Рост революционных настроений среди солдат, ненадежность тыла сильно ограничивали возможности белогвардейских войск. Тем не менее белое командование всячески старалось овладеть инициативой на фронте. Миллер и его окружение надеялись, что успешные действия Деникина на Южном фронте и Юденича под Петроградом приведут к благоприятным для белых войск изменениям и на Севере. Действительно, осенью 1919 года советское командование было вынуждено перебросить из 6-й армии несколько полков на другие фронты. Это повлекло за собой некоторое ослабление армии, чем противник и воспользовался.

В начале октября белогвардейцы предприняли наступление на железнодорожном направлении. Враг захватил станцию Плесецкая. Советские войска под угрозой окружения оказались вынужденными снова оставить город Онегу, который был освобожден от белых еще в июле.

Действовавшим на железнодорожном направлении частям 18-й стрелковой дивизии приходилось отбивать атаки превосходящих сил противника. Тяжелые оборонительные бои вели 159-й и 157-й стрелковые полки. Самоотверженно сражались бойцы, командиры и политработники 158-го полка. 8 октября белые попытались прорвать фронт на участке этого полка. Бои длились три дня. Белогвардейцы предпринимали одну атаку за другой. Но 158-й полк с честью выполнил свой долг: все атаки врага были отбиты.

В борьбе с белогвардейцами на железнодорожном направлении большую роль играли советские бронепоезда. 29 августа в бою под станцией Емца артиллерия белых вывела из строя паровоз железнодорожной батареи легкого артиллерийского дивизиона 18-й дивизии. Противник легко мог захватить батарею. Но к ней на выручку подошел бронепоезд № 20. Под вражеским обстрелом, ведя непрерывный огонь по наступавшим бронемашинам белых, бронепоезд подошел к батарее и вывез ее из боя. Команда бронепоезда понесла при этом тяжелые потери. Среди убитых были командир поезда Буре и комиссар Моисеев.

В последующие дни бронепоезд почти непрерывно находился в боях. 17 сентября он подвергся атаке вражеской пехоты. Солдаты лезли на борта платформ и забрасывали бронепоезд гранатами. Атака белогвардейцев была отбита с большими для них потерями. 28 сентября произошел бой с вражеским бронепоездом. Несмотря на повреждение паровоза, команда советского бронепоезда не позволила белым продвинуться вперед и огнем орудий отогнала их. В середине октября на участке «400—399 верста» белогвардейцам удалось отрезать бронепоезд № 20 от советских позиций. Путь был разрушен снарядами. И снова мужественным воинам пришлось выдержать ураганный артиллерийский обстрел и многократные атаки пехоты. С большим трудом команде удалось ночью восстановить путь. Бронепоезд и на этот раз причинил тяжелый урон врагу. В трудных, упорных боях прошли октябрь и ноябрь. Своими подвигами красноармейцы и командиры бронепоезда № 20 вписали много славных страниц в историю борьбы против белогвардейцев и иностранных захватчиков на Севере.

Отлично действовали также бронепоезд № 37 вместе с 3-й Отдельной противосамолетной легкой батареей. В ночь на 13 октября они заняли позиции впереди станции Плесецкая, содействуя пехотным частям. Под давлением численно превосходящих сил противника пехота вынуждена была отступить. Бронепоезд и батарея оказались открытыми с флангов. Железнодорожное полотно было разбито в семи местах, отойти было нельзя. Попытки пехоты помочь бронепоезду не увенчались успехом. И в течение многих часов, находясь впереди всего фронта, горстка храбрецов вела неравный бой, отбивая атаки одну за другой. Только глубокой ночью красноармейцы бронепоезда и батареи смогли начать ремонт пути. А навстречу им двигались, восстанавливая колею, пехотинцы. Когда путь был исправлен, бронепоезд и батарея, ведя' огонь из всех орудий и пулеметов, отошли к линии расположения советской пехоты.

В то время как на железнодорожном направлении врагу удалось добиться некоторых успехов, советские войска со своей стороны нанесли белогвардейцам ряд ударов на северодвинском направлении. В течение сентября части 6-й армии очистили от противника район Усть-Ваги и освободили Двинский Березник. К середине октября передовые части заняли позиции по обоим берегам Северной Двины в районе деревень Почтовая и Якимов-ская, примерно в 60 километрах севернее устья Ваги. Флотилия противника в это время отходила . вниз по Северной Двине, почти не оказывая сопротивления. Но все-таки сухопутным красноармейским частям требовалась поддержка своей флотилии: без ее помощи было невозможно прорвать сильно укрепленные позиции белых на реке Ши-пилихе (около 10 километров севернее деревни Почтовой). Между тем суда советской флотилии значительно отстали от сухопутных войск. Задержка движения флотилии произошла из-за минных заграждений в фарватере реки. В конце сентября на минах подорвались три советских тральщика — «Белогор», «Посыльный» и «Удачный». Флотилии предстояла большая работа по очистке реки от мин. Но еще до завершения этих работ на помощь советским войскам к шипили-хинскому рубежу удалось провести две плавучие батареи. Начиная с 14 октября, в течение трех дней батареи обстреливали вражеские позиции, причиняя им большие разрушения. Одновременно несколько атак предприняли сухопутные войска. Но успеха эти действия не имели. Советская пехота вынуждена была отойти на свои прежние рубежи — к деревне Моржегорской на левом берегу Северной Двины и к Якимовской — на правом

берегу. Флотилия из-за наступивших холодов и снегопада отошла на зимовку в Котлас. Советские войска, таким образом, после значительного продвижения на север вдоль Северной Двины, вынуждены были теперь прекратить наступление.

Весьма активные боевые действия развернулись осенью и на мурманском участке фронта. Белогвардейское командование стремилось к полному охвату Онежского озера и к овладению Петрозаводском. Противник намеревался осуществить это силами войск, действовавших вдоль Мурманской железной дороги, флотилии на Онежском озере и гидроавиации. Еще в августе белогвардейцам удалось захватить полуостров Заонежье и продвинуться вдоль восточного побережья Онежского озера. Гидросамолеты врага совершали налеты на Петрозаводск. Частям советской 1-й дивизии приходилось вести упорные оборонительные бои в районе Мурманской железной дороги, отбивая многочисленные атаки противника. Большую активность враг проявлял здесь в октябре, в период второго наступления Юденича на Петроград.

Советские войска, сражавшиеся на мурманском участке, наносили врагу крепкие ответные удары. В осенних боях 1919 года умело действовала советская Онежская флотилия. В середине сентября отряд судов флотилии высадил десант на острове Климецком и поддержал огнем своей артиллерии наступление десантников. В результате остров был освобожден от врага. Гидроавиация противника несколько раз пыталась атаковать корабли Онежской флотилии, но советские артиллеристы успешно отгоняли прочь вражеские самолеты.

Наиболее крупный успех был достигнут Онежской флотилией в результате так называемой лижемской операции. Утром 25 сентября отряд кораблей в составе эсминца «Сторожевой», двух заградителей («Яуза» и «Березина»), плавучей батареи, шести канонерских лодок, а также нескольких катеров, транспортных, сторожевых и буксирных судов вошел в Лижемскую губу, чтобы высадить десант в тылу противника, захватившего станцию Лижма. Руководил операцией командующий Онежской флотилией Э. С. Панцержанский. После кратковременного, но сильного обстрела побережья советские суда высадили десант. Растерявшийся противник на первых порах не оказывал почти никакого сопротивления. Правда, вражеский бронепоезд, находившийся на станции, дал несколько орудийных выстрелов, а гидросамолеты противника обстреляли десант из пулеметов и сбросили на него бомбы. Но это не могло остановить советских воинов. Десант начал быстро расширять захваченный плацдарм. Вскоре он получил подкрепления. Удар по тылу вражеских войск, наступавших на Петрозаводск, парализовал действия противника.

Дальнейшие операции Онежской флотилии, развернувшиеся в октябре, были направлены на то, чтобы уничтожить флотилию и береговые батареи противника, высадить десант в район станции Медвежья Гора и освободить с его помощью город Повенец. Эти задачи были выполнены не полностью. Советскому десанту не удалось освободить Медвежью Гору и Повенец. Но береговые батареи, белых были обезврежены, а вражеская флотилия фактически прекратила свое существование: часть кораблей белогвардейцы взорвали и потопили, часть же — различные мелкие суда — вывезли по железной дороге в глубокий тыл. Это был лишь частичный успех Красной Армии и Флота, но он сыграл важную роль в освобождении Севера: позиции врага на мурманском направлении были значительно ослаблены.

Осенью 1919 года активные боевые действия происходили и на некоторых второстепенных участках фронта на Севере. В частности, в ноябре белогвардейские отряды, действовавшие в районе реки Вычегды, совершили налет на Яренск и Усть-Сысольск (Сыктывкар) и захватили их. Но уже в начале декабря белогвардейские банды были разбиты и отброшены и от Яренска и .от Усть-Сысольска. Эту операцию провели части 54-й стрелковой дивизии и отряд моряков Северодвин-ской флотилии под командованием И. А. Мяки-шева. В ней приняли участие также местные партизаны и коммунисты.

В целом осенние операции на Севере не привели к существенному изменению обстановки на фронте. Правда, эвакуация интервентов ухудшила положение белых войск, но, с другой стороны, и советская 6-я армия не могла добиться решительных успехов, так как сил у нее для этого не хватало. Исключительно напряженная обстановка, которая создалась на важнейших фронтах Республики осенью 1919 года, не давала возможности советскому командованию укрепить 6-ю армию настолько, чтобы она могла немедленно покончить с контрреволюциех"! на Севере.

