти.

В боях на красноводском направлении отличился созданный в июне 1919 года 2-й Туркестанский коммунистический полк. Половину полка составляли русские рабочие и служащие, около 40 процентов — узбеки и киргизы и 10 процентов — коммунисты из военнопленных австрийцев и венгров. Полк участвовал в боях за Кизыл-Арват, Казанджик, Красноводск. В бою за Красноводск, когда под ударами бешено сопротивлявшегося противника ряды бойцов, изнуренных долгими переходами, дрогнули, комиссар полка Ляпин собрал членов полкового партийного бюро и повел их впереди атакующих цепей. Полк одним из первых вступил в город. Комиссар Ляпин геройски погиб в этом бою. За героизм и мужество, проявленные в боях под Красноводском, несколько бойцов и командиров 2-го Туркестанского коммунистического полка были награждены орденами Красного Знамени.

Вскоре после освобождения Красноводска советские войска Туркестанского фронта добились еще одного крупного успеха: ликвидировали белогвардейский очаг в Семиречье. Военные действия велись здесь в начале 1920 года на двух участках: Лепсинском и Джаркенто-Пржеваль-ском.

Советские войска в этом районе насчитывали всего около 13 тысяч человек при 12 орудиях и 14 пулеметах. Кроме того, здесь находились переброшенные в октябре 1919 года из Ташкента Коммунистический экспедиционный отряд, 1-й кавалерийский полк и 1-й мусульманский батальон имени III Интернационала. Большую работу по объединению и укреплению советских войск Семиречья проделал областной военный комиссар Л. П. Емелев, погибший вскоре в бою под Аксу, а также питерский рабочий коммунист П. Тузов, один из руководителей «Черкасской обороны».

Войска противника в Семиречье состояли в основном из частей атамана Анненкова, которого поддерживали зажиточная верхушка казачества и кулаки из русских переселенцев.

В начале марта 1920 года Реввоенсовет Туркестанского фронта обратился к населению Семиречья с воззванием, в котором, разъясняя основные задачи Советской власти, призывал трудящихся оказать помощь Красной Армии в ее борьбе против белогвардейцев. Это воззвание было широко распространено среди трудящихся! Семиреченской области. Из Ташкента в Семиречье выехала группа политработников для проведения политической работы среди населения. Под руководством партийных организаций развернулось формирование национальных частей Красной Армии.

21 марта М. В. Фрунзе отдал приказ советским войскам в Семиречье перейти в наступление на Копал (Капал) и совместно с частями 5-й армии, действовавшими в районе Сергиополя (Аягуз), очистить от противника район Лепсинска и озера Ала-Куль (Алаколь).

В начале апреля войска Сергиопольской группы и 3-й Туркестанской стрелковой дивизии (начдив И. П. Белов) разгромили банды Анненкова. Сам Анненков с небольшой группой приближенных бежал через китайскую границу. Часть войск белогвардейской Семиреченской армии во главе с полковником Асановым сдалась советским войскам. 7 апреля части Красной Армии освободили Лепсинск и, выйдя к китайской границе, завершили освобождение Семиречья.

Одновременно с военными действиями в Закаспии и Семиречье развернулась вооруженная борьба трудящихся Хивы против ненавистного (феодально-деспотического режима, за свержение хана Сеид-Абдуллы и фактического властителя Хивы — Джунаида. Недовольство охватило и буржуазно-националистические круги, идеологами которых были так называемые младохи-винцы. Социально-экономические условия в Хиве «ложились так, что в конце 1919 — начале 1920 года первоочередными являлись задачи антифеодальной борьбы. Поэтому коммунисты Хивы считали необходимым объединить и поднять на борьбу все демократические силы, в том числе и революционно настроенные буржуазные слои населения, для чего установить временный блок с младохивинцами — партией национальной буржуазии. В ноябре 1919 года в Петро-Александровске (Турткуль) коммунисты совместно с младохивинцами создали революционный руководящий центр, возглавивший борьбу за свержение ханской власти. Под руководством этого центра трудящиеся туркмены, узбеки, кара-кал-паки организовывали революционные отряды. В первых числах ноября началось вооруженное восстание в Кунградском, ^Соджейлинском и Ку-ня-Ургенчском бекствах.

Восставший народ Хивы обратился к Советской власти и командованию Красной Армии с просьбой о помощи. Эта просьба была передана правительству Туркестанской республики делегацией хивинцев, приехавшей с этой целью в Ташкент. Возглавлял делегацию младохивинец Молла-ораз Ходжамаммедов, связанный с оппозиционно настроенными к Джунаиду туркменскими родо-племенными вождями. Турккомиссия ВЦИК и Совнаркома РСФСР поддержала просьбу восставшего народа Хивы. М. В. Фрунзе, принимая хивинскую делегацию, сказал:

«Рад заявить дружественному народу хивинскому, что Красная Армия не допустит, чтобы положение трудового хивинского народа изменилось к худшему. Наши братья в Хиве всегда могут рассчитывать на нашу поддержку.

3-миллионная Красная Армия всегда поддержит народы, страдающие от гнета империализма. ...И теперь Красная Армия уже приковывает к себе взоры всех угнетенных народов, как освободительница».

