Огромную помощь Красной Армии в разгроме деникинских войск оказали трудящиеся временно захваченных белогвардейцами и интервентами районов юга России. Борьба против деникинского режима носила самые разнообразные формы. Рабочие и трудящиеся крестьяне укрывались от мобилизаций в белую армию, не платили налогов, срывали работу заводов, фабрик, шахт и железных дорог, прятали хлеб, уничтожали помещичьи имения, разгоняли местную белогвардейскую администрацию и т. д. С обострением классовых противоречий сопротивление трудящихся буржуазно-помещичьей диктатуре перерастало в высшую форму — повстанческое движение. Летом 1919 года в тылу деникинской армии начал создаваться огромный внутренний фронт сопротивления, который отвлекал на себя большие силы белогвардейцев, чем облегчал борьбу Красной Армии против деникинских войск и ускорял крах кровавой диктатуры буржуазии и помещиков.

В авангарде народной борьбы против деникинщины шел рабочий класс промышленных центров юга России и Украины. Он объединял вокруг себя все слои трудящихся под лозунгом восстановления Советской власти. Пламя повстанческого движения охватывало один за другим районы деникинского тыла: Украину, Дон, Причерноморье, Ставрополье, Кубань, Терек, Дагестан.

Тысячи коммунистов-подпольщиков возглавили это движение. Коммунистическая партия призывала массы к борьбе, вдохновляла их верой в победу, вносила в стихийное возмущение организованность,- политическую сознательность, революционную дисциплину и преодолевая все испытания вела рабочих и трудящихся крестьян к победе над деникинщиной.

Первые подпольные организации РКП(б) возникли на Дону и Северном Кавказе еще осенью 1918 года. Непосредственное руководство всем партийным подпольем Дона осуществляло созданное тогда же по указанию ЦК партии при политотделе Южного фронта Донское зарубежное бюро РКП(б) (Доибюро). В работе Донбюро принимали участие видные работники Донской организации партии — П. Г. Блохин, И. В. Решетков, И. А. Дорошев, С. Л. Лукашин, А. А. Френкель и другие коммунисты. ЦК РКП(б) направлял работу Донского бюро, помогал ему кадрами и средствами, заслушивал его отчеты. Так, на заседаниях Оргбюро ЦК РКП(б) 7 мая и 29 октября 1919 года Донское бюро доложило о своей работе по руководству борьбой трудящихся в тылу Деникина. По указанию ЦК РКП(б) Донбюро направляло за линию фронта партийных работников, большевистские газеты, воззвания, а также деньги, документы п пр. При штабах 8-й, 9-й, 10-й и 13-й армий Донбюро имело свои представительства, через которые» действия подпольных организаций согласовывались с планами советского военного командования.

Трудящееся население Дона, терроризованное и ограбленное белогвардейцами, горячо воспринимало большевистские призывы к борьбе. В городах и станицах Донской области учащались стычки населения с местными властями. На заводах и фабриках возникали забастовки.

В феврале — марте 1919 года в Таганрогском округе Донской области вспыхнули крестьянские восстания. Их возглавили сельские ячейки коммунистов, действовавшие под руководством Таганрогского подпольного комитета. Центром восстания стала слобода Федоровка, где находился штаб повстанцев. По призыву штаба из близлежащих сел в Федоровку прибыло до трех тысяч крестьян. Повстанцы разоружили отряд казаков, стоявший в Федоровке. Район восстания быстро расширялся. Белогвардейцы вынуждены были снять с фронта несколько частей для борьбы с крестьянами. Только после десятидневных боев белым удалось сломить сопротивление повстанцев. Карательные отряды огнем и мечом прошли по всему Таганрогскому округу. Пеплом пожарищ, тысячами расстрелянных и повешенных отметили они свой кровавый путь.

Восстание в Таганрогском округе было одним из первых признаков начавшегося перелома в сознании крестьянства юга России в сторону реши-\ тельной поддержки Советской власти.

Весной 1919 года деникинской контрразведке удалось напасть на след ряда подпольных организаций Дона. 20 мая произошел провал типографии в Ростове-на-Дону. На следующий день по доносу провокатора была арестована часть членов Ростово-Нахичеванского комитета. Массовые аресты произошли также в Новочеркасской, Таганрогской п других партийных организациях. Члены Ростовской подпольной организации А. Аболин, М. Гуньков, М. Мироненко, Г. Спирин и другие были приговорены деникинским военно-полевым судом к расстрелу, и лишь благодаря подкупу судебных властей удалось предотвратить приведение приговора в псполнение. На смену попавшим в лапы деникинцев становились новые подпольщики, и героическая борьба продолжалась.

В июне в Ростове-на-Дону руководящий партийный центр был восстановлен. С огромными

трудностями комитет оборудовал подпольную типографию, в которой опять начали печататься листовки и газета «Пролетарий». Вскоре Ростово-Нахичеванский комитет установил связь с подпольщиками Новороссийска и партизанскими отрядами Причерноморья. Для подкрепления большевистских организаций Новороссийска и повстанцев в Причерноморье из Ростова-на-Дону одна за другой выехали две группы коммунистов-подпольщиков, в том числе: А. Сидорчук, Г. Пустынников (Максимович), В. Петров, А. Селиванов, И. Пивоваров, А. Васильев-Шмидт. При комитете РКП(б) в Ростове-на-Дону был образован военный штаб, который сосредоточил в своих руках работу среди деникинских войск, организацию боевых дружин, сбор секретных военных сведений о противнике и т. д. Все это имело исключительно важное значение для боевых действий Красной Армии на Южном фронте. В письме Ростово-Нахичеванскому комитету РКП(б) Донбюро писало в ноябре 1919 года:

«Мы еще раз указываем на важность систематической информации о положении в тылу у белых. Ваши военные сведения также имеют большое значение и посланы нами в штаб Республики» 26.

С конца 1918 года развернулась упорная борьба против деникинцев на Кубани и в Причерноморье. Ее начали рабочие Екатеринодара, Новороссийска, Тихорецкой, Майкопа, Армавира и других городов. В 1919 году эта борьба приняла массовый характер. Белогвардейские газеты пестрели сообщениями о забастовках в городах, о стихийных выступлениях в селах и станицах, налетах партизанских отрядов на гарнизоны и военные объекты. Тысячи рабочих и крестьян, спасаясь от преследований и мобилизаций, уходили в леса и горы. Партизанские отряды начали быстро пополняться. Возникали десятки новых отрядов. Партизаны, укрывавшиеся в лесах и горах Кубани и Причерноморья, получили название «красно-зеленых».

Ядро повстанческих отрядов составили рабочие Новороссийска, Екатеринодара и других городов. На юге Причерноморья (в районе Сочи — Адлер), где отсутствовали сколько-нибудь значительные пролетарские центры, некоторое время на партизанском движении сказывалось эсеровское влияние^ Но суровый опыт борьбы, через который прошли «красно-зеленые» повстанцы, а также неустанная деятельность коммунистов-иодполыдп-ков свели в дальнейшем это влияние на нет.

Руководство «красно-зеленым» движением на Кубани и в Северном Причерноморье взяли на себя Екатеринодарский и Новороссийский подпольные комитеты РКП(б). Они в свою очередь получали помощь от Ростово-Нахичеванского комитета и Донбюро РКП(б).

Екатеринодарский комитет образовался в марте 1919 года. В него входили коммунисты-подпольщики: член партии с 1905 года А. А Лиманский, М. Т. Маслиев, М. С. Кочин и В. Ф. Черный.

В докладе ЦК РКП(б) Екатеринодарский комитет писал:

«Считая, что стихийные, неорганизованные и разрозненные восстания только вредят нашему делу, ослабляя наши силы, комитет берет на себя руководство всеми скрывающимися отрядами и вооруженными силами в пределах достижения на территории, занятой «Добровольческой» армией, устанавливая и поддерживая с ними непрерывную связь. Дело это находится в руках Военно-революционного штаба...»27 Комитет сообщал о своем решении связаться через Ростово-Нахичеванский комитет с командованием Южного фронта для согласования с ним действий партизан и для передачи секретных сведений, добытых в белогвардейских штабах и учреждениях.

В ответном письме Центральный Комитет РКП(б) 5 мая 1919 года приветствовал образование подпольного Екатеринодарского комитета и выражал уверенность в успехе его деятельности.

«Мы думаем, — говорилось в письме ЦК, — что желание ваше связаться со штабом Маныч-ского фронта (участок Южного фронта на реке Маныч. — Ред.) безусловно необходимо удовлетворить, и мы дали соответствующие указания товарищам из Реввоенсовета Южного фронта. Комитет ваш нами утвержден, и мы считаем, что временно вы можете взять в свои руки инициативу и права областного комитета»28. ЦК утвердил Екатеринодарский комитет как Северо-Кавказский областной комитет РКП(б). Вскоре комитет установил связи с местными организациями.

Новороссийский подпольный комитет большевиков начал действовать в апреле 1919 года. Контрразведке деникинцев удалось в конце мая арестовать ряд работников Новороссийского комитета, но вскоре подпольный комитет был восстановлен. Его возглавил рабочий-железнодорожник В. Тихонов. Комитет оформил ряд подпольных организаций как в самом городе, так и в прилегающих к нему районах. Еще в апреле под руководством Новороссийского комитета в селе Борисовке состоялась конференция представителей партизанских отрядов, действовавших в районе Новороссийск — Геленджик. Конференция приняла решение объединить партизанские силы и наметила меры к усилению борьбы против деникинцев.

Для политической и организаторской работы среди партизан Северо-Кавказский и Новороссийский комитеты РКП(б) направили в отряды своих представителей. Разрозненным партизанским отрядам, разбросанным в горах Черноморского побережья, была придана более стройная организация. Отряды были сведены в группы. Первая группа партизанских отрядов действовала около Геленджика, вторая — в горах около Фальшивого Геленджика, третья — на Лысых Горах, четвертая — в горах между Новороссийском и селением Ахони, пятая — в окрестностях Абрау-

Дюрсо, а затем в районе Геленджика, шестая — в горах у Абрау-Дюрсо, особая группа «Гром и молния» — в районе Абинской, группа И. Павленко — в горах в районе Архипо-Осиповки.