В январе 1920 года, когда уже определился успех Красной Армии на основных фронтах гражданской войны, советское командование поставило перед войсками 6-й армии задачу выйти на побережье Белого моря, освободить Архангельск и Онегу, а также, овладев Мурманской железной дорогой, очистить от врага Мурманск. 6-я армия была укреплена. На северные направления были переброшены пополнения из Петроградской революционной армии труда (бывшая 7-я армия). В состав регулярных войрк Красной Армии влились многие отряды партизан Севера. Упорядочилось снабжение оружием, продовольствием, одеждой. Укрепились партийные организации 6-й армии, благодаря чему улучшилось морально-политическое состояние ее частей. В сентябре 1919 года коммунистические организации армии насчитывали 834 члена партии, 264 кандидата и несколько сот сочувствующих. На каждые 26 бойцов в армии приходился один коммунист. В ноябре, после «партийной недели»,, проведенной по указанию ЦК РКП(б), партийный состав армии значительно увеличился. В частях и соединениях армии было уже 3595 членов партии, 392 кандидата и 2241 сочувствующий»

Рост партийных рядов в 6-й армии явился верным залогом ее стойкости и высокого боевого духа.

Численное соотношение сил на Севере к началу наступления Красной Армии оставалось еще в пользу противника. На архангельским направлении против 15 945 штыков и сабель советской 6-й армии белые имели 17 410 штыков и сабель. На мурманском направлении против 5670 штыков и сабель советских войск у противника было 6150 штыков и сабель. Но некоторое численное превосходство врага не могло уже иметь существенного значения. Белогвардейское командование во главе с Миллером пребывало в глубоком унынии и растерянности: надежда на Деникина и Юденича лопнула как мыльный пузырь. Было ясно, что силы контрреволюции, цеплявшиеся за Архангельск и Мурманск, долго не продержатся. Армия белых разлагалась, мобилизации местного населения давали крайне ненадежные пополнения, враждебное отношение рабочих и крестьянских масс к белогвардейцам сказывалось с каждым днем все резче и резче.

Готовившееся наступление Красной Армии должно было неизбежно ликвидировать очаг контрреволюции на севере России.

Войска 6-й армии в конце 1919—начале 1920 года были сведены в три стрелковые дивизии — 54-ю, 18-ю и 1-ю. На северодвинском, мезенском и ии-нежском направлениях действовала 54-я дивизия, сформированная в августе 1919 года. На железнодорожном и онежском направлениях сражалась 18-я дивизия. На мурманском участке действовала 1-я дивизия, переданная в августе 1919 года из 7-й армии.

По плану советского командования главный удар предстояло нанести силами 54-й и 18-й дивизий. Конечной целью их наступления было освобождение Архангельска. 1-я дивизия должна была подготовиться к наступлению, которое намечалось на конец февраля 1920 года.

Первой перешла в наступление 3 февраля 54-я дивизия. Несмотря на численное превосходство врага, она в течение нескольких дней освободила обширный район на северодвинском направлении. Почти одновременно началось наступление 18-й дивизии на железнодорожном направлении. Уже 19 февраля ее части при поддержке бронепоездов освободили станцию Емца. Здесь сдался в плен 6-й северный полк белогвардейцев и был захвачен бронепоезд. В этот же день советские войска атаковали Холмогоры, где большая часть белогвардейских солдат также сдалась в плен. Остатки белых войск отошли в сторону Онеги и Архангельска.

Белогвардейское правительство Северной области обратилось к Антанте с отчаянным призывом о помощи. Результатом явилась нота английского министра иностранных дел Керзона Советскому правительству. Керзон под видом заботы о мирном населении в районе военных действий требовал ни больше ни меньше, как прекращения наступательных операций 6-й армии.

Советское правительство ответило на ноту радиограммой, в которой изложило свое требование к белогвардейскому командованию передать советским войскам всю территорию русского Севера. При условии безоговорочной капитуляции всему личному составу белогвардейских войск гарантировалась жизнь, а ответственным представителям так называемого «Северного правительства» и командному составу — право свободного выезда за пределы Советской России. Ответа Советское правительство не получило.

Белогвардейцы до последних дней своего пребывания в Архангельске надеялись организованно отступить через Онегу на Мурманскую железную дорогу. Они пытались мобилизовать для этого крестьянские подводы. Но крестьяне не намерены были помогать белогвардейцам. Миллеру удалось заполучить всего... три подводы.