Турккомиссия ВЦИК и СНК РСФСР 20 ноября 1919 года направила в Хиву полномочного представителя РСФСР и Реввоенсовета Туркестанского фронта А. Измайлова, поручив ему оказать помощь народам Хивы в организации вооруженной борьбы.

Для усиления советских войск, расположенных на правобережье Аму-Дарьи, в Петро-Александ-• ровск в конце ноября были направлены батальоны 5-го Туркестанского полка. К этому времени в Петро-Александровске, помимо регулярных частей Красной Армии, находились сформированные из хивинских трудящихся добровольческие революционные дружины численностью свыше 500 человек. Для успешного проведения операции против банд Джунаид-хана и прибывших из Нрикаспия белоказачьих отрядов из состава разгромленной армии Толстова советские войска были разделены на два отряда — Северный и Южный. Эти отряды составили собой Аму-Дарьинскую группу войск. 11 ноября Северный отряд в составе Чарджуйской коммунистической роты, двух рот Петро-Алексан-дровского гарнизона и кавалерийского эскадрона под общим командованием Н. А. Шайдакова и его заместителя хивинского коммуниста Д. Ата-шева, погрузившись на пароход и баржи, двинулся в направлении Нукус, Ходжейли, Куня-Ургенч.

Вскоре был приведен в боевую готовность Южный отряд под командованием А. Щербакова. В его состав входили батальон 5-го Туркестанского стрелкового полка, отряд добровольцев-дехкан и кавалерийский эскадрон. Южный отряд должен был нанести удар по главным силам Джунаид-хана в районе Ново-Ургенч (Ургенч), Хива.

Высадившись на правом берегу Аму-Дарьи, в 12 километрах ниже Нукуса, отряд Шайдакова встретил значительные силы противника и вступил с ними в бой, который продолжался в течение 19 и 20 ноября. После нескольких атак Северный отряд заставил противника отступить и 27 ноября освободил Нукус.

Сосредоточив значительные силы в районе нижнего течения Аму-Дарьи, Реввоенсовет Туркестанского фронта 22 декабря отдал приказ войскам Аму-Дарьинской группы перейти границу Хивинского ханства. Командующим советскими войсками, действовавшими в районе Хивы, был назначен Н. А. Шайдаков.

Политуправление фронта совместно с революционным комитетом Аму-Дарьинского отдела в своем обращении к трудовому населению Хивы, излагая цель прихода на территорию ханства частей Красной Армии, писали, что Советская власть не желает никаких завоеваний и никаких насилий над другими народами и хочет жить в мире и согласии со всеми своими .соседями. Для Советской власти, подчеркивалось в обращении, нет различия между русскими и мусульманами, она защищает и тех и других от насилий и произвола и будет сохранять уважение к исламу.

«Народы Хивы, — говорилось в обращении. — Мы знаем, что и для многих из вас Джу-наид давно уже стал врагом и насильником. Идя только против него одного и сохраняя добрый мир со всеми, кто не будет его поддерживать словом или оружием, мы надеемся, что будем встречены не как враги, но как друзья и встретим искреннюю и добросердечную поддержку.

Смерть разбойнику Джунаиду!

Да здравствует свободная и независимая Хива!».

Радостная весть о подходе Красной Армии воодушевила хивинский народ, восставший против векового рабства, и вызвала новый подъем революционной борьбы. Восстание охватило все районы ханства. Но Джунаид-хан с помощью белоказачьих отрядов, действовавших в районе Чимбая, и бухарского эмира также сумел усилить свои войска.

Положение в Хиве обострилось. Развернув, широкую агитационную работу в массах, коммунисты и младохивинцы привлекли новые силы в свои ряды. Кроме того, было достигнуто соглашение о совместных действиях с туркменскими ро-доплеменными вождями, боровшимися против Джунаид-хана. 28 декабря 1919 года Северный отряд вступил в бой с главными силами Джунаид-хана в районе Ходжейли. Банды Джунаид-хана были отброшены. На следующий день революционные войска вступили в Ходжейли. Оставив здесь небольшой гарнизон, Северный отряд двинулся по направлению к Куня-Ургенчу. В пути к нему присоединился повстанческий отряд из рода маширыков и чайдоров. 2 января 1920 года части Красной Армии, при поддержке местных повстанцев, сломив сопротивление банд Джунаид-хана и белоказаков, освободили древнюю столицу Хорезма — Куня-Ургенч.

Южный отряд, в составе которого было много хивинских добровольцев, 25 декабря переправился через Аму-Дарью. Банды Джунаида оказали ему упорное сопротивление, но, не выдержав натиска, отступили к Ново-Ургенчу. В это время трудящееся население города, с нетерпением ждавшее своих освободителей, подняло вооруженное восстание. Под натиском частей Красной Армии и восставшего народа банды Джунаида вынуждены были оставить Ново-Ургенч. Но через некоторое время Джунаид, собрав остатки своих сил, попытался снова захватить город. 17 января 1920 года, в разгар боя между бандами Джунаида и советскими войсками, в тылу врагов появились части Северного отряда. На выручку советским частям в Ново-Ургенч пришли также отряды народных добровольцев из города Хивы и его окрестностей. Джунаид-хан под ударами советских войск и революционных хивинских отрядов отступил в крепость Тахта, где находилась его главная ставка. Советские воины и добровольцы из местного населения героически сражались против джунаидовских банд. В боях отличились коммунисты М. Атоджанов, И. Гулимамедов, Е. Луцен-ко, У. Примбетов, М. Сияцкий, Г. Ходжаниязов.

В начале 1920 года из Ташкента в Хиву была послана специальная экспедиция Турккомиссии и Реввоенсовета Туркестанского фронта в составе двухсот партийных, хозяйственных и военных работников. Прибывшие влились в Аму-Дарьин-скую группу войск.

Аму-Дарьинская группа получила приказ преследовать банды Джунаида и очистить от врага всю территорию Хивы. Джунаид не решился принят» решительного боя и бежал в пески Кара-Кумы, куда он перед этим отправил на верблюдах огромное количество награбленного имущества.

20 января 1920 года части Красной Армии совместно с хивинскими добровольцами освободили район Тахта. Крепость, как разбойничье гнездо, была уничтожена революционным народом. 1 февраля советские войска пришли на помощь восставшим трудящимся города Хивы. Первым ворвался в город отряд хивинских повстанцев. .К концу дня город был освобожден.

Радостно встретило своих освободителей население Хивы. Город был украшен красными флагами, жители празднично разодеты, на груди у многих приколоты красные ленты. Со всех сторон неслись возгласы: «Яшасын инкылап!» («Да здравствует революция!»), «Яшасын Кизыл Аскер!» («Да здравствует Красная Армия!»), «Яшасып Ленин!» («Да здравствует Ленин!»).

За освобождение Хивы сражались против врагов революции представители многих национальностей: русские, украинцы, белорусы, туркмены, узбеки, кара-калпаки и другие. В огне боев кровью скреплялась дружба народов Советской страны.

В Хиве при помощи трудящихся РСФСР и Туркестана победила народно-демократическая революция. На освобожденной территории был создан Ревком — временное революционное правительство, в которое вошли один представитель от младохивинцев, один — от мусульманского духовенства и два — от туркменского населения — вожди племен, выступавшие в союзе с советскими войсками. Председателем Революционного комитета стал глава Петро-Александровского комитета младохивинцев Д. Султан-Мурадов. Несмотря на то, что в Ревком не вошли коммунисты, сам факт его создания был большим событием в жизни трудового народа Хивы и явился первым шагом по пути к установлению подлинно народной, Советской власти.

Революционный комитет Хивы выпустил обращение: «К рабочим и крестьянам РСФСР». В нем говорилось:

«В настоящее время восставшие рабочие и крестьяне Хивы заняли столицу Хивы и продолжают дальше бороться для завоевания своего права на свободную трудовую жизнь. Они надеются, что рабочие и крестьяне России окажут им помощь для окончательной очистки хивинских владений от английских агентов и для установления там рабочей и крестьянской диктатуры».

Помощь Красной Армии высоко подняла в глазах хивинского народа авторитет Советской России. Уполномоченный РСФСР и Реввоенсовета Туркестанского фронта А. Измайлов, характеризуя отношение хивинского народа к происходящим событиям, писал тогда, что трудящиеся больше всего опасались, как бы не ушли русские и не вернулся Джунаид.

2 февраля на базарной площади города Хивы состоялся многолюдный митинг. Участники митинга выразили свою глубокую благодарность Красной Армии за братскую помощь в освобождении от тирании ханов. Временному революционному правительству поручалось приступить к созыву Всехорезмского курултая и установить тесную связь с РСФСР.

27 апреля в городе Хиве в торжественной обстановке открылся I Всехорезмский народный курултай (съезд народных представителей). Делегаты курултая с огромным воодушевлением избрали великого Ленина почетным председателем курултая и послали ему телеграмму с выражением благодарности за помощь хивинскому народу в освобождении от ханского деспотизма. Съезд объявил бывшее Хивинское ханство упраздненным и провозгласил Хорезмскую Народную Советскую Республику. Курултай избрал правительство — Совет назиров. В его состав вошли младохи-винцы.

13 сентября 1920 года в Москве был заключен союзный договор между Российской Советской Федеративной Социалистической Республикой и Хорезмской Народной Советской Республикой. Согласно договору, Советское правительство признавало самостоятельность и независимость Хорезмской республики и принимало на себя обязательство оказывать ей экономическую и культурную помощь.

Освобождение Закаспия и Хивы, успешная борьба Красной Армии на других фронтах Туркестана и установление прямой связи Туркестанской республики с центром Советской страны способствовали укреплению Советской власти и развертыванию хозяйственного строительства в Туркестане. Под руководством местных партийных организаций и Турккомиссии ВЦИК и СНК РСФСР трудящиеся Туркестана, восстанавливая хозяйство, продолжали также укреплять Красную Армию, ибо враги еще не теряли надежды на отторжение Туркестана от Советской России.

__________________________