Население оказывало партизанам активную поддержку, тайно переправляло в леса и ущелья продовольствие, одежду, сообщало сведения о белогвардейцах. Под влиянием коммунистов укреплялась дисциплина в партизанских группах, многие из них сливались в более крупные отряды.

В июле, когда Деникин начал поход на Москву, представители Северо-Кавказского областного и Новороссийского подпольных партийных комитетов созвали в селении Левая Щель конференцию делегатов от всех основных партизанских групп, действовавших в районе Новороссийск — Туапсе, с целью реорганизации партизанских отрядов и усиления ударов по деникинцам. На конференции были созданы Главный и районные штабы партизан. В состав Главного штаба вошли представители Северо-Кавказского комитета М. Маслиев, Н. Пшеничный, П. Назаров и др. При штабе была создана политическая коллегия во главе с Г. Сергеевым. Главный штаб отменил выборы командного состава, ввел институт военных комиссаров и развернул политико-воспитательную работу среди партизан. Штаб действовал до начала 1920 года, координируя удары партизанских сил по врагу.

Летом 1919 года «красно-зеленая» армия насчитывала уже до 15 тысяч бойцов, находившихся под единым командованием. Эта армия начала наносить чувствительные удары деникинцам.

В середине июля один из отрядов внезапным налетом разгромил и обезоружил гарнизон станицы Абинской и арестовал атамана. В начале августа другой отряд партизан напал на имение Абрау-Дюрсо, разоружил гарнизон, забрал оружие, продовольствие, пленных и ушел в горы. Отряды партизан вели бои с денпкинцами в районах Новороссийска, Геленджика, Туапсе и других пунктов. Боевая слава о действиях партизанских отрядов И. Пугачева, И. Павленко, Г. Гринченко, П. Самсонова и многих других разнеслась по городам, селам и станицам, воодушевляя трудящихся на борьбу с деникинцами.

В августе положение «красно-зеленой» повстанческой армии настолько укрепилось, что партизаны предприняли наступление на одну из главных деникинских баз — Новороссийск. Несколько групп партизан заняли ряд прилегающих к Новороссийску пунктов и готовились к борьбе за город. Операция была сорвана только вследствие предательства. Но сама попытка захватить город не прошла бесследно. Слухи о том, что вокруг города собралась многотысячная армия «красно-зеленых», посеяли смятение в стане врага.

В августе — сентябре, когда на Южном фронте развернулись ожесточенные бои, действия «красно-зеленой» повстанческой армии отвлекли с фронта значительные силы деникинцев.

Белогвардейское командование вынуждено было держать только против партизан на Черноморском побережье более 6 тысяч солдат и офицеров. Деникин писал позднее, что уже летом 1919 года «красно-зеленые» повстанцы стали «бедствием» для белых властей.

Наряду с ростом повстанческого движения развертывалась во многих городах Северного Кавказа — Екатеринодаре, Новороссийске, Майкопе, Армавире, Грозном, Владикавказе (Орджоникидзе) — самоотверженная деятельность коммунистов-подпольщиков. Они вносили в массы неукротимый дух сопротивления белогвардей-щине, вселяли в сердц'а трудящихся светлую веру в окончательную победу дела революции.

В Армавире летом 1919 года по заданию Кавказского краевого комитета РКП(б) начала действовать группа коммунистов и комсомольцев-подпольщиков, прибывшая из Баку. В ее состав входили Р. Каспарова, С. Магаузов, С. Саркисов, Е. Румянцева. Подпольщики собирали ценные сведения о состоянии тыла и вооруженных силах белогвардейцев и пересылали их в краевой комитет. Белогвардейской контрразведке удалось напасть на след подпольщиков и арестовать их. В феврале 1920 года, когда заря освобождения уже вставала над Северным Кавказом, деникин-ские палачи зверски расправились с арестованными. В Грозном были повешены Роза Каспарова, Суреп Магаузов, Сергей Саркисов, Екатерина Румянцева и другие бесстрашные борцы за Советскую власть.

Коммунисты и комсомольцы — подпольщики не пали духом перед казнью, не склонили головы перед врагом. Своим мужеством они еще раз показали, что дело, за которое они идут на смерть, непобедимо.

Бурно развивалось партизанское движение и в южной части кавказского побережья Черного моря. Здесь к осени 1919 года было около 30 крестьянских партизанских отрядов. Они действовали в пределах узкой полосы по берегу Черного моря, постоянно нарушая движение по дорогам в районе Сочи — Гагра. Кавказский краевой комитет РКП(б) направил к партизанам группу бывших командиров и политработников 11-й армии, находившихся в Грузии. В состав группы входили Е. Казанский, М. Томашевский, И. Шевцов, В. Фавицкий и другие подпольщики. В январе 1920 года черноморские отряды развернули во взаимодействии с партизанами других районов широкие наступательные действия против деникинцев.

С весны 1919 года крупный очаг партизанского движения образовался на юге Ставрополыцины. Партизаны действовали в районе Георгиевска и Воронцово-Александровского и дальше по всему течению реки Кумы, вплоть до сел Урожайное п Величаевское в низовьях Кумы. Организаторами первых партизанских отрядов здесь были В. С. Балахтин, И. П. Гулай, А. Забелин, А. В. Мосиенко, И. Г. Шило.'

Базы многих партизанских отрядов Ставрополыцины находились в плавнях и густых зарослях камыша. Поэтому население называло партизан «красными камышанцами». Реввоенсовет 11-й армии направил в августе 1919 года к «камышан-цам» своими представителями организатора Советской власти в селах Медвеженского уезда Ставрополыцины, а затем комиссара кавалерийского корпуса 11-й армии Ф. Ф. Лыткина и бывшего председателя Святокрестовского комитета большевиков П. С. Загинайко. Первый из них принял на себя общее командование величаев-ско-урожайненскими отрядами, второй — политическое руководство. В короткий срок по директивам Реввоенсовета 11-й армии партизаны провели реорганизацию своих отрядов. Величаевско-уро-жайненская группа партизан объединилась с группой, действовавшей в районе Святого Креста. Было создано два партизанских полка — кавалерийский под командованием крестьянина села Урожайное И. П. Гулая, и пехотный под командованием бывшего члена Святокрестовского исполкома И. Г. Шило. Их общая численность достигала 1500 человек. Пополнившись свежими силами, партизаны перешли к активным боевым действиям. В сентябре они совершили смелый ночной налет на белогвардейский гарнизон села Величаевское, разбили в жарком бою деникинскнй полк и захватили в плен свыше 400 человек во главе с командиром полка. В этом бою погиб бесстрашный командир партизанского кавалерийского полка И. П. Гулай. В следующий раз партизаны напали на гарнизон в Урожайном. Находившиеся здесь два деникинских полка, не приняв боя, бежали.

В результате августовско-сентябрьских боев «камышанцы» очистили от белых территорию в радиусе 70 километров, где была восстановлена власть трудящихся. В боях партизаны захватили запасы оружия, боеприпасов, продовольствия и обмундирования. Это позволяло им вооружать новых бойцов, приходивших в отряды из городов, сел и станиц.

Белогвардейцы обратились к «камышанцам» с ультимативным требованием прекратить борьбу. В ответе деникинцам партизаны писали:

«Только генеральское тупоумие способно верить в нашу сдачу.

Мьг пошли в камыши не из боязни смерти, а с клятвой бороться с ненавистной нам эксплуататорской белой сволочью. Мы пошли в камыши уверенные, что мы, трудящиеся, победим, и мы победим...» 29 Деникинское командование двинуло из района Святого Креста против партизан, действовавших в районе Величаевское — Урожайное, кавалерийскую дивизию. Воспользовавшись тем, что часть партизан ушла в дальнюю операцию, белогвардейцы окружили оставшихся и начали яростный артиллерийский обстрел партизанских баз на островах п в плавнях Кумы. «Камышанцы», среди которых было много детей, женщин и стариков,

до последней возможности обороняли свои позиции. Но устоять перед превосходящим по численности и вооружению противником не было сил. Партизаны отступили. Многие из них, раненые, утонули в плавнях Кумы. Но некоторая часть прорвалась ночью через цепи противника и рассеялась. Врагу казалось, что с партизанами в этих районах покончено. Однако прошло немного времени и здесь снова возродились грозные отряды повстанцев.

Большой размах получило партизанское движение в 1919 году в Дагестане и на Тереке. По признанию Деникина, Северный Кавказ представлял собой «кипящий котел» 30.

Партизанское движение на Северном Кавказе протекало в чрезвычайно сложных условиях. В борьбе за руководство повстанческим движением здесь столкнулись различные силы. Коммунистическая партия ставила своей задачей помочь трудящимся Северного Кавказа завоевать не только национальное, но и социальное освобождение. Совершенно другие, антинародные, цели преследовали буржуазные националисты и феодально-религиозные верхи Северного Кавказа. Пользуясь слабостью местных пролетарских сил, отсталостью трудящихся масс, их темнотой, забитостью и религиозными предрассудками, они стремились использовать восстание горских народов против деникинцев в своих интересах. Буржуазные националисты в союзе с феодалами и духовенством мечтали образовать на Северном Кавказе своп «эмирства» и «шариатские» республики по типу меньшевистской Грузии или мусаватского Азербайджана, где бы сохранилось всевластие феодалов и нарождающейся торгово-промышленной буржуазии. Буржуазное правительство Грузии, поддерживая эти силы, рассчитывало использовать будущие «эмирства» Северного Кавказа как барьер против влияния Советской власти. Мусаватисты Азербайджана, действуя при поддержке турецких феодалов, рассчитывали прибрать к рукам Северный Кавказ. Свои замыслы они маскировали флагом религиозной общности. О протекторате над Северным Кавказом втайне от своих союзников мечтали и турецкие феодалы.

Суровый жизненный опыт и неустанная работа местных коммунистических организаций, руководимых Центральным Комитетом РКП(б), помогли трудящимся горцам стать на правильный путь борьбы за Советскую власть. В этом огромную роль сыграли правильная национальная политика Коммунистической партии и пример строительства новой жизни в Советской республике.

Много сил организации и развертыванию партизанской борьбы в горах Кавказа отдали видные партийные работники, в том числе Г.К.Орджоникидзе, Ф. И.Махарадзе, Н.Ф. Гикало, Б. Э. Калмыков,' А. 3. Дьяков (Турбин), Б. П. Шеболдаев, У.Д. Буйнакскпй, С.-С.Казбеков, Г. Цаголов. Особенно большую работу среди горцев проделал Г. К. Орджоникидзе. Пользуясь огромным авторитетом среди горцев, он призывал народы Ингушетии, Чечни, Осетии и Дагестана сохранить верность Советской власти, сделать все для скорейшего ее восстановления. С февраля по апрель 1919 года Г. К. Орджоникидзе, находясь в горах Ингушетии, руководил созданием, вооружением и боевыми действиями красных партизан.

Центральный Комитет РКП(б) и лично

B. И. Ленин, учитывая огромное политическое значение повстанческого движения трудящихся масс в тылу Деникина, повседневно направляли это движение, выделяли на руководящую подпольную работу лучшие партийные кадры, заботились о регулярной доставке нодполыцнкам и партизанам оружия, денег и т. п. По поручению ЦК РКП(б) партизанским движением на Северном Кавказе руководил Кавказский краевой комитет РКГЦб), находившийся в Тифлисе (Тбилиси). При крайкоме была создана Горская секция, в которую вошли представители горских народов Северного Кавказа: С. Габиев, И. Зязиков, Б. Калмыков,

C. Мамсуров, Т. Созаев, С. Такоев, Д. Коркмасов. Реввоенсовет 11-й армии также осуществлял оперативное руководство партизанским движением и партийным подпольем. Член Реввоенсовета С. М. Киров поддерживал связь между Центральным Комитетом РКП(б) и подпольными партийными организациями, подбирал работников для посылки за линию фронта, писал директивные письма коммунистам Баку, Тифлиса и других мест. В одном из писем, направленных в октябре 1919 года коммунистам Баку, С. М. Киров подчеркивал:

«Еще и еще раз напоминаю вам категорическое требование Цека нашей партии о том, чтобы вы сообщили самым подробным образом ваши планы работы и состояние последней» 31.

Из Астрахани, где находился Реввоенсовет 11-й армии, тянулись живые связи к партизанам — «камышанцам» Ставрополыцины и Кизляра, к повстанцам Дагестана, Северной Осетии, Чечни, Ингушетии, Кабарды и Балкарии.

Одной из самых сильных подпольных партийных ор^низаций на Северном Кавказе была Дагестанская организация, возглавляемая У. Буйнак-ским и Д. Коркмасовым. У. Буйнакский побывал в Москве у Я. М. Свердлова, И. В. Сталина и в Астрахани у С. М. Кирова, от которых получил указания о развертывании партийной работы и партизанской борьбы в Дагестане. По возвращении Буйнакского в Дагестан была созвана в селении Кумторкала подпольная партийная конференция, которая избрала областной комитет РКП(б) Дагестана.

Областным комитетом партии был создан руководящий орган партизанских сил — Военный Совет, во главе которого встал У. Буйнакский. Члены областного комитета О. Лещин-ский и Е. Гоголев вели работу среди местного трудящегося населения и воинских частей контрреволюционного «горского правительства». В горы были посланы представители областного комитета для организации партизанских отрядов

Героическими усилиями коммунистов в короткий срок в Дагестане была создана повстанческая армия численностью до 8 тысяч бойцов. Высшие командные посты в ней заняли по решению подпольного областного комитета РКП(б) А. Меджидов и В. Тимашев. Широко развернувшаяся деятельность дагестанских коммунистов была, однако, прервана 13 мая 1919 года неожиданным арестом почти всего областного комитета.

Белогвардейцы жестоко расправились с руководителями дагестанских трудящихся. У. Д. Буй-накский, О. М. Лещинский и ряд других видных работников были расстреляны. Выступая на суде с последней речью, У. Буйнакский, как верный сын партии, заявил:

«Вы расстреляете меня и еще тысячу, подобных мне, но ту идею, которая живет уже в нашем народе, ее вы не сумеете расстрелять. Я смело иду навстречу палачам и твердо уверен, что возмездие близко и лучи освобождения проникнут в веками порабощенные ущелья гор Дагестана. Я не прошу снисхождения ко мне, освобожденный народ сам отомстит за всех погибших в этой, пока неравной борьбе. Я твердо убежден в победе Советской власти и Коммунистической партии и готов умереть за их торжество» 32.

Весной 1919 года деникинцы разогнали так называемое «горское правительство» и другие марионеточные власти и начали устанавливать в Дагестане, Осетии, Чечне, Ингушетии, Кабарде и других районах Северного Кавказа свою открытую военную диктатуру под лозунгом «единой и неделимой России». Около 100 горных селений, изъявивших непокорность, были стерты с лица земли. Такой трагической участи подверглись ингушские аулы Сурхори и Экажево, чеченские аулы Гойты, Гехи, Урус-Мартан и многие другие.

В ответ на зверства горские народы поднялись на священную войну с деникинцами. В июне вспыхнули восстания в Ингушетии и Чечне. В июле развернулась массовая борьба в Дагестане. В водовороте повстанческого движения на поверхность стали всплывать буржуазно-националисти- 4 ческие «вожди», которые пытались захватить руководство повстанческим движением в свои руки. В Дагестане провозгласил себя «вождем трудящихся» шейх Али-Хаджи Акушинский, в Чечне — шейх Узун-Хаджи. Они объявили себя защитниками ислама от «неверных».

Сложная обстановка того времени заставила коммунистов Северного Кавказа вступить во временное соглашение с Али-Хаджи Акушинским и Узун-Хаджи, так как за ними шли многие трудящиеся горцы, находившиеся во власти религиозных предрассудков. Но коммунисты неустанно вели среди горцев политическую работу, разъясняя им, что их кровные интересы может удовлетворить только Советская власть.

В августе развернулись ожесточенные бои партизан с деникинцами в нагорной Чечне, где действовали два партизанских отряда. Одним из них

руководили член Кавказского краевого комитета РКП(б) Н. Ф. Гикало и коммунист-чеченец Аслан-бек Шерипов. Этот отряд состоял из рабочих Грозного н Владикавказа, из трудящихся кабардинцев, ингушей, чеченцев и других народностей, из русских крестьян и терских казаков, боровшихся в рядах 11-й армии и ушедших в горы при ее отступлении в начале 1919 года. Другой отряд состоял почти сплошь из горцев. Действовал он под начальством Узун-Хаджи.

Белогвардейское командование бросило против повстанцев казачью дивизию и пехотные части. Весь август в районе селений Шали, Сержен-Юрт, Воздвиженское шли тяжелые бои. Население помогало партизанам, чем только могло. В этих боях белогвардейские части были разбиты и отброшены от горных районов Чечни. Партизанские отряды подошли к Грозному. В одном из боев пал смертью героя А. Шерипов, пользовавшийся большой любовью трудящихся горцев. Героические подвиги партизан отряда Н. Ф. Гикало стали известны по всей Чечне и Ингушетии, и в отряд потянулись сотни повстанцев. Победа партизан Чечни и Ингушетии в августе 1919 года над деникинцами получила отзвук на всем Северном Кавказе.

«Эти успехи, — признавался Деникин, — отозвались и в Дагестане, который к началу сентября снова почти весь был объят восстанием» 33.

Коммунисты Дагестана — Д. Коркмасов, С. Казбеков, представитель Реввоенсовета 11-й армии Б. Шеболдаев и другие,—используя шейха Али-Хаджи Акушинского, провели мобилизацию в дагестанских аулах. Она дала в первые же дни до двух тысяч человек. Бюро Кавказского краевого комитета партии в Баку, получив доклад Б. Шеболдаева и других руководителей дагестанской подпольной партийной организации, санкционировало развертывание восстания против деникинцев, выделило на нужды повстанцев миллион рублей и направило в Дагестан своих представителей. К сентябрю восстание, начатое в Даргинском округе, охватило Гунибский, Са-мурский, Кази-Кумухский, Кюринский и другие округа Дагестана. Особенно тяжелые удары деникинцам нанесли повстанцы в ущелье Аякака, у Салтинского перевала, в Касумкенте и Гунибе. В ущелье Аякака был истреблен деникинский отряд численностью около 1000 человек. Захватив Гуниб, партизаны уничтожили деникинский гарнизон и взяли богатые трофеи. Почти вся гор7 ная часть Дагестана была очищена от белогвардейцев. Борьба в дальнейшем велась в основном лишь вдоль железной дороги и у наиболее крупных городов.

Штаб повстанцев Дагестана обосновался в. селе Леваши. 19 сентября восставшие захватили мусульманскую часть Дербента и удерживали ее несколько дней. В первых иислах октября партизаны подвергли осаде Темир-Хан-Шуру. В момент, когда деникинцы так нуждались в резервах, партизаны Дагестана создали постоянный внутренний фронт, отвлекавший на себя крупные силы белогвардейцев. Деникин позднее писал, что восстание горцев Северного Кавказа осенью 1919 года сорвало наступление против Астрахани, так как отвлекло на себя до 15 тысяч штыков и сабель.

Английская военная миссия на Кавказе, встревоженная размахом восстания в тылу армии Деникина, поспешила вмешаться в борьбу. Представитель миссии полковник Роуландсон обратился в сентябре к восставшим народам Дагестана и Терека с угрозами и требованием прекратить борьбу.

«Англия, — заявил Роуландсон, — помогает Деникину снаряжением, танками, аэропланами, пушками, пулеметами и будет помогать до исполнения Деникиным его цели.

Англия дала для этого своих инструкторов.

Будет очень жалко, если придется обратить это оружие против горцев и их аулы будут разрушены...» 34.

Али-Хаджи Акушинский сделал попытку вступить в переговоры с деникинцами, но этот шаг Акушинского вызвал возмущение революционно настроенных трудящихся горцев, и соглашение не состоялось.

В сентябре в Баку по предложению Бюро Кавказского краевого комитета и Реввоенсовета 11-й армии был восстановлен подпольный Дагестанский областной комитет РКП(б). Обосновавшись в Левашах, комитет возглавил руководство восстанием. Он взял под свой контроль созданный в Левашах повстанцами Совет Обороны Дагестана, в который наряду с коммунистами вошли и временные попутчики в борьбе с деникинцами. Председателем Совета Обороны являлся Али-Хаджи Акушинский, но с самого начала большое влияние на деятельность Совета оказывали коммунисты Д. Коркмасов, С. Казбеков, С. Дударов. Буржуазно-клерикальные элементы, вынужденные пойти на блок с коммунистами, стремились овладеть партизанским движением и протащить на командные посты турецких и мусаватскпх офицеров. Турецкий генерал Нури-паша, пробравшийся в Дагестан с группой офицеров, стал главнокомандующим повстанческими силами Дагестана. Па должность командующего Дербентским фронтом был назначен турецкий офицер Руфат-бей, Темпр-Хан-Шуринским фронтом — Казим-бей. Коммунисты Дагестана, не имея своих командных кадров и принимая во внимание, что эти лица обязались выполнять директивы Совета Обороны, вынуждены были временно согласиться на эти назначения.

Однако буржуазно-клерикальным элементам не удалось повести за собой основную массу повстанцев. Коммунистам Дагестана оказали помощь Кавказский краевой комитет партии и Реввоенсовет 11-й армии, которые направили в Дагестан опытных и преданных Советской власти военных работников. Созданные в партизанских войсках коммунистические организации развернули среди повстанцев политическую работу и, опираясь на революционный актив, начали проводить на командные должности верных Советской власти людей. Повстанческое движение быстро приобретало большевистский характер. Вскоре и Совет Обороны оказался полностью в руках коммунистов. Его председателем был избран активный работник Дагестанской коммунистической организации С.-С. Казбеков. На Дербентском фронте группа коммунистов во главе с представителем Кавказского краевого комитета РКП(б) А. 3. Дьяковым и С. И. Тымчуком также добилась устранения от командования турецких офицеров, что позволило быстро укрепить силы партизан.

Положение турецко-мусаватских агентов становилось все более шатким. Они решили восстановить свою власть путем физического уничтожения коммунистов. В ночь на 5 марта 1920 года турецкие агенты во главе с Нури-пашой и

Казим-беем организовали нападение своих банд на Леваши и арестовали коммунистов — членов Совета Обороны Дагестана. Однако вызванные накануне Советом Обороны верные Советской власти отряды повстанцев потребовали освобождения арестованных. Авантюра не удалась. Заговорщики вынуждены были освободить коммунистов, но среди них уже не было председателя Совета Обороны С.-С. Казбекова. Враги успели убить его. Не считая целесообразным открывать против клики Нури-паши военных действий, Совет Обороны предложил ей покинуть Дагестан. После изгнания Нури-паши и других турецко-мусаватских агентов авторитет коммунистов среди повстанцев и населения еще более укрепился.

Такую же упорную борьбу за массы с турецко-мусаватской агентурой пришлось выдержать коммунистам и в Чечне. Здесь агенты Турции и мусаватского Азербайджана в сентябре 1919 года объявили о создании так называемого «северо-кавказского эмирства» во главе с Узун-Хаджи. Это был первый шаг на пути к образованию на Северном Кавказе запланированного турецкими феодалами и их агентами горского марионеточного государства под протекторатом Турции. Пост командующего вооруженными силами «эмирства» занял авантюрист князь Дышнинский. В Чечне образовались две силы — партизанский отряд под командованием Н. Ф. Гикало и «эмирство» Узун-Хаджи. Между ними назревал конфликт. Коммунисты вели борьбу за то, чтобы привлечь на свою сторону из отрядов Узун-Хаджи трудящихся горцев.

Кавказский краевой комитет РКП(б) принял меры, чтобы укрепить советские силы в Чечне. В отряд Н. Ф. Гикало были направлены опытные партийные работники и переслано около 8 миллионов рублей.

В конце 1919 и начале 1920 года партизаны вели непрерывные бои с деникинцами в районе Гудермес — Грозный. Здесь партизаны Гикало взаимодействовали с отрядом, образовавшимся в низовьях Терека иод руководством уполномоченного Реввоенсовета 11-й армии, бывшего председателя Кизлярского ревкома А. Ф. Хорошева.

В Ингушетии, в районе Владикавказа, шла героическая борьба партизан против деникинцев под руководством Ингушского ревкома, в состав которого входил ряд видных ингушских коммунистов, в том числе 10. Албогачиев, И. Зязиков, Э. Чабиев. Командующим партизанскими отрядами Ингушетии ревком назначил коммуниста Е. Гулиева. Наиболее крупной партизанской частью был отряд X. Орцханова. Во взаимодействии с отрядами Гикало и Орцханова действовали группы партизан-кабардинцев под общим руководством организатора революционных сил Кабарды коммуниста Б. Калмыкова. В Северной Осетин к началу 1920 года удары по деникипцам наносили Дигорский отряд под командованием Д. Тогоева, отряды, действовавшие на правом берегу Терека, которыми командовал X. Псхациев, отряды левобережной Осетии под командованием

А. Ботоева. Политическое руководство партизанскими отрядами осуществлял Осетинский революционный комитет, избранный осенью 1919 года на подпольной партийной конференции в селе Хри-стиановском. В состав ревкома вошли виднейшие осетинские коммунисты К. Борукаев, Г. Бараков, Д. Тогоев, А. Ботоев, К. Бутаев и другие. Командующим всеми партизанскими отрядами Северной Осетии был назначен Г. Бараков.

В январе 1920 года по решению Кавказского краевого комитета и Реввоенсовета 11-й армии в селе Воздвиженском был создан штаб повстанческих войск Терской области. Он объединил все отряды, действовавшие в Терской области под руководством коммунистов. Командующим объединенных партизанских сил был назначен И. Ф. Гикало, начальником штаба — уполномоченный Реввоенсовета 11-й армии ингушский коммунист С. Дудаев, начальником политического отдела — А. Носов. Объединение всех партизанских отрядов Терской области позволило усилить удары по врагу.

Деникинцы попытались расправиться с партизанами. Они направили в январе против терских повстанцев 6-тысячный отряд. Партизаны же имели в Воздвиженском только около 400 бойцов. Но партизаны смело приняли бой.

О нападении на Воздвнженское стало известно отряду Узун-Хаджи, стоявшему в 7 километрах от села, и партизаны этого отряда потребовали от Узун-Хаджи оказать помощь товарищам. Но главари так называемого «эмирства», боявшиеся красных партизан, под всякими предлогами затягивали выступление. Тогда многие рядовые партизаны отряда Узун-Хаджи и трудящиеся горцы сами пришли на помощь своим товарищам. Деникинцы понесли большие потери и бежали к Грозному. Многие партизаны из отряда Узун-Хаджи потребовали ареста командующего князя Дышннн-ского и разоружения его сторонников. Партизаны отряда Гикало помогли революционной части повстанцев Узун-Хаджи арестовать 6 февраля Дышнинского, разоружить турецко-мусаватских агентов и ликвидировать так называемое «северокавказское эмирство».

При содействии штаба повстанческих войск Терской области местные коммунисты в начале 1920 года создали ревкомы в Кабарде, Балкарии, Ингушетии и в других районах и развернули формирование новых партизанских отрядов.

Массовое повстанческое движение на Дону и Кубани, в Причерноморье, на Ставрополыцнне, на Тереке и в Дагестане в дни июльско-августов-ских боев, а затем и во время осеннего контрнаступления советских войск Южного и Юго-Восточного фронтов отвлекло на себя значительные силы деникинцев и дезорганизовало их глубокий тыл.

С августа 1919 года начало развиваться партизанское движение в южных районах Украины. В октябре — ноябре оно приняло уже характер народной войны против деникинцев. Сложность классовых и национальных отношений на Украине

привела к тому, что в этом движении наряду с коммунистами принимали участие боротьбисты (украинские «левые» эсеры), борьбисты (русские «левые» эсеры на Украине) п анархисты. Подчинить своему влиянию партизанское движение пытались также украинские правые эсеры, меньшевики и самостийники.

Коммунисты Украины начали подготовку к партизанской борьбе еще летом 1919 года, когда обозначилась угроза наступления деникинцев. Заранее создавались базы и штабы партизанского движения. В июле для руководства подпольными коммунистическими организациями Украины, а через них забастовочным и партизанским движением в тылу врага было создано Зафронтовое бюро ЦК КП(б)У, которое возглавил секретарь ЦК КП(б)У С. В. Косиор. 8 сентября 1919 года ЦК РКП(б) утвердил создание Зафронтового бюро.

Зафронтбюро переправило в белогвардейский тыл более 800 работников, которые вместе с коммунистами, оставшимися в деникинском тылу, вынесли на своих плечах всю тяжесть организации партизанской борьбы. Зафронтбюро через своих представителей держало постоянную связь с Реввоенсоветами и политорганамп 12-й и 14-й армий, которые в свою очередь были связаны с большевистским подпольем и партизанами Украины.

Партизанское движение с самого начала было подчинено стратегическим планам командования Красной Армии. Поэтому Зафронтовое бюро после недолгого пребывания в Брянске и Москве переехало по указанию Центрального Комитета партии в Серпухов, где находился штаб Южного фронта. Представители Зафронтового бюро при штабах армий и некоторых дивизий координировали деятельность подпольных партийных организаций и партизан с боевыми операциями советских войск.

Летом 1919 года начало создаваться большевистское подполье в Донбассе. Деникинские вла- | сти, учитывая революционные традиции донецких рабочих и большое экономическое значение Донбасса, наводнили города и рабочие поселки армией контрразведчиков и провокаторов. Но несмотря на частые аресты, коммунисты смело развертывали подпольную работу. Летом в Луганск прибыла по командировке ЦК КП(б)У группа партийных работников. За короткий срок она создала несколько подпольных ячеек на заводе Гартмана и среди безработных. Вслед за этим были образованы партийный комитет и ревком. На шахты и в окружающие села выехали уполномоченные комитета. Была установлена связь с подпольной большевистской организацией Екатеринослава, откуда комитет получал деньги и литературу, которая сразу же попадала на заводы.

В Харькове с приходом деникинцев оставленная местным комитетом подпольная организация коммунистов была раскрыта контрразведкой и арестована. Партийная работа на некоторое время замерла. Но в августе в Харьков прибыла группа ответственных партийных работников во главе 1

с уполномоченными ЦК КП(б)У М. Черным и П. Слинько. Были созданы губернский партийный комитет и ревком, которые связались с железнодорожными мастерскими и другими предприятиями, а также с некоторыми воинскими частями деннкпнского гарнизона и партизанскими отрядами, действовавшими в окрестностях Харькова. В подпольной типографии коммунисты отпечатали два номера газеты «Донецкий пролетарий» и листовки с призывом к рабочим развернуть борьбу против белогвардейского режима.

Деникннцам, поставившим на ноги сотни агентов контрразведки, удалось раскрыть подпольную организацию, арестовать п расстрелять многих ее работников, в том числе М. Черного и П. Слинько. Но на смену павшим становились новые борцы и продолжали их дело. Три подпольных ревкома было раскрыто и уничтожено деникинцами. Но четвертый ревком Харькова продолжал руководить подпольем вплоть до вступления в город Красной Армии. Активное участие в деятельности харьковского партийного подполья принимали

A. Кравцов (Туча), Л. Долгин, Л. Леонов, И. Козлов и многие другие коммунисты.

Умело организовали партийное подполье коммунисты Полтавщины. За время работы в тылу Деникина они почти полностью избежали провалов. Губернский партийный комитет еще до занятия губернии деникинцами обосновался в наиболее крупном рабочем центре Полтавщины — Кременчуге. В состав комитета входили Е. Миронов, М. Дьяченко, А. Шустер. Комитет сразу же направил в уезды своих уполномоченных. В подпольной типографии к середине сентября было отпечатано три номера газеты «Дело революции» и несколько листовок. Комитет установил связь с профсоюзами, предприятиями Кременчуга и посада Крюкова, где возникло девять партийных ячеек, объединявших свыше ста коммунистов. В городе по инициативе коммунистов начал действовать Коммунистический союз молодежи, в котором также насчитывалось около ста членов.

ф,ля организации повстанческого движения партийный комитет выделил губернский ревком. Под его руководством возникли и начали действовать уездные ревкомы и партизанские отряды. Ревком установил связь с партизанскими отрядами Александрийского уезда Херсонской губернии, Чигиринского , уезда Киевской губернии, Новомосковского уезда Екатеринославской губернии и т. д.

Большую работу вел Екатеринославскпй губернский комитет КП(б)У. В руководящее ядро комитета входили П. Онищенко, А. Ушеренко,

B. Мнрошевский. С приближением фронта к Ека-теринославу партийная организация создала во многих пунктах разведывательную агентуру п наладила регулярную отправку ценных сведений о противнике в штабы советских войск. Подпольщики помогли советскому командованию выявить белогвардейский заговор в штабе 14-й армии.

Когда фронт отодвинулся на север, Екатери-нославский подпольный губернский комитет партии приступил к организации сети партийных комитетов, ревкомов и партизанских отрядов. В подпольной типографии издавалась газета «Молот» и печатались воззвания и листовки, которые распространялись не только в пределах Екате-ринославщины, но и направлялись в Харьков, Луганск и другие города. Екатеринославский партийный комитет имел прочные связи с организациями Александровска, Мариуполя (Жданов), Бердянска, Никополя, Мелитополя и других городов.

В Одессе перед уходом из города советских войск была оставлена партийная пятерка, взявшая на себя функции временного губернского комитета КП(б)У. В течение двух недель после захвата Одессы деникинцами временный комитет установил связи со всеми районами города, где начали работу партийные тройки. На ответственных постах в "одесском партийном подполье работали С. Ингулов, П. Лазарев, А. Хворостин. В конце сентября 1919 года состоялась конференция временных районных комитетов, принявшая решение провести районные и городскую конференции коммунистов для избрания постоянных комитетов.

На всех фабриках, заводах и в профсоюзах были организованы коммунистические ячейки. Коммунисты постепенно отвоевали у меньшевиков основные профсоюзы.

Одесский комитет КП(б)У издавал подпольную газету «Одесский коммунист» и листовки, которые широко распространялись среди рабочих. За время оккупации Одессы деникинцами вышло восемнадцать номеров газеты.

2 ноября 1919 года в Одессе состоялась подпольная общегородская конференция коммунистов, на которой было представлено 260 членов партии. Конференция призвала коммунистов напрячь все силы для дезорганизации белогвардейского тыла, развернуть повсюду партизанскую войну, усилить агитацию среди крестьян.

Большевистская организация Одессы наладила связь с организациями Николаева, Херсона, Воз-несенска и других городов, а также с сельскими организациями Одесского уезда.

Когда Одесский комитет через представителя Зафронтбюро ЦК КП(б)У получил указание возглавить повстанческое движение во всей Херсонской губернии, был создан областной военно-революционный повстанческий штаб. Разведывательный отдел штаба возглавил коммунист, рабочий-металлист А. В. Хворостин. Вскоре под вывеской торгово-посреднической конторы «Русь» разведывательный отдел развернул энергичную деятельность. Через сеть агентов, проникших в деникин-ские штабы и организации, в отдел начали стекаться секретные сводки из штаба главноначаль-ствующего Новороссийского края генерала Шиллинга. Военно-революционный штаб был полностью осведомлен о всех планах белогвардейского командования. Сводки эти разными путями сообщались в ЦК КП(б)У и командованию Красной Армии.

Незначительная оплошность одного из сотрудников разведывательного отдела оказалась роковой для Хворостина. Он был схвачен контрразведкой и подвергнут Нечеловеческим пыткам. Цо никакими пытками деникинцы не могли вырвать из уст бесстрашного подпольщика каких-либо сведений о подпольной организации. В декабре Хворостин вместе с тремя товарищами по подпольной работе был расстрелян.

Смело, как и их старшие товарищи-коммунисты, действовали комсомольцы. Подпольная комсомольская организация Одессы объединяла в своих рядах около 400 членов. Контрразведке удалось в конце 1919 года схватить семнадцать юных подпольщиков. В январе 1920 года белогвардейский суд приговорил девять из них — Д. Любарскую, И. Краснощекину, Я. Ройфмана, Л. Спп-вака, Б. Михайловича (Туровского), Дунинов-ского (Зигмунд), В. Петренко, М. Пельцмана и П. Барг — к повешению, остальных к каторге. Девять комсомольцев, осужденных к смертной казни, передали из тюрьмы своим товарищам по борьбе письмо, которое было напечатано в «Одесском коммунисте».

«Желаем вам, — говорилось в письме, — успешно продолжать наше общее дело. Умираем, но торжествуем и приветствуем победоносное наступление Красной Армии. Надеемся и верим в конечное торжество идеалов коммунизма» 35.

В Николаеве подпольный большевистский комитет, в состав которого входили С. Ингулов (до отъезда в Одессу), М. Биншток, В. Уласевич, А. Колтун, И. Дагин и другие, создал партийные ячейки на многих предприятиях и в профсоюзах металлистов, печатников, портовых рабочих, моряков торгового флота. Военный отдел комитета сформировал в городе боевой отряд в 300 человек, для которого добыл 200 винтовок, 100 револьверов, много патронов и бомб. Разведка военного отдела, как и в Одессе, имела своих агентов в дени-ошнской комендатуре, в контрразведке и на телеграфе, откуда получала секретные сведения и регулярно передавала их партизанским отрядам. В ноябре состоялась подпольная конференция, обсудившая деятельность коммунистов по дезорганизации белогвардейского тыла. Для руководства повстанческим движением был создан ревком.

Деникинская контрразведка несколько раз пыталась массовыми арестами и расстрелами пресечь работу коммунистов и комсомольцев Николаева. В конце ноября 1919 года белогвардейцам удалось арестовать в городе 61 подпольщика, в том числе руководителей комсомольской организации города — Г. Хазанова и Т. Мальт. Все они были расстреляны по приказу деникин-ского генерала Слащева у стены завода, который ныне носит имя «61 коммунара». Но, как и везде, на смену погибшим приходили новые патриоты и продолжали героическую борьбу с белогвардейцами.

Густой сетью подпольных партийных организаций покрылся Крым. Симферопольский комитет РКП(б) поддерживал регулярную связь с партизанскими отрядами в районе Феодосии и Алушты. Многим рабочим, скрывавшимся от мобилизации в деникинскую армию, комитет выдавал паспорта и направлял в керченские каменоломни и другие партизанские районы.

Энергичную деятельность развертывал Севастопольский комитет РКП (б) под руководством коммуниста В. В. Макарова. Подпольный комитет создавал партийные ячейки, боевые отряды из рабочих, склады боеприпасов, оружия, вел агитацию на предприятиях и среди солдат деникинской армии.

В Феодосии такую же деятельность вел подпольный большевистский ревком. Во главе его стоял бывший уральский рабочий, матрос-большевик И. А. Назукин — «дядя Ваня», как его называли товарищу по борьбе. Трудящиеся Крыма знали Назукина еще по 1917—1918 годам, когда он был одним из руководителей Севастопольской большевистской организации. Его помнили по большой работе, которую он проводил, будучи наркомом просвещения Крымской республики в 1919 году. И. А. Назукин усиленно создавал боевые отряды. Они должны были выступить во главе восстания трудящихся Крыма против интервентов и белогвардейцев в момент приближения Красной Армии.

Самоотверженную работу по мобилизации трудящихся на восстание против белогвардейского режима проводили также подпольные большевистские организации Керчи, Евпатории, Ялты и других городов Крыма.

В конце 1919 года в Крыму возник подпольный областной комитет РКП(б). Он взял в свои руки подготовку общего восстания против белогвардейцев на полуострове. Но в момент, когда эта работа приняла особенно широкий размах, последовали аресты Севастопольского, Феодосийского и других комитетов. Деникинской контрразведке удалось на время обезглавить партийные подпольные организации Крыма. В начале 1920 года белогвардейские палачи расстреляли девять руководящих работников Севастополя, в том числе В. В. Макарова, А. Н. Бунакова, М. С. Киянченко, группу феодосийских подпольщиков во главе с И. А. На-зукиным и много других бесстрашных борцов за Советскую власть. На место погибших становились десятки новых подпольщиков-коммунистов.

Создание сети подпольных партийных организаций в белогвардейском тылу было большим успехом Коммунистической партии, потребовавшим от нее героических усилий. Подпольные коммунистические организации явились подлинными руководителями массового повстанческого движения. Центральный Комитет Коммунистической партии оказывал подпольным организациям Украины постоянную помощь. Он давал указания, как вести партийную работу, как руководить партизанской борьбой, выделял и переправлял за линию фронта средства, посылал для подпольной работы лучших людей. Так, 27 октября 1919 года ЦК РКП(б) по докладу Зафронтбюро принял решение направлять на Украину только таких коммунистов, которые могут быть руководителями губернских и уездных организаций и военно-боевыми организаторами. Зафронтбюро получило указание, чтобы партизанские отряды, действовавшие вблизи фронта, руководствовались директивами советского командования, а в отдаленных от фронта районах — указаниями подпольных большевистских организаций.

Центральный Комитет партии давал указания ЦК КП(б)У и местным партийным организациям о руководстве стачечной борьбой рабочих, о подготовке в городах восстаний при подходе крупных партизанских отрядов или частей Красной Армии.

Вся обстановка в тылу деникинцев способствовала росту всенародной борьбы. В результате безработицы, голода, террора осенью 1919 года начались бурные забастовки в Донбассе. 18 сентября в Енакиевском районе забастовали рабочие Софиевского рудника. Через три дня к ним присоединились шахтеры Веровского рудника. В это же время вспыхнули забастовки шахтеров на Григорьевском, Пастуховском, Горшковском, Иг-натьевском, Верестовском, Богодуховском и Березовском рудниках Макеевского района. Большевистское профсоюзное бюро Харькова организовало забастовку на паровозостроительном заводе, выполнявшем срочные военные заказы. В Николаеве по призыву коммунистов в октябре состоялась однодневная забастовка печатников. Белогвардейские газеты в этот день не вышли. Забастовки прошли также в Екатеринославе, Полтаве, Кременчуге и многих других городах Украины.

Деникинские власти объявили важнейшие предприятия милитаризованными и за всякое уклонение от работы предавали рабочих военно-полевому суду. Для срыва забастовок белогвардейцы широко использовали меньшевиков. В то время как коммунисты вынуждены были работать в глубоком подполье, меньшевики действовали в условиях легальности. Воспользовавшись уходом передовой части рабочих с Красной Армией, они сумели на время укрепить свое положение в некоторых, уцелевших от разгрома профсоюзах. Меньшевики развращали наиболее отсталую часть рабочих проповедью классового мира с капиталистами, вели клеветническую кампанию против коммунистов. Деникинские власти всемерно помогали им в этом. В донесении штаба войск «Добровольческой» армии Одесского района указывалось:

«Необходимо... беспощадно убирать лиц, дезорганизующих профессиональное движение, с другой же стороны, ни в коем случае не нужными арестами не пугать популярных и деятельных работников-меньшевиков, так как их деятельность вносит значительное успокоение в массы» 36.

Меньшевистское центральное бюро киевских профсоюзов настолько выслужилось перед обществом заводчиков и фабрикантов, что последнее ходатайствовало перед белогвардейскими властями о разрешении центральному бюро издавать свою газету. Бюро обратилось к уполномоченному Деникина по делам промышленности с просьбой о выдаче ссуды.

Коммунисты разоблачали меньшевиков и прочих агентов Деникина, изо дня в день укрепляли свое влияние в профсоюзах.

К осени 1919 года обозначился глубокий перелом в политических настроениях среднего крестьянства Украины и других районов юга России, захваченных деникинцами. На горьком опыте среднее крестьянство убедилось в том, что ему не по пути с Деникиным, что кровные интересы трудящихся крестьян неразрывно связаны с Советской властью. Преодолевая временные колебания, среднее крестьянство решительно переходило на сторону Советской власти.

Сильно сказалось на переломе настроения среднего крестьянства восстановление деникинцами помещичьей и кулацкой собственности на землю и возврат к старым помещичье-буржуаз-ным порядкам. Приказ Деникина о сдаче трети урожая 1919 года помещикам вызвал взрыв воз-мущепия крестьян южных районов. Это вынуждены были признать сами белогвардейцы. Начальник информационной части деникинского Освага писал 27 августа 1919 года в сводке о настроениях крестьянства Воронежской губернии: «Население недовольно приказами Деникина о трети урожая в пользу собственника земли, причем недовольство это скорее политическое, чем экономическое» 37.

Еще более прямо говорил об этом на заседании Донского круга один из казачьих офицеров:

«В Добровольческой армии издается приказ об отдаче одной трети урожая помещикам, а в результате там происходят восстания, с нашего фронта снимаются дивизии для подавления этих восстаний» 38.

Чашу терпения крестьян переполнило объявление Деникиным массовой мобилизации в армию. Трудящееся крестьянство встретило ее открыто враждебно. От вступления в белую армию поголовно отказывалось население не только недавно захваченных районов РСФСР и Украины, но и тех районов, где господство белогвардейцев утвердилось еще в 1918 году и, казалось, было прочным. В тех же местах, где белым удавалось мобилизовать хотя бы часть населения, мобилизованные нередко поднимали бунты и разбегались. Так, в Алешках (Цюрупинск) Таврической губернии 13 тысяч мобилизованных крестьян, согнанных со всего уезда, подняли восстание. С красными знаменами, выкрикивая «Да здравствует Советская власть!», «Долой золотопогонников!», они разгром или белогвардейские учреждения, а затем разошлись по домам.

На изменение настроения среднего крестьянства огромное влияние оказали героическая борьба Красной Армии на фронте и неутомимая деятельность большевистских подпольных организаций, поднимавших трудящиеся массы на борьбу с деникинцами.

ЦК КП(б)У, предвидя неизбежный подъем повстанческого движения в тылу Деникина, еще в июле 1919 года создал Революционный военный совет и главный штаб повстанческого движения на территории всей Левобережной Украины и ряда уездов Правобережной Украины. Основным местом пребывания главного штаба был Кременчуг. Командующим повстанческих войск Левобережной Украины был назначен коммунист Г. А. Колос — работник политотдела 14-й армии, один пз организаторов повстанческого движения против германских оккупантов п петлюровцев на Екатеринославщине в 1918—1919 годах. Предполагалось также создать главный штаб по руководству партизанским движением на Правобережье — с местом пребывания в Киеве. Однако огромные трудности в работе киевского подполья, провалы и аресты ряда работников помешали созданию такого штаба. Партизанское движение на Правобережье Украины направлялось непосредственно подпольными партийными организациями и уполномоченными Зафронтбюро. В сентябре Реввоенсовет обратился ко всем повстанцам Украины с приказом, в котором говорилось:

«Красные повстанцы-партизаны! Вы подняли Красное знамя восстания и вооруженной борьбы против нашествпя отечественной контрреволюции, поддерживаемой капиталистическими странами Запада, предводимой царским генералом Деникиным. Вы уже нанесли, наносите и нанесете последний смертельный тыловой удар добровольческой армпи и деникинской власти, но для того, чтобы этот удар был посильней и в кратчайший срок, с меньшими жертвами, нужна организованность и дисциплина в рядах повстанческо-партизанских отрядов» 39.

В приказе указывалось, что все партизанские отряды, ведущие борьбу за восстановление Советской власти, должны подчиняться главному командованию партизанского движения.

«Отряды, не признавшие и не подчинившиеся руководству командования РВС и его штабу, — говорилось в обращении, — рассматриваются (считаются) вражескими и с ними будет вестись борьба наравне с деникинцами» 40.

Эта часть обращения была направлена главным образом против петлюровских отрядов, действовавших в тылу деникинцев.

В отношении мелкобуржуазных партий, пытавшихся использовать в своих целях подъем всенародной борьбы против деникинского режима, Коммунистическая партия выработала строго продуманную, гибкую тактику. По указанию ЦК РКП(б) Зафронтбюро направило всем подпольным партийным комитетам директиву, в которой говорилось:

«Г1о отношению к боротьбистам в каждом отдельном случае, в зависимости от удельного веса, допустимо соглашение вплоть до создания объединенного ревкома с непременным условием нашего большинства.

По отношению к «левым» эсерам держаться той же тактики, что и в отношении к боротьбистам, в то же время продолжать неустанную идейную борьбу с этими партиями, разоблачая их, как партий мелкобуржуазные, и тем самым усиливая влияние нашей партии» 41.

На основе этой тактики коммунисты сумели взять иод свое руководство десятки партизанских отрядов, где ранее главенствовали «левые» эсеры и другие мелкобуржуазные партии.

По отношению к петлюровским и махновским отрядам коммунисты проводили иную тактику. Зафронтбюро предложило вливать в эти отряды в большом количестве преданных Советской власти людей с задачей изолировать главарей движения от повстанцев и подчинить отряды коммунистическому влиянию.

До декабря 1919 года, когда на фронте произошел резкий перелом в пользу Красной Армии, махновцы, находившиеся в южных уездах Екате-рннославской губернии и в уездах северной части Таврии и Херсонщины, были вынуждены действовать совместно с коммунистами, ибо в так называемой «повстанческой армии Махно» некоторые части и отряды находились под сильным влиянием коммунистов.

Еще в августе 1919 года две бригады 58-й дивизии 12-й армии, окруженные в районе Умани белогвардейцами, присоединились к махновской армии, чтобы совместными усилиями бить деникинцев. Из этих бригад была создана «Железная повстанческая дивизия». Командиром дивизии был назначен коммунист, бывший командир полка 58-й стрелковой дивизии Полонский. Полонский и другие коммунисты с помощью местных партийных организаций — Александровской, Ека-теринославской и других — развернули энергичную подпольную работу среди махновцев, создавая в войсках коммунистические ячейки. В октябре на крестьянском съезде Александровский комитет КП(б)У провел в махновский реввоенсовет коммунистов и их сторонников. Это позволило еще шире поставить нелегальную работу в армии Махно.

Деятельность коммунистов среди повстанцев и местного населения быстро сказалась на настрое^ нии значительной части махновцев. Подавляющее большинство повстанцев стояло на стороне Советской власти. Махновские настроения преобладали только в кавалерийских частях, где было много кулачества. В пехотных же частях большинство бойцов, как сообщал в Зафронтбюро Екате-рииославский комитет Коммунистической партии,

«определенно сочувствует Советской власти и с нетерпением ждет момента соединения с Красной Армией» 42.

Махно и его сторонники понимали, что только благодаря блоку с коммунистами повстанческая армия к декабрю достигла численности 35—40 тысяч человек. Но вместе с тем главари махновщины боялись этого блока, зная, что при успешном наступлении Красной Армии большая часть повстанцев перейдет в нее или разойдется по домам. Не случайно поэтому анархисты, действовавшие заодно с Махно, в декабре, когда явно обозначились успехи Красной Армии на фронте, выдвинули лозунг «третьей революции» на Украине. Это означало попытку помешать коммунистам восстановить Советскую власть на Украине. Главари махновщины начали готовиться к борьбе с Красной Армией и перешли с декабря 1919 года от контакта с коммунистами к террору против них. Махновцы расстреляли группу коммунистов во главе с Полонским. В отсет на это оставшиеся коммунисты и им сочувствующие — члены реввоенсовета мах-новской армии — открыто выступили против мах-новского командования, вышли из состава реввоенсовета и в воззвании к повстанцам призвали их переходить в Красную Армию. Этот призыв нашел широкий отклик среди повстанцев. -При подходе Красной Армии к Никополю, где располагались махновские отряды, революционные элементы повстанческой армии влились в советскую 46-ю дивизию и другие соединения и части. Многие из повстанцев, дождавшись прихода Красной Армии, разошлись по домам. С Махно же ушла на Гуляй-Поле из бывшей 40-тысячной армии только горстка его приближенных.

Стараясь улучшить руководство партизанскими отрядами на Украине, Реввоенсовет и главный штаб повстанческих войск образовали пять районных полевых штабов: полтавский, екатерино-славский (лозово-синельниковский), харьковский, донецкий и киевский. Черниговская группа партизан находилась в непосредственном подчинении командования Красной Армии. Особенно энергичную деятельность развернул штаб Лозово-Синелышковского района, которым руководил коммунист II. М. Никитин-Макаров — активный участник борьбы против немецких оккупантов на Украине. Впоследствии штаб объединил две партизанские дивизии, четыре бригады и кавалерийский полк — всего 35 тысяч человек. В наиболее крупных соединениях были созданы реввоенсоветы.

С осени 1919 года по всей Украине партизанские отряды развернули подлинно народную войну против белогвардейской диктатуры. Отряды численностью в несколько тысяч человек в районе Новомосковска и Павлограда направили свой главный удар на железные дороги, идущие с севера на Екатеринослав и Харьков. В результате действий партизан осенью, когда на фронте развернулись напряженные бои, эти дороги работали с большими перебоями.

Огромный район — Александровск, Мелитополь, Бердянск, Никополь, Пологи, Чаплино, Екатеринослав и другие города — в октябре — декабре находился в руках «повстанческой армии Махно». Захват повстанцами этого района лишал деникинцев важнейших железнодорожных узлов и сковывал большие силы противника.

В районе станции Знаменка многочисленные партизанские отряды регулярно совершали нападения на железную дорогу Знаменка — Черкассы и Знаменка — Елизаветград. Они взрывали железнодорожное полотно, останавливали поезда и уничтожали попадавших в их руки деникинцев. Нападению партизан подвергся в этом районе даже поезд командующего «Добровольческой» армией генерала Май-Маевского.

Партизаны Александрийского и Елизаветград-ского уездов под руководством районного штаба в середине сентября на некоторое время очистили от деникинцев Елизаветград. Повстанцы захватили много винтовок, несколько пулеметов и орудий.

В Чигиринском, Звенигородском, Сквирском, Таращанском, Каневском уездах Киевщины в руках партизан находились обширные районы. Все попытки деникинцев разгромить партизан были безуспешны.

Пламя повстанческого движения охватило Херсонщину. Крупный очаг крестьянского восстания образовался в селе Баштанка (Полтавка). Возникший здесь в сентябре партизанский отряд из крестьян-бедняков вскоре вырос в грозную для белогвардейцев силу. Из повстанцев было сформировано шесть партизанских полков. Восставшие установили связь с Николаевским большевистским ревкомом. Они разгромили деникинские учреждения и восстановили во многих селах Советскую власть. Освобожденная территория была объявлена Баштанской республикой с центром в селе Баштанка. Вокруг Баштанки собралось около 20 тысяч повстанцев. Подпольная газета «Одесский коммунист» писала, что в освобожденных районах вновь начали действовать Советы и ревкомы, а «добровольческие» власти перебиты или изгнаны.

Против партизан Баштанского района деникинцы бросили крупные силы под командованием генерала Слащева. После боев, длившихся около месяца, деникинцы 12 ноября овладели Баштан-кой, но они не смогли ликвидировать движение. Партизаны, рассеявшись, продолжали действовать мелкими группами.

В районе посада Висунский Херсонского уезда в это же время образовался второй очаг массового восстания трудящихся. Против партизан Висунского деникинцы направили те же слащев-ские войска. Белогвардейцы сожгли несколько селений и расстреляли сотни людей. Однако и здесь подавить народное движение не удалось. После ухода белых во многих окрестных селениях снова появились партизанские отряды.

В Черниговской губернии отряды партизан действовали под руководством уполномоченных

Зафронтбюро ЦК КП(б)У Н. Точеного, С. Покинь-бороды, Н. Есипенко и И. Остапенко в тесном взаимодействии с частями Красной Армии, занимавшими фронт у Чернигова. Путивльские партизаны по заданию командования Красной Армии постоянно совершали налеты на крупный железнодорожный узел Конотоп и другие железнодорожные станции.

Многочисленные отряды партизан Полтавщины систематически разрушали дороги Кременчуг — Полтава, Гребенка — Круты, Гребенка — Ромо-дан, Ромодан — Бахмач и другие, взрывали мосты, нападали на гарнизоны, уничтожали в селах и местечках органы деникинской власти. Общее руководство боевыми действиями этих отрядов осуществляли штабы Лозово-Синелышковского и Полтавского районов.

Напряженную борьбу вели партизаны Ахтыр-ского, Купянского, Изюмского и других уездов Харьковской губернии. Они взаимодействовали с отрядами повстанцев Донбасса, которые почти полностью дезорганизовали движение воинских эшелонов врага на многих участках Юго-Восточной и Северо-Донецкой железных дорог.

«От Никитовки до Харькова, — говорилось в одном из донесений в Зафронтбюро, — движения почти нет. Если идет какой поезд, то с большой охраной, но и то часто повстанцы обстреливают (его) из лесов между Изюмом и Славянском. Деникинцы пытались сделать облаву, но она не удалась» 43. Когда в октябре Красная Армия перешла в контрнаступление, партизанское движение в тылу белогвардейцев разгорелось с новой силой. Зафронтбюро по указанию ЦК РКП(б) дало директивы партизанам Украины всеми силами поддержать контрнаступление советских войск ударами по деникинцам. В приказе говорилось:

«1. Всем повстанческим войскам Украины немедленно открыть военные действия против Деникина.

2. Группам, оперирующим в левобережной части, после захвата и закрепления за собой железнодорожных линий, устремляться на северо-восток Украины, где, надо полагать, будут отступать главные силы контрреволюции.

3. Повстанческим отрядам Правобережья надлежит направить удар по отходящим белогвар^ дейским бандам из юго-западной части Украины, удерживая во что бы то ни стало в своих руках железнодорожные линии, проходящие по Херсонщине и Киевщине, в частности линию Киев — Екатеринослав.

4. Не дать отступающим белогвардейцам разрушать железную дорогу, мосты и другие капитальные железнодорожные сооружения на пути продвижения Красной Армии» 44.

На основе этой директивы Реввоенсовет повстанческих сил и главный штаб отдали приказы о развертывании боевой деятельности всех партизанских отрядов Украины. Повсюду усилились удары партизан по деникинцам. Штаб Ло-зово-Синельниковского района поднял всеобщее восстание в Новомосковском и Павлоградском уездах Екатеринославщины. После упорных боев партизаны заняли на несколько дней город Новомосковск и повели бои за Павлоград.

Горела земля под ногами у белогвардейцев на Полтавщине. Здесь вела борьбу с деникинцами партизанская дивизия численностью около 2 тысяч человек. 4 октября она на время захватила Полтаву. В районе Кременчуг — Хорол оперировала другая партизанская дивизия такой же численности и отдельная партизанская бригада. Взаимодействуя с повстанцами Лозово-Синелышковского района, а также Харьковщины, Киевщины и Черниговщины, они наносили большой урон противнику. Командирами многих отрядов были коммунисты: И. Лантух, 3. Покус, А. Молибога, В. Шевченко, Ф. Попов и другие. Действия отрядов, во главе которых стояли боротьбисты, также направляли коммунисты, работавшие в штабах этих отрядов и на командных должностях.

С приближением Красной Армии руководители партизанских отрядов входили в непосредственный контакт с советским командованием и всеми силами помогали наступавшим частям. Так, город Ромны был освобожден 29 ноября совместными усилиями 3-й Особой кавалерийской бригады и партизанскими отрядами, Киев — 16 декабря частями 44-й и 58-й дивизий и партизанами. В декабре партизаны во взаимодействии с частями 60-й дивизии освободили Кременчуг.

С августа по декабрь 1919 года отряды партизан, действовавшие под руководством Главного штаба повстанческих войск Левобережной и части Правобережной Украины, с боями занимали города: три раза Новомосковск, два раза — Чиги-рин, Синельниково, Полтаву, Казатин, Канев, Изюм, • один раз — Павлоград, Черкассы, Лозовую, Кременчуг, Константиноград, Пятихатку. Численность партизанских отрядов, подчинявшихся Реввоенсовету повстанческих войск, по свидетельству командующего Г. А. Колоса, достигала в декабре 1919 года 50 тысяч бойцов.

В мобилизации сил украинского народа на окончательный разгром белогвардейских войск огромную роль сыграло написанное В. И. Лениным в конце декабря 1919 года «Письмо к рабочим и крестьянам Украины по поводу побед над Деникиным». Это «Письмо» было опубликовано в газетах в первых числах января 1920 года.

В. И. Ленин призывал трудящихся Украины ознакомиться с теми уроками, которые все русские рабочие и крестьяне извлекли из опыта борьбы с колчаковщиной на Урале и в Сибири. Господство Деникина явилось для Украины таким же тяжелым испытанием, как диктатура Колчака для уральских и сибирских рабочих и крестьян.

«Нет сомнения, — писал В. И. Ленин, — что уроки этого тяжелого испытания приведут украинских рабочих и крестьян — так же, как уральских и сибирских — к более ясному

пониманию задач Советской власти и к более твердой защите ее» 45.

В письме указывалось, что Советская власть на Украине должна сделать то же, что она сделала в Великороссии — закрепить полное уничтожение помещичьего землевладения, освободить украинских рабочих и крестьян от помещиков.

Особое внимание В. И. Ленин обращал на необходимость сплочения трудящихся масс Украины и России, на установление теснейшего союза между ними и полного доверия друг к другу.

Помещики и буржуазия, действуя через своих агентов — эсеров, меньшевиков и буржуазных националистов, стремились разъединить рабоче-крестьянские массы разных наций, увековечить национальную рознь. Они при этом играли на том национальном недоверии темных крестьянских масс и мелких хозяйчиков, которое возникло в дореволюционную эпоху в условиях угнетения одной нации другой. В борьбе с националистическими предрассудками известной части трудящихся масс Украины Коммунистическая иартия должна была проявлять максимум осторожности, терпения и уступчивости по всем тем вопросам, которые пе являются основными и важными. Но в вопросе пролетарской борьбы, диктатуры пролетариата, недопущения соглашательства с буржуазией, то есть в вопросах основных и одинаково важных для всех наций, коммунисты, подчеркивал В. И. Ленин, при любых условиях должны держаться непримиримо и не идти ни на какие уступки.

Лучшим средством для преодоления пережитков национального недоверия между трудящимися Украины и России В. И. Ленин считал совместную борьбу в защиту диктатуры пролетариата против помещиков и капиталистов.

«Победить Деникина, уничтожить его, сделать невозможным повторение подобного нашествия — таков коренной интерес и великорусских и украинских рабочих и крестьян, — указывал В. И. Ленин. — Борьба долгая и трудная, ибо капиталисты всего мира помогают V Деникину и будут помогать разного рода Деникиным.

В этой долгой и трудной борьбе мы, великорусские и украинские рабочие, должны идти теснейшим союзом, ибо поодиночке нам, наверное, не справиться» 4в.

Следуя указаниям великого вождя, украинские коммунисты новели решительную борьбу за преодоление националистических пережитков в сознании масс. Тесный союз русского и украинского народов осуществлялся на деле в ходе борьбы с Деникиным. В украинских партизанских отрядах сражалось немало представителей русского рабочего класса и трудового крестьянства. В рядах войск Красной Армии плечом к плечу с русскими бойцами отважно боролись сыны украинского народа, очищая от белогвардейцев русские и украинские города и села.

С продвижением Красной Армии в Донскую, Терскую области и Ставропольскую губернию усилилось партизанское движение на Северном Кавказе. 28 января 1920 года перешла в наступление руководимая коммунистами крестьянская армия юга Черноморской губернии. Партизанская армия разгромила бригаду деникинцев и заняла Адлер. Деморализованный противник в панике бежал по побережью Черного моря на север: 24 февраля повстанцы, насчитывавшие в своих рядах около 1500 человек, заняли Туапсе, где захватили до 6 тысяч пленных, много оружия и боеприпасов. В боях за город особую доблесть проявили партизанские батальоны, которыми командовали И. Сафонов и Б. Михлин. Освободив Туапсе, партизаны частью своих сил двинулись к Новороссийску, а частью — к Екате-ринодару, навстречу наступавшим войскам Красной Армии.

В начале 1920 года усилили боевые действия партизаны Кубани и севера Черноморья. Благодаря деятельности Ростовского, Екатеринодар-ского и Новороссийского подпольных комитетов РКП(б), направивших в повстанческие отряды сотнп коммунистов, эти отряды слились в Кубано-Черноморскую партизанскую армию. Политическое руководство армией находилось в руках Реввоенсовета, в состав которого входили П. Море-нец, А. Цимбалист, М. Федюкевич, М. Фадеев и другие.

В феврале повстанцы Северного Черноморья, продвигаясь на север, на соединение с Красной Армией, заняли город Темрюк и несколько станиц Тамани. Одновременно часть сил шла на юг, на соединение с партизанами.

В районе Туапсе обе армии соединились. По директиве Кавказского краевого комитета РКП(б) в марте на съезде повстанцев состоялось организационное объединение всех повстанцев в единую Красную Армию Черноморья. В Реввоенсовет этой армии вошли коммунисты П. Сор-кин, Л. Ивницкпй, И. Шевцов и А. Цимбалист. Командующим армией был назначен коммунист Е. Казанский, начальником штаба — беспартийный, бывший командир Красной Армии В. Фа-вицкий. Красная Армия Черноморья была объявлена съездом частью Советской Армии. Численность ее превышала 12 тысяч человек.

Красная Армия Черноморья была в короткий срок реорганизована по образцу регулярных советских частей. Она начала наступление, стремясь отрезать белогвардейцам путь к морю. Образовалось два фронта: Новороссийский и Северный. Отряды первого фронта в середине марта выбили деникинцев из Геленджика и подошли вплотную к Новороссийску. Отряды второго фронта двинулись на север по железной дороге Туапсе — Армавир через Гойтхский перевал.

Белогвардейское командование, растерянное и напуганное бурным натиском советских войск, оставило город Майкоп, который оказался в руках рабочих. Еще до подхода советских частей 20 марта в Майкоп прибыл член Реввоенсовета Красной Армии Черноморья И. Б. Шевцов.

В это же время части Красной Армии Черноморья подошли к Белореченской, где завязали упорный бой с отступающими деникинскими частями. Но повстанцы не смогли устоять под напором во много раз превосходящего противника и отступили к Гойтхскому перевалу.

На новороссийском направлении 27 марта части Красной Армии Черноморья участвовали совместно с советскими войсками, подошедшими с севера, в освобождении от белогвардейцев Новороссийска.

Главная масса отступавших войск Деникина устремилась на Туапсе. Повстанцы пытались остановить деникинские части на Гойтхском перевале, но это .им не удалось.

Партизанам пришлось временно оставить Туапсе. В конце марта на помощь партизанам со стороны Екатеринодара подошли части советской 9-й армии. Совместно с партизанами они опрокинули белогвардейцев и в начале апреля освободили Туапсе.

Таким образом, совместными усилиями Красной Армии и партизан Кубань и Черноморье были полностью очищены от белогвардейцев. Вышедшие из подполья коммунисты образовали Кубано-Черноморский комитет РКП(б), возглавивший восстановление органов Советской власти в области. В комитет вошли опытные партийные

работники Кубани и Черноморья, в том числе А. Лиманский, Я. Полуян, П. Вишнякова, Ф. Волик и другие.

Большую помощь оказали партизаны и 11-й армии, наступавшей из района Астрахани в восточную часть Северного Кавказа. В конце февраля 1920 года при поддержке партизан был освобожден город Георгиевск и советские войска вступили в пределы Терской области.

К моменту подхода войск 11-й армии к Ка-барде, Осетии, Ингушетии и Чечне партизанские отряды, быстро выросшие за февраль — март, перешли в наступление и очистили рт белогвардейцев нагорную часть Терской области. В Кабарде и Балкарии повстанцы освободили Нальчик и соединились с частями Красной Армии, занявшими Минеральные Воды и Пятигорск. В связи с подходом частей 11-й армии штаб группы повстанческих войск Терской области 17 марта отдал приказ о переходе партизан в общее наступление. В этот же день силами рабочих города и, партизан был освобожден Грозный. 22 марта/ деникинцы были изгнаныиз Владикавказа. 23 марта"

власть в городе перешла к ревкому, который 24 марта объявил о восстановлении в городе Советской власти. Через несколько дней в город вошли части Красной Армии и партизаны.

Повстанческие части, действовавшие в районе Дербента, в глубоком тылу деникинцев, перешли в наступление на город, и 25 марта стремительной атакой партизан Дербент был взят. В боях за Дербент отличился 1-й Дагестанский полк, составленный в основном из партизан Кюринского округа. