С весны 1918 года в Закавказье существовали три буржуазные республики. В каждой из них у власти находились буржуазно-националистические партии: в Азербайджане — мусаватисты, в Армении — дашнаки, в Грузии — меньшевики. Действительными же хозяевами этих республик были иностранные империалисты, которые вели между собой борьбу за обладание богатствами Закавказья. Основными соперниками в этой борьбе выступали Англия и Соединенные Штаты Америки.

Английские империалисты, добившись в 1918— 1919 годах прочного влияния среди буржуазно-националистических кругов Азербайджана и Грузии, пытались любыми усилиями удержать эти районы, богатые нефтью, марганцем и другим сырьем. Английское правительство во время Парижской мирной конференции не раз пыталось добиться от своих союзников мандата на управление Закавказьем. Однако США, а также Франция и Италия, в свою очередь претендовавшие на эксплуатацию Закавказья, всячески мешали домогательствам Англии.

США стремились получить мандат на управление Закавказьем, используя для этой цели армянскую буржуазию и ее партию «Дашнакцутюн». Они рассматривали Армению как возможный плацдарм не только для борьбы за Закавказье, но и для глубокого проникновения на Ближний Восток, в частности в Иран и Турцию. В июле 1919 года США удалось добиться решения Парижской конференции о назначении американского полковника Гаскеля союзническим комиссаром в Армении.

Осенью 1919 года в Закавказье и на Ближний Восток была послана американская военная миссия под руководством генерала Харборда для изучения возможности колонизации Закавказья. В обширном докладе этой миссии, представленном американскому правительству, Харборд выдвигал мысль о том, чтобы США одновременно получили мандат не только на Армению, но и на все Закавказье, а также на Малую Азию, Константинополь (Стамбул) и Восточную Румелию. В этих целях представители США на Парижской мирной конференции добивались распространения полномочий верховного комиссара союзникев в Армении Гаскеля на Азербайджан и Грузию. Но этот замысел не был осуществлен из-за противодействия других держав и прежде всего Англии.

Присутствие британских войск в Закавказье давало Англии возможность занимать преимущественное положение в этом крае.

За время хозяйничанья в Закавказье английские захватчики грабительски вывезли около 500 тысяч тонн нефти, более 430 тысяч тонн марганца, большое количество табака и других товаров. «Задолженность» Англии только мусават-скому правительству составила 278 798 290 рублей. Не менее безудержно грабили Закавказье империалисты США, Франции, Италии.

Для того чтобы еще крепче держать в руках Закавказье, империалисты Антанты натравливали народы Азербайджана, Армении и Грузии друг на друга. Они ловко использовали при этом политику шовинизма и национальной вражды, проводимую буржуазными националистами. Играя на национальных чувствах народов Закавказья, интервенты создавали здесь разного рода «нейтральные зоны» и «спорные территории», обещая присоединить эти «зоны» то к одной, то к другой буржуазной республике. Такого рода «зона» была, например, создана в Лори. Она стала яблоком раздора между Грузией и Арменией. Из-за «нейтральной зоны», в которую намечалось включить Нахичевань и Шаруро-Даралагез, возникали столкновения между Арменией и Азербайджаном. Разжигалась вражда между мусаватистами и дашнаками вокруг права на владение Нагорным Карабахом и т. д.

Натравливанием народов Закавказья друг на ;уэуга империалисты стремились разрушить интернациональные связи трудящихся, отвлечь рабочих и крестьян Закавказья от борьбы за установление Советской власти. Политика шовинизма и национальной вражды была рассчитана на отрыв Закавказья от Советской России и превращение его в колонию империалистических держав.

Англо-американские и французские империалисты приложили в 1919 году огромные усилия к тому, чтобы вовлечь буржуазные республики Закавказья в войну с Советской Россией на стороне Колчака и Деникина.

Буржуазные националисты не прочь были пойти на союз с русскими белогвардейцами. Они лишь просили у белогвардейеких главарей признания независимости государственных образований, возникших на территории Закавказья. Но Деникин н его окружение, будучи уверенными в близкой победе над Советской властью, отвергали эти притязания буржуазных националистов. Последние желали союза с русскими белогвардейцами, но открыто пойти на такой союз боялись, зная о симпатиях народных масс Закавказья к Советской власти и ненависти их к интервентам и белогвардейцам. Закавказские националисты тем не менее оказывали помощь иностранным и внутренним силам контрреволюции в их войне против Советской власти. Ведя борьбу с революционным движением в Закавказье, они тем самым охраняли тыл белогвардейцев. Отказываясь под давлением Антанты идти на установление мирных отношений и заключение торговых соглашений с Советской Россией, они лишали ее нефти. В то же время буржуазные республики вели торговлю с деникинцами, снабжая пх нефтью и другими материалами.

Буржуазные националисты пытались не только оторвать Закавказье от России, с которой оно было тесно связано на протяжении столетий, но и изолировать республики Закавказья одну от другой.

Хозяйничанье буржуазных националистов в Закавказье привело к огромному упадку производительных сил, к разорению и вымиранию трудящегося населения города и деревни. Особенно ' в катастрофическом положении находилась промышленность Закавказья. В Азербайджане на бакинских складах осело огромное количество нефти, которую некуда было девать: на мировом рынке она не выдерживала конкуренции с более дешевой американской нефтью, а вывоз в Советскую Россию был запрещен английскими оккупантами. Закрывались промыслы, росла безработица. В Грузии добыча марганца в 1919 году упала по сравнению с 1914 годом в 12 раз. Из 26 чиатурских рудопро-мывных заводов работало только 3. В Армении выпуск промышленной продукции в 1919 году уменьшился в 12 раз по сравнению с 1913 годом. Железнодорожный транспорт был парализован, торговля почти прекратилась.

Все это в первую очередь отражалось на положении рабочих. Цены на товары первой необходимости росли с неимоверной быстротой, а реальная заработная плата рабочих катастрофически падала. Заработная плата рабочих-нефтяников Баку в октябре 1919 года упала до 18 процентов от уровня 1914 года. То же было в Армении и Грузии.

Рабочие были лишены всяких гражданских прав. В Армении, например, хотя и был провозглашен 8-часовой рабочий день, но с этим никто не считался, и рабочие были заняты на производстве 11—15, а иногда и 18 часов в сутки. В Азербайджане мусаватисты восстановили после падения летом 1918 года Бакинской коммуны дореволюционные порядки. У рабочих были отняты все их демократические завоевания, добытые в упорной борьбе против самодержавия, буржуазии и помещиков.

В \ Грузии — в этом «меньшевистском царстве» — господствовали буржуазия, помещики, кулаки и разного рода спекулянты. Меньшевики Грузии лишь прикрывали режим буржуазно-помещичьего террора ширмой буржуазной демократии. Так, например, они вынуждены были под давлением масс из'дать в январе 1918 года закон о 8-часовом рабочем дне. Но на деле этот закон как со стороны правительства, так и со стороны предпринимателей, как правило, не соблюдался. Стачки на предприятиях были запрещены. Меньшевики не сделали ни одного серьезного шага для разрешения жилищного вопроса. Рабочие вынуждены были, как и во времена самодержавия, ютиться в убогих хибарках на окраинах городов, в темных и сырых квартирах. Меньшевики превратили Советы в простой придаток «демократического» буржуазного правительства, лишенный власти и влияния.

Повсюду в Закавказье трудящиеся голодали. Рабочие уходили в деревню, но и там не находили средств к существованию, так как деревня так же быстро нищала. Особенно сильный голод разразился в 1919 году в Армении. От голода вымерла пятая часть населения республики. В 1919 году на каждые 1000 человек рождалось в Армении 8 человек, а умирало 204. В Эривани (Ереван) только за 1919 год численность населения уменьшилась на одну четверть. Умерших нередко было так много, что их не успевали убирать и трупы разлагались на улицах. Во время господства дашнаков ряд уездов Армении потерял половину населения.

Ничего не получило от буржуазных националистов крестьянство Закавказья, составлявшее подавляющую часть населения. В Армении, например, в среднем на одно помещичье хозяйство приходилось земли в 70 раз больше, чем на крестьянский двор. Крестьянские хозяйства, составлявшие 99 процентов всех хозяйств Армении, имели всего 985 200 гектаров. В руках казны, помещиков и монастырей было И 580 978 гектаров (или 61,2 процента) земли. На народной нужде и горе наживались богачи да спекулянты, в числе которых была и вся правящая буржуазно-националистическая клика Армении.

Изнывало под гнетом помещиков и кулаков трудовое крестьянство Азербайджана. Из 5 645 999 гектаров земли 1 120 446 гектаров было в собственности 200 помещиков. Казна и церковь владели 1 118 925 гектарами земли, а на долю крестьян приходилось 2 806 558 гектаров земли, из которой 60 процентов было непригодно для обработки. Бедняцкие хозяйства имели наделы, не превышавшие в среднем полдесятины. 912 286 гектаров пашни крестьяне вынуждены были арендовать у помещиков, уплачивая за аренду от двух третей до половины урожая.

Не менее тяжелым было положение трудящегося крестьянства и в меньшевистской Грузии. Оно по-прежнему страдало от безземелья и малоземелья.

В государственном аппарате закавказских буржуазных республик сидели преимущественно те же чиновники, которые верно и преданно служили помещикам и капиталистам при самодержавии. Только теперь они издавали распоряжения не от имени императора всероссийского или Временного буржуазного правительства, а от имени «своих» буржуазных правительств. Всюду трудящиеся страдали от произвола властей. Жители 4-го участка Нухинского уезда Азербайджана жаловались, что в их районе все должности занимают помещики,

«которые во всех случаях поддерживают друг друга и оказывают помощь один другому... Господа помещики отбирают у нас все, что только возможно...» 47

Государственная комиссия грузинского меньшевистского правительства, посланная в Тианет-ский уезд, писала в своем докладе Учредительному собранию:

«Народ знает, что администрация не боится ответственности. Ясно, что народ не доверяет не только администрации, но и закону и законности».

В докладе приводились слова одного из крестьян, который так охарактеризовал произвол администрации:

«вы отбираете у нас все, что вам приглянется, сегодня приглянулась моя лошадь, отобрали, завтра, может быть, вам по душе будет моя жена, — наверно, и жену отберете» 48.

Государственный аппарат этих республик разъедала коррупция. Воровали все — от членов парламента и министров до сельского старосты. В крае процветал бандитизм. По дорогам нельзя было проехать без риска быть ограбленным или убитым. Грабили не только бандиты, но также сама милиция и вооруженные буржуазно-националистические отряды.

Буржуазно-националистические правительства Азербайджана, Армении и Грузии не раз заявляли народным массам, что они добьются от своих «союзников» — англо-американских и французских империалистов — признания независимости закавказских республик. Однако правительства стран Антанты, несмотря на все пресмыкательство буржуазных националистов, отнюдь не торопились с признанием буржуазных республик Закавказья. Иностранные империалисты в это время были заинтересованы прежде всего в объединении всероссийских сил контрреволюции для борьбы с Советской властью. От буржуазных же националистов Закавказья, как и других окраин, они требовали оказания помощи белогвардейцам в войне против Советской России и охраны их тыла от революционных выступлений.

Буржуазно-националистические правительства Закавказья, опираясь на помощь интервентов, не раз жестоко расправлялись с рабочими и крестьянами Азербайджана, Армении и Грузии, выступавшими на борьбу против своих классовых , врагов. Неудачи и поражения не могли сломить 4 революционного духа трудящихся Закавказья. Не удалось буржуазии и разгромить нелегальные коммунистические организации во главе с Кавказским краевым комитетом РКП(б), которые руководили борьбой трудящихся масс Азербайджана, Армении и Грузии.

В начале 1919 года Кавказский краевой комитет РКП(б) переехал из Владикавказа, где он вынужден был временно находиться, в Закавказье. В мае 1919 года в Баку состоялась нелегальная конференция коммунистических организаций Закавказья. На конференции был заслушан отчет о деятельности крайкома и доклад о состоянии партийной работы в Закавказье. Конференция определила задачи крайкома, обратив его особое внимание на оказание помощи трудящимся Северного Кавказа в развертывании борьбы против деникинцев. Конференция избрала новый состав Кавказского краевого комитета и определила

местопребывание его в Тифлисе. В Баку было образовано специальное бюро крайкома.

Весной 1919 года наиболее сильными и влиятельными среди масс были коммунистические организации Азербайджана и Грузии. Самой многочисленной и крепкой из них была партийная организация Баку. Она сумела довольно быстро оправиться после жестокого разгрома ее турецкими и английскими интервентами и мусаватистами. В конце 1918 — начале 1919 года в Баку разными путями возвратились активные работники партии, вынужденные в свое время покинуть город из-за массовых репрессий и террора со стороны оккупантов и буржуазных националистов. В конце февраля — начале марта "1919 года состоялась первая после падения Бакинской коммуны общебакинская партийная конференция, на которой был избран Бакинский комитет РКП(б). Активную работу в Бакинской организации РКП(б) вели И. И. Анашкин, И. И. Довлатов, М. Б. Касу-мов, А. И. Микоян, Л. И. Мирзоян, М. Г. Плешаков, Н. Ф. Рогов, О. Г. Шатуновская и другие коммунисты.

В тесной связи с Бакинским комитетом РКП(б) и под его руководством укрепляли свои ряды и развертывали работу среди трудящихся масс Азербайджана также коммунистические организации «Гуммет» («Энергия») и «Адалет» («Справедливость»). В конце 1918 года в «Гуммете» образовалось правое крыло, которое в отлнчие от левого, коммунистического большинства было близко по духу к меньшевикам. До лета 1919 года левые и правые гумметисты состояли в одной организации. «Гуммет» имел своих представителей в азербайджанском парламенте (от левых гумме-тистов — А. Г. Караев). Летом 1919 года левые гумметисты выделились в самостоятельную организацию и вместе с примкнувшими к ним азербайджанскими левыми эсерами работали под руководством Бакинского комитета РКП(б). Видными представителями левого «Гуммета» были А. Б. Алиев, Р. А. Ахундов, А. Б. Байрамов, М. Д. Гусейнов, А. Г. Караев. Левые гумметисты вели работу среди рабочих-азербайджанцев и среди крестьян.

Часть коммунистов-гумметистов работала в Советской России — в Астрахани и Москве, среди них Д. X. Буниат-заде, Г. М. Мусабеков, П. Н. Нариманов, Г. Г. Султанов, С. М. Эфен-диев49. Некоторые из них летом 1919 года были переправлены в Баку.

Коммунистическая организация «Адалет», одним из руководителей которой был Б. Д. Агаев, пользовалась большим влиянием среди рабочих — выходцев из Иранского (Южного) Азербайджана. Представители левого «Гуммета» и «Адалета» входили в состав Бакинского и Кавказского краевого комитетов РКП(б).

Бакинский комитет установил тесные связи с Реввоенсоветом 11-й армии, находившимся в Астрахани, и Тифлисской большевистской организацией. Весной 1919 года в Баку коммунисты начали издавать на русском языке газету «Набат», которая официально считалась органом союза печатников, а в действительности была органом Бакинского комитета РКП(б). Мусаватское правительство не раз закрывало газету большевиков, но им удавалось выпускать ее снова под другими названиями — «Молот», «Пролетарий», «Рабочий путь», «Беднота», «Новый мир». Одновременно издавались газеты на азербайджанском языке — «Азербайджанская беднота», «Известия Бакинской рабочей конференции» и другие. Печатались и широко распространялись среди рабочих и других слоев трудящихся большевистские листовки.

В середине декабря 1918 года по инициативе городских рабочих фабрично-заводские и промысловые комитеты объединились во всеобщую Бакинскую «рабочую конференцию», являвшуюся одной из важнейших форм организации пролетарских масс Баку. Это была легальная организация бакинского пролетариата, представлявшая, по выражению С. М. Кирова, своего рода «рабочий парламент». «Рабочая конференция» была постоянно действующим органом экономической и политической борьбы против английских интервентов и буржуазно-националистического правительства.

Под руководством «Рабочей конференции» бакинский пролетариат провел в декабре 1918 года мощную забастовку, вынудив английских оккупантов и мусаватское правительство пойти на значительные уступки экономического и политического характера. К весне 1919 года большевики сумели завоевать на свою сторону большинство «Рабочей конференции», что позволило им значительно расширить влияние на массы. 11 марта при перевыборах президиума «Рабочей конференции» коммунисты получили семь мест из десяти. В президиум от коммунистов вошли И. И. Анашкпн, А. Г. Караев, А. И. Микоян и другие. Меньшевики и эсеры оказались изолированными. В мае А. И. Микоян сообщал в ЦК РКП(б), что в Баку «весь пролетариат в нашем распоряжении. Партийная организация крепкая». Росло влияние коммунистов и среди азербайджанского крестьянства.

\ Огромную роль в сплочении трудящихся масс вокруг коммунистического знамени сыграл лозунг независимости Советского Азербайджана, выдвинутый Бакинской организацией весной 1919 года в соответствии с программой партии и ее постановлениями по национальному вопросу. Бакинская организация разъясняла, что будущий независимый Советский Азербайджан должен находиться в тесной политической и хозяйственно-экономической связи с Советской Россией. Этот лозунг, поддержанный трудящимися Азербайджана, встретил возражение некоторых коммунистов, входивших в состав Кавказского комитета РКП(б). Эти коммунисты недооценивали значения национальной политики партии в борьбе за установление Советской власти. ЦК РКП(б) поддержал лозунг бакинских коммунистов. 19 июля 1919 года Политбюро и Оргбюро ЦК РКП(б) на объединенном заседании примли решение о признании в будущем

Советского Азербайджана независимой республикой. Провозгласив этот лозунг, Коммунистическая партия вырвала из рук буржуазных националистов знамя борьбы за национальную независимость, которым они прикрывались для обмана масс.

Росло влияние коммунистов среди широких слоев трудящихся. Осенью 1919 года за большевиками Азербайджана шло большинство рабочих и значительная часть крестьян. Росла численность партийных рядов. В конце 1919 года только в Баку насчитывалось около трех тысяч коммунистов. Крупные организации существовали в Ганджинском, Ленкоранском, Шамхорском и других уездах. Коммунистические ячейки существовали также в некеторых частях и подразделениях мусаватской армии и во флоте.

В 1919 году усилилась деятельность коммунистических организаций Грузии, особенно после возвращения в Тифлис Кавказского краевого комитета РКП(б). В Тифлисе находились С. И. Кав-тарадзе, Ф. И. Махарадзе, М. Д. Орахелашвили, М. Г. Цхакая и другие видные деятели коммунистического движения в Закавказье. Под руководством крайкома укреплялись партийные организации Грузии. Был избран новый состав Тифлисского комитета РКП(б), создавались коммунистические ячейки на предприятиях. Оживилась деятельность нелегального большевистского Рабочего центра профессиональных союзов. Кавказский краевой и Тифлисский комитеты РКП(б) наладили издание легальных большевистских газет «Волна», а затем «Рабочий», начали печатать и широко распространять брошюры и прокламации. Сильные партийные организации сложились также в таких городах Грузии, как Батум (Батуми), Сухум (Сухуми) и Поти.

Коммунисты Батума играли руководящую роль в местном Совете профессиональных союзов, который стойко защищал права трудящихся перед английскими оккупантами и буржуазными националистами. Когда английские власти попробовали закрыть в Батуме рабочую газету «Голос труда», Совет профсоюзов, руководимый большевиками, призвал рабочих к забастовке в знак протеста против произвола оккупантов. В результате распоряжение о закрытии газеты было отменено.

В Сухуме в начале июля 1919 года большевики провели несколько своих представителей в Центральное бюро профсоюзов. Меньшевики назначили новые выборы, надеясь не допустить большевиков в руководящий орган профсоюзов. Но и в новом составе бюро большевики получили 18 мест, а блок меньшевиков и эсеров — только 7.

В Поти большевистские ячейки существовали среди рабочих и в некоторых воинских частях гарнизона. Потийская партийная организация сумела наладить нелегальную отправку нефти в Советскую Россию.

Крепкие большевистские организации существовали в Озургетском и других уездах, а также в Южной Осетии.

Кавказский краевой комитет в начале лета 1919 года сообщал в ЦК РКП(б),что в рядах большевистской организации Грузии насчитывалось около четырех тысяч рабочих и крестьян.

В 1919 году значительно укрепились коммунистические организации в Армении. Так, если в мае этого года партийные ячейки там были слабы — всего в Армении насчитывалось около ста коммунистов и связь между ними поддерживалась нерегулярно, — то к осени положение начало резко меняться в лучшую сторону. С помощью присланных крайкомом опытных партийных работников местные организации стали быстро расти и расширять работу в массах. Особенно активно действовали большевики Александрополя (Ленинакан) — самого крупного пролетарского центра тогдашней Армении. В Александроноле в июне 1919 года была созвана первая нелегальная конференция местной партийной организации. В Александро-польский комитет РКП(б), избранный на конференции, вошли Г. Анесоглян, Б. Гарибджанян, С. Григорян, Е. Севян, X. Оганджанян, Л. Ули-бекян, С. Ханоян и другие. Александропольский комитет создавал ячейки на предприятиях города и в окрестных селах, а также вел работу среди солдат местного гарнизона.

В сентябре 1919 года по инициативе крайкома в Эривани было созвано совещание коммунистических организаций Армении. Подготовкой этого совещания и его работой руководили прибывшие в Армению члены крайкома С. Касьян и А. Мра-вян. На совещании был избран руководящий центр коммунистических организаций Армении — Армянский комитет РКП(б), в состав которого вошли Г. О. Гукасян, С. И. Касьян, А. А. Мравян, С. М. Ханоян и другие 50. К концу 1919 года коммунистические организации существовали почти во всех более или менее крупных населенных пунктах Армении и насчитывали около 700 человек. Организации пользовались большим влиянием среди трудящихся.

Боевым помощником партии в Закавказье был союз коммунистической молодежи «Спартак», имев-\ший свои организации во всех закавказских республиках. Осенью 1919 года в Баку состоялась конференция организаций союза «Спартак», избравшая Областной комитет.

Под руководством крайкома РКП(б) и местных комитетов коммунисты Закавказья, используя легальные и нелегальные пути для агитации и пропаганды, широко разъясняли трудящимся действительное положение Закавказья, вскрывали причины тяжелого положения народных масс, пропагандировали успехи Советской власти, разъясняли цели борьбы с интервентами и внутренней контрреволюцией и указывали пути к победе. Коммунисты разоблачали буржуазных националистов как прислужников Антанты, как врагов рабочих и крестьян. Коммунисты призывали к интернациональному сплочению трудящихся Закавказья в борьбе против интервентов и буржуазных националистов за установление Советской власти.

На конкретных примерах большевики показывали трудящимся, что ни азербайджанские мусаватисты, ни армянские дашнаки, ни грузинские меньшевики не в состоянии дать рабочим и крестьянам ни социального, ни национального освобождения, так как они защищают интересы буржуазии и помещиков и угодничают перед иностранными империалистами. Большевики на опыте Октябрьской революции и политики Советской России показывали, что подлинное национальное освобождение трудящихся Закавказья возможно только в результате ликвидации господства буржуазии и помещиков, установления диктатуры пролетариата и прочного союза с Советской Россией.

Коммунисты поднимали рабочих и крестьян на борьбу против господства интервентов и буржуазных националистов. Они организовывали забастовки и демонстрации рабочих, выступления крестьян против помещиков и кулаков, призывали народные массы не выполнять законы буржуазных властей, отказываться от уплаты налогов. Коммунисты готовили силы для вооруженного восстания, создавали при малейшей возможности повстанческие отряды, вели работу среди солдат буржуазно-националистических армий и оккупационных войск.

В первой половине 1919 года-среди рабочих Закавказья особенно усилилось забастовочное движение. Только в Баку за январь — апрель происходили забастовки на 31 предприятии. В забастовках участвовало до 5 тысяч человек. Забастовки нередко носили ярко выраженный политический характер. Бакинские рабочие добились у английского командования освобождения и возвращения семей расстрелянных бакинских комиссаров. В начале марта была проведена частичная забастовка с протестом против действий английского командования и мусаватского правительства. Бакинский пролетариат заставил английские власти временно отказаться от намерения передать Деникину военные суда Каспийской флотилии и потребовал выплатить рабочим задержанную зарплату. 20 марта исполнялась полугодовщина расстрела 26 бакинских комиссаров. По решению «Рабочей конференции» в этот день была проведена однодневная забастовка в память расстрелянных коммунаров. Бастовали все предприятия, за исключением водопровода, аптек, больниц, пекарен и почты. В районах прошли многолюдные траурные митинги.

В борьбе за улучшение своего экономического положения пролетариат Баку выдвинул требование о товарообмене с Советской Россией. Это требование носило, с одной стороны, экономический характер, поскольку вывоз нефти в Советскую Россию облегчил бы положение рабочих, страдавших от остановки промыслов, с другой стороны, политический, так как доставка нефти в Астрахань улучшила бы положение с топливом в Советской стране. Английское командование, стремясь не допустить вывоза нефти в Советскую Россию, объявило, что «все суда, найденные от линии

Петровск — Форт Александровский, будут считаться вражескими и потому захватываться» 51. С требованиями товарообмена с Советской Россией и заключения коллективных договоров была проведена в начале мая 1919 года стачка, в которой участвовали рабочие почти всех предприятий Баку. Мусаватское правительство арестовало Стачечный комитет, возглавляемый коммунистами. Меньшевики и эсеры, оставшиеся на свободе, сорвали стачку. В подавлении стачки мусаватистам помогали английские оккупационные власти. 8 мая было расклеено «Объявление генерала Мильна жителям Закавказья», в котором английский генерал угрожал военным судом и смертной казнью всякому, кто попытается совершить враждебные или вредные действия по отношению к английским силам и их союзникам,

В 1919 году в Грузии также не было ни одной категории рабочих, которая не принимала бы участия в стачках. В забастовках, проходивших в Тифлисе, Кутаисе, Батуме, Сухуме, Поти и других городах, нередко участвовали не только рабочие, но и служащие. Наиболее крупной забастовкой в первой половине 1919 года была забастовка рабочих и служащих предприятий и учреждений Тифлисской городской управы. Забастовка началась 24 марта, ее подготовкой и проведением руководил большевистский Рабочий центр. Начавшись на экономической почве, забастовка переросла в крупное политическое событие. Несмотря на репрессии меньшевиков, забастовка ширилась, вызывая поддержку рабочих Закавказья. По призыву Тифлисского комитета РКП(б) рабочие-металлисты, кожевники, электрики, печатники и другие организовали сбор денег в пользу бастующих. Пленум бакинской «Рабочей конференции», заслушав доклад представителей бастующих тифлисских рабочих, принял резолюцию, в которой говорилось:

«Приветствуя тифлисских товарищей, борющихся за свои справедливые требования, и резко осуждая действия тифлисского правительства, конференция призывает пролетариат Грузии объединиться с пролетариатом всего Закавказья и России для совместной борьбы с контрреволюцией и за установление социалистического строя» 52. Благодаря упорству в борьбе и пролетарской солидарности стачечники вынудили городскую управу пойти на удовлетворение их экономических требований.

Росло забастовочное движение и в Армении. В июне 1919 года прошли массовые забастовки в Эривани, охватившие рабочих и служащих мастерских, типографии, почты, железной дороги и других предприятий. Забастовки происходили в Александрополе и других городах.

Ширились в 1919 году выступления крестьян. Весной и летом этого года крестьянские волнения охватили многие уезды Армении. Массовые выступления крестьян происходили в Делижане (Дили-жан), Шамшадине, Даралагезе и других местах.

В Азербайджане летом 1919 года крестьянским движением было охвачено большинство уездов. А. И. Микоян сообщал в Москву, что в Казахском уезде все мусульманское крестьянство выступает против правительства с оружием в руках. Партизанские отряды Кербалая Алескера и Катыр Мамеда (Мамед Али оглы Мамедов) наводили страх на помещиков Казахского и Ганджинского уездов. Мусаватскому правительству с большим трудом удалось разбить эти отряды.

Коммунисты придавали стихийным и разрозненным выступлениям крестьян организованность, координировали борьбу крестьян с революционным движением рабочих.

В апреле 1919 года под руководством коммунистов широко развернулось партизанское движение на Мугани. Партизаны, изгнав из этого района мусаватистов, в апреле 1919 года установили Советскую власть. 15 мая в Ленкорани состоялся Чрезвычайный крестьянский съезд, на который собрались представители как от мусульманского, так и от русского населения края. Съезд, проходивший под руководством коммунистов, постановил объявить Мугань Советской республикой. Съезд избрал Совет, руководящую роль в котором играли коммунисты. В блоке с ними выступали «левые» эсеры.

Коммунисты Мугани вели борьбу под руководством Бакинского и Кавказского краевого комитетов РКГЦб). Советская Мугань имела связь с Астраханью, откуда морем получала некоторое количество оружия и боеприпасов. Перед коммунистами была поставлена задача разгромить гнездо деникинцев на Мугани и превратить ее в военную базу для Советской Каспийской флотилии. На Мугани предполагалось высадить десант советских войск с целью дальнейшего продвижения их в глубь Закавказья. Для проведения директив партии из Астрахани через Баку был направлен старый большевик, матрос-балтиец Т. И. Ульянцев (Отраднее) в качестве представителя Реввоенсовета 11-й армии и Кавказского краевого комитета РКП(б). Сюда же, на Мугань, в разное время шк Баку были направлены видные партийные работники: Б. Д. Агаев, Ш. Б. Ахундов, А. С. Мамедов, И. А. Пономарев.

Кавказскому краевому комитету РКП(б) удалось перебросить на Мугань через кордоны муса-ватской жандармерии и английские сторожевые посты около 200 красноармейцев. Вместе с добровольцами из местного населения они составили основное ядро советских повстанческих войск Мугани. На освобожденной территории было налажено издание газеты «Известия Муганского исполнительного комитета». В июле на Мугань лрибыл И. О. Коломийцев, назначенный советским полпредом в Иран. И. О. Коломийцев из Астрахани доставил на Мугань деньги, литературу, инструкции и боеприпасы.

Установление Советской власти на Мугани необычайно встревожило английских интервентов, азербайджанских мусаватистов и деникинцев.

Против советской Мугани были направлены му-саватские войска, кулацкие отряды, сформированные деникинскими офицерами, а также организованные англичанами банды, грабившие население в пограничных с Ираном районах. Красной Армии Мугани, насчитывавшей на фронте околд 500 штыков, пришлось выдерживать натиск во много раз превосходившего по численности врага. Почти три месяца советские войска Мугани нрр содействии бедноты оборонялись от наседавших врагов. Во второй половине июня контрреволюционным силам удалось подойти к Ленкорани—центру советской Мугани. Советские войска Мугани находились главным образом под Аста-рой. В Ленкорани оставалось около ста бойцов. Но враг не смог захватить город. По призыву руководителя Реввоенсовета Мугани Т. И. Ульян-цева в строй встало 50 больных и раненых бойцов. Красноармейцы сражались героически, не щадя своей жизни. Натиск врагов был отбит, но в сражении был смертельно ранен бесстрашный комиссар Мугани Т. И. Ульянцев.

Временные успехи Деникина на Южном фронте не позволили Советской России послать на помощь Мугани подкрепления. Положение защитников советской Мугани осложнилось еще и тем, что в трудные дни им изменили «левые» эсеры и часть бывших офицеров, занимавших командные должности. В этой обстановке руководители Советской власти на Мугани не сумели поднять на борьбу с врагами широкие массы трудового крестьянства. Это ослабляло позиции оборонявшихся. Советская власть на Мугани после почти трехмесячного существования была свергнута объединенными усилиями английских империалистов, мусаватских и белогвардейских банд. 24 июля 1919 года оставшиеся в живых защитники советской Мугани покинули Ленкорань. Эвакуацией руководил И. О. Коломийцев. Часть советских работников и бойцов пробралась в Баку, часть — в Астрахань. И. О. Коломийцев, отправившийся после оставления Ленкорани в Иран, был убит английскими агентами.

Несмотря на поражение, сам факт существования Советской власти на Мугани оказал большое революционизирующее воздействие на трудящихся Закавказья. Большевистская газета «Молот» писала 29 июля 1919 года:

«Сегодня от грязных рук ханско-бекских палачей, деникинцев пала Советская власть на маленькой Мугани.

Завтра железными руками рабоче-крестьянских масс будет создана Советская социалистическая власть во всем Азербайджане.

Пала Советская Мугань. Да здравствует Советский Азербайджан!»

Большое влияние на развитие революционного движения в Закавказье оказала угроза деникинского вторжения, возникшая летом 1919 года. Весной 1919 года части «Добровольческой» армии вошли в пределы Дагестана и готовились оккупировать Закавказье. Захват Закавказья дал бы де-„никинцам добавочные материальные ресурсы и помог бы реакционным силам Закавказья подавить нараставшее революционное движение. Перед большевистскими организациями Закавказья встала задача мобилизовать трудящиеся массы на борьбу и против белогвардейцев и против всех тех контрреволюционных сил, которые сочувствовали деникинцам и подготовляли их приход в Закавказье. Коммунисты обратились к трудящимся с призывом: «Все на борьбу с Деникиным, с палачом рабочих и крестьян!»

Кавказский краевой комитет указал партийным организациям, что в сложившихся условиях, когда обострились противоречия между буржуазно-националистическими правительствами Закавказья и Деникиным, коммунисты должны придерживаться не пораженческой позиции, а позиции активного давления на правительства закавказских республик, обещая им поддержку в борьбе против белогвардейцев. Краевой комитет исходил из того, что организация масс на борьбу против деникинцев усилит революционное движение в Закавказье, даст возможность большевистским организациям расширить свою работу среди трудящихся, еще больше разоблачить буржуазных националистов, которые, хотя и заявляли о готовности вести борьбу против Деникина, на самом же деле боялись белогвардейцев и заигрывали с ними.

Буржуазные националисты, служа тому же хозяину, что и деникинцы, являлись не столько противниками, сколько союзниками Деникина. По железным дорогам Закавказья Антанта перебрасывала из Ирана оружие и боеприпасы для деникинских войск. Деникину было разрешено мобилизовать находившихся в Закавказье офицеров царской армии. По приказу англичан грузинские меньшевики выдали Деникину в начале 1919 года группу большевиков, отошедших с Северного Кавказа в Грузию с частью войск 11-й армии. В апреле была выдана большая группа красноармейцев и советских работников, интернированных в Грузии при отступлении советских войск с Северного Кавказа. Буржуазные националисты имели своих представителей при деникинских властях. Деникин в свою очередь имел своих агентов при буржуазных правительствах Закавказья. Армянские дашнаки вступили в тайный военный союз с деникинцами и послали часть своих солдат в белогвардейскую армию. Такова была действительная политика буржуазных националистов Закавказья в отношении деникинцев. Не случайно поэтому В. И. Ленин включил мусаватский Азербайджан, дашнакскую Армению и меньшевистскую Грузию в число участников похода 14 государств против Советской России.

Мобилизуя массы на борьбу против Деникина, коммунисты выдвинули лозунг объединения всех сил трудящихся Закавказья. Они требовали создания единого фронта против белогвардейцев и объявления им революционной войны. 28 мая 1919 года бакинская «Рабочая конференция» обратилась с воззванием ко всем рабочим, крестьянам и солдатам Азербайджана с призывом вести против Деникина самую беспощадную борьбу.

7 тоня Тифлисский комитет РКП(б) выпустил воззвание к рабочим Грузии, в котором писал:

«Прочь колебания и нерешительность! Все рабочие Грузии — грузины, армяне, татары, русские — кровно заинтересованы в том, чтобы вести беспощадную борьбу против Деникина до сокрушения всех его темных сил, до победного конца над ним и его союзниками, до того момента, пока наши войска, сдавливая со всех сторон деникинские банды, не соединятся с красными войсками рабоче-крестьянской России».

Тифлисский комитет призывал трудящихся требовать от правительства решительной борьбы против Деникина и всех его союзников.

«Для нас, для коммунистов, членов Российской Коммунистической партии (большевиков), не может быть никаких колебаний и сомнений насчет Деникина, — говорилось в том же воззвании. — Наша священная обязанность — бороться против него до последней капли крови. Таков наш революционный н партийный долг перед нашими российскими товарищами, которые тоже самоотверженно, без устали, полагаясь только на свои силы, вот уже два года борются против деникинских, колчаковских банд и поддерживающих их японско-американских, англофранцузских, итальянских, чехословацких и других войск. Мы приложим все усилия свято выполнить свой долг» 53.

Коммунисты обращались к трудящимся с призывом добиваться от правительств легализации Коммунистической партии, освобождения из тюрем арестованных большевиков, свободы печати. По призыву коммунистов трудящиеся Закавказья выступали с требованием к своим правительствам начать борьбу против Деникина и его сторонников в Закавказье. Рабочие устраивали митинги и демонстрации, где принимали политические резолюции, осуждающие буржуазных националистов. Так, на одном из митингов в Баку рабочие потребовали организовать решительную борьбу с деникинщиной.

«В противном случае, — писали они в резолюции, — призываем закавказский пролетариат свергнуть власть своих подлых правительств, организоваться и сплотиться вокруг закавказской Советской власти, организовать борьбу и победу над черной реакцией» 54.

13 июля бакинский пролетариат провел забастовку в знак протеста против захвата деникинцами Дагестана.

В начале мая президиум бакинской «Рабочей конференции» предложил созвать чрезвычайный съезд рабочих конференций, Советов, а где нет таковых — представителей профессиональных союзов для объединения трудящихся Закавказья на борьбу против деникинщины. С таким предложением «Рабочая конференция» Баку обратилась к Тифлисскому Совету. Меньшевики вначале согласились на созыв закавказского рабочего съезда, который

должен был собраться 15 июня. Для подготовки съезда в Тифлис были направлены от «Рабочей конференции» А. И. Микоян, Г. Ф. Стуруа и другие коммунисты. Инициатива бакинской «Рабочей конференции» была поддержана трудящимися всего Закавказья. В этом ярко проявились интернацио^ нальная сплоченность рабочих и крестьян Закавказья и их солидарность с Советской Россией.

Революционный подъем, охвативший летом 1919 года Закавказье в связи с угрозой вторжения деникинцев, вызвал серьезные опасения у английских империалистов за прочность тыла белогвардейцев и крайне напугал буржуазных националистов. В середине нюня 1919 года командующий британскими силами в Закавказье генерал Кори от имени своего правительства сообщил правительствам Закавказья об установлении демаркационной линии между войсками Деникина, Грузией и Азербайджаном. Эта линия начиналась от устья реки Бзыбь и продолжалась далее на восток до пункта, расположенного на пять миль южнее Петровск-Порта.

Буржуазно-националистические правительства были удовлетворены этим решением английских хозяев и пытались успокоить трудящихся, одновременно усилив репрессии против большевиков. Грузинские меньшевики сорвали созыв закавказского рабочего съезда и выступили публично против создания единого фронта трудящихся Закавказья для борьбы с деникинцами. Это.вызвало возмущение передовых рабочих Грузии. Представителям бакинского пролетариата, выступавшим в Тифлисе на митингах протеста против политики меньшевиков, были оказаны восторженные встречи.

Буржуазные националисты Закавказья, опираясь на поддержку интервентов, принялись громить революционные организации пролетариата, арестовывать большевиков, закрывать революционные газеты. Меньшевистское правительство Грузии отдало распоряжение карательным органам о том, чтобы наиболее видных членов большевистской организации при арестах до места заключения не довозить, а расстреливать по дороге «за попытку к бегству». Это указание стало известно большевикам. Кавказский крайком РКП(б) пре-\ дупредил меньшевиков, что всякое убийство коммунистов будет рассматриваться как белый террор и вызовет со стороны большевистских организаций в целях самозащиты соответствующий отпор.

Никакие репрессии не могли помешать коммунистам развертывать работу в массах и поднимать их на борьбу с врагами трудящихся. Кавказский краевой комитет РКП(б) наряду с работой в Закавказье решил значительную часть сил и средств, имевшихся в его распоряжении, отдать на оказание помощи сражающейся Красной Армии, чтобы приблизить час освобождения Закавказья. Под руководством краевого комитета создавались повстанческие части, которые направлялись для борьбы в тыл деникинцев. Крайком направил своих представителей на Северный Кавказ для руководства повстанческим движением.

Кавказский краевой комитет, имевший регулярную связь с Астраханью, а через нее с Москвой, получал руководящие указания от ЦК РКП(б). В середине лета 1919 года ЦК прислал в Закавказье группу коммунистов для укрепления ослабленных репрессиями большевистских организаций Закавказья. По указанию ЦК крайком создал на Каспийском море так называемую «морскую экспедицию», в которую входили в основном коммунисты-моряки. «Морская экспедиция» по заданию ЦК вывозила из Баку в Астрахань бензин и другие нефтепродукты, приобретенные на «черном рынке», а из Астрахани доставляла в Баку деньги, оружие, литературу. Переправлять все это приходилось на рыбацких лодках с большим риском для жизни, так как на море постоянно патрулировали суда деникинцев и англичан. На лодках «морской экспедиции» переправлялись в Закавказье и партийные работники. Некоторые из них, как например Б. Сардаров и другие большевики, погибли в стычке с вражескими патрулями. Но этот путь в Баку, а отсюда во все другие места Закавказья, постоянно использовался в 1919 году.

С помощью присланных из Астрахани работников краевой комитет развернул успешную работу по разложению английских войск, которых было в Закавказье до 30 тысяч человек. В Баку была даже организована группа английских коммунистов. Под влиянием революционной обстановки и агитации коммунистов английские солдаты и матросы начали с лета 1919 года все настойчивее требовать отправки их на родину. На рост революционных настроений в английских войсках влияла также борьба рабочих Англии, требовавших прекращения интервенции в Советской России. Все чаще стали возникать конфликты между офицерами и солдатами. Был случай, когда 50 английских солдат отказались повиноваться начальству. Симпатии английских солдат к рабочим Закавказья были так велики, что командование во время первомайской демонстрации в Баку не разрешило им выходить из казарм.

Рост революционных настроений среди английских солдат и другие причины вынудили Англию в августе 1919 года вывести свои войска из Закавказья. Лишь в Батуме на некоторое время был оставлен английский гарнизон. Вывод английских войск ослабил силы контрреволюции Закавказья.

Буржуазные националисты, очутившись один на один с революционными массами Закавказья, пытались укрепить свои позиции, усиливая террор против трудящихся и заигрывая с деникинцами. 14 августа, в день, когда по решению «Рабочей конференции» в Баку была объявлена однодневная стачка и демонстрация протеста против возможного вторжения деникинцев, мусаватисты вывели на улицы усиленные отряды полиции и войск. Во многих местах были поставлены пулеметы. За призыв к забастовке была закрыта газета «Молот», а за ней и другие большевистские газеты. В сентябре мусаватисты организовали убийство видных деятелей левого

«Гуммета» — Мир Фаттаха Мусеви и Ашума | Алиева. Их похороны бакинский пролетариат превратил в мощную политическую демонстрацию протеста против мусаватского правительства.

Положение рабочих и трудящихся крестьян в Закавказье все более и более ухудшалось. Трудящиеся Азербайджана, Армении и Грузии видели, что буржуазно-националистические правительства на каждом шагу изменяют своим народам. Рабочие и трудящиеся крестьяне Закавказья все яснее понимали, что единственный путь избавления от нищеты, полицейского террора, кровавых национальных столкновений — это вооруженная борьба за установление Советской власти. Беззаветная борьба коммунистов против интервентов и внутренних сил контрреволюции, выдвигаемые ими лозунги революционно-освобо-дительной войны, защита коммунистами прав трудящихся способствовали быстрому росту партийных организаций и укреплению их связей с самыми широкими слоями населения. К концу 1919 года большевистские организации были созданы почти во всех уездах Закавказья.

Кавказский краевой комитет РКП(б) в августе и сентябре 1919 года обсуждал вопрос о вооруженном восстании в Грузии. Предполагалось поднять восстание в ноябре 1919 года. В августе — сентябре во всех уездах Грузии были проведены партийные конференции, на которых выяснилось, что коммунисты широко развернули подготовку к восстанию и что в ней примет участие значительная часть рабочих и крестьян. Ожидался переход на сторону восставших и части армии, в которой с каждым днем усиливалось большевистское влияние. Насколько широко была развернута большевиками работа в армии меньшевистской Грузии, свидетельствует тот факт, что в августе — сентябре почти во всех крупных воинских частях и даже в некоторых отрядах меньшевистской «народной гвардии» были организованы коммунистические ячейки. Под руководством Тифлисского комитета РКП(б) в Тифлисе был создан нелегальный гарнизонный Совет, в состав которого вошли представители всех крупных воинских частей города. Председателем Совета был И. Мгеладзе (Короглы).

Восстание предполагалось начать в Тифлисе и поддержать его массовыми вооруженными выступлениями по всей Грузии. Для руководства вооруженной борьбой был выделен Военно-революционный штаб Грузии. Во все уезды краевой комитет разослал уполномоченных, которые оказывали помощь местным партийным организациям.

Врагам удалось раскрыть планы коммунистов и за два дня до назначенного срока восстания арестовать всех членов Военно-революционного штаба п гарнизонного Совета. Были схвачены

также и многие руководители восстания на местах. Это сразу расстроило планы массового выступления. Ввиду этого Кавказский краевой комитет принял решение об отсрочке восстания. Однако в некоторые уезды известие об этом решении пришло с запозданием. И в назначенный ранее срок начались вооруженные выступления в Озургет-ском, Зугдидском, Ахалкалакском, Телавском, Ду-шетском и Горийском уездах. 23 октября началось крупное восстание трудящихся в Южной Осетии.

Меньшевики ценой больших усилий подавили разрозненные очаги восстания. Аресты и террор в Грузии еще более усилились. Среди тысяч арестованных оказались многие члены Кавказского краевого и Тифлисского комитетов РКП(б), а также руководители местных партийных организаций. Многие коммунисты были приговорены к смертной казни и убиты, многие высланы из Грузии на растерзание деникинцам. Захваченный в плен меньшевистскими карателями руководитель восстания в Оконском районе Южной Осетии большевик Знаур Айдаров перед расстрелом бросил в лицо палачам:

«Я — рабочий и умру за дело рабочих. Но моя кровь не пропадет даром. За меня отомстят мои братья по классу. Да здравствует коммунизм!» 55 Несмотря на поражение, восстание в Грузии имело большое значение для борьбы за победу Советской власти в Закавказье. Это восстание свидетельствовало о том, что час разгрома врагов трудящихся Закавказья приближается. Рост вооруженной борьбы на Кубани и в Причерноморье и восстание в Грузии заставили деникинцев еще больше беспокоиться за свой тыл и вынудили их в момент, когда разгорались решающие бои с Красной Армией, перебросить значительные силы с фронта на Кавказ.

Революционное движение в Закавказье еще более усилилось в начале 1920 года, когда Красная Армия, преследуя остатки деникинских войск, стала подходить к границам Закавказья.

Победы Советской власти способствовали развертыванию борьбы трудящихся в районах, временно захваченных интервентами и внутренней контрреволюцией. В свою очередь сопротивление трудящихся этих районов враждебным Советской власти силам облегчало действия Красной Армии против интервентов и белогвардейцев. Своей беззаветйой борьбой против буржуазно-националистических правительств, иностранных интервентов и деникинцев трудящиеся Закавказья вписали славную страницу в историю гражданской войны рабочих и крестьян Советской страны. Эта борьба приблизила также и освобождение самих трудящихся Закавказья.

__________________________