Не имея возможности уйти из Архангельска в направлении Мурманской железной дороги, белогвардейцы все свои надежды возложили теперь на эвакуацию морем. Однако и этот план оказался почти неосуществимым: судов в распоряжении белых было явно недостаточно. К тому же рабочие Архангельского порта не стали грузить на пароходы уголь, а команды ледоколов «Сусанин» и «Канада» наотрез отказались выходить в море. Единственными средствами эвакуации оставались ледокол «Минин» и буксируемая им яхта «Ярославна». В ночь на 19 февраля они были до отказа набиты офицерами штаба Миллера, их женами и родственниками. Поспешно, за крупные взятки, погрузились тузы города — фабриканты и торговцы.

Белогвардейское командование спешило покинуть Архангельск до подхода Красной Армии. Оно даже решило не дожидаться прибытия с фронта своих войск. Задолго до назначенного срока эвакуации, когда к пристани стали подъезжать первые офицерские повозки с фронта, ледокол «Минин» по приказу Миллера вышел в море. Оставленные на берегу белогвардейцы бросали награбленное имущество, бежали по льду за уходящим ледоколом, цеплялись за канаты. Многие, не добежав, проваливались в ледяную воду. Толпы жителей Архангельска стояли на берегу, наблюдая картину позорного бегства белых. Команда восставших матросов с ледокола «Канада» дала сигнал «Минину» вернуться. Ответа не последовало. Тогда вслед ему было сделано несколько артиллерийских выстрелов.

21 февраля героические войска Красной Армии после девятнадцати месяцев упорной борьбы с американо-английскими и французскими интервентами и белогвардейцами вступили в Архангельск.

В тот же день восставшие рабочие и солдаты свергли белогвардейскую власть в Мурманске. Решение о начале восстания было принято местной подпольной организацией коммунисток 20 февраля. Утром 21 февраля выступила с оружием в руках комендантская команда. К ней присоединились рабочие железнодорожной станции и плавучей мастерской «Ксения». Восставшие захватили склады с оружием, а затем, разделившись на сри группы, начали занимать белогвардейские учреждения.

В течение дня восставшими были заняты все важнейшие пункты города. Власть перешла в руки Революционного комитета. Из вооруженных рабочих отрядов Мурманска был создан добровольческий стрелковый полк, который до прихода Красной Армии нес охрану города. Восстание не дало противнику возможности эвакуировать имевшиеся в Мурманске запасы военного имущества. Стоявшие в порту суда 'бывшей русской флотилии Ледовитого океана — 2 миноносца, 2 морские яхты, 10 траулеров, 5 транспортов и другие — были захвачены .рабочими. Кроме того, на складах оказалось до 500 тысяч пудов муки и другого продовольствия.

23 февраля ревком созвал общегородское собрание, на котором было принято решение немедленно установить связь с Красной Армией и приступить к созданию постоянных органов Советской власти.

На другой день, 24 февраля, части 1-й стрелковой дивизии в соответствии с заранее намеченным планом начали наступление вдоль Мурманской железной дороги. В первый же день наступления советские войска освободили от врага станцию Кяппесельга, 25 февраля — станцию Медвежья Гора, 26 февраля — станцию Масельская и город Повенец. 27 февраля на петрозаводском направлении на сторону Красной Армии перешел белогвардейский 11-й полк. В других местах солдаты противника также сдавались в плен или разбегались. Командующий белогвардейскими войсками па мурманском участке фронта генерал Скобельцын вместе со своим штабом и остатками 12-го резервного полка бежал в Финляндию.

2 марта советские войска освободили населенный пункт Сороку, 3 марта — Кемь, 9 марта — Кандалакшу. 13 марта части 1-й дивизии вступили в Мурманск.

Советский Север был освобожден; колонизаторские планы империалистов Антанты на Севере окончательно рухнули.

Тяжелы были последствия интервенции для Северного края. Его экономика в результате хозяйничания империалистических хищников пришла в упадок. Иностранные грабители вывезли из Архангельска и Мурманска огромное количество льна, конопли, полотна, поташа, смолы, замши, соленох! рыбы, китового жира, лесоматериалов и других товаров. Они захватили русские корабли Северного флота, а несколько оставшихся судов привели в негодность. Лесоразработки прекратились, заводы стояли, железнодорожное хозяйство было разрушено.

Безмерны' были страдания трудяхцихся масс под игом интервентов и белогвардейцев. Почти пятая часть трехсоттысячного населения северных губерний прошла через тюрьмы и концентрационные лагеря. Только по приговорам «судов» было расстреляно около четырех тысяч человек. Еще больше убито и замучено врагами без всяких приговоров. Тысячи заключенных умерли от голода и болезней. Но интервентам не удалось покорить советских людей. Рабочие и трудящиеся крестьяне, не жалея сил, самоотверженно боролись против захватчиков, помогая тем самым Красной Армии навсегда освободить от интервентов и белогвардейцев северные районы Советской страны.

__________________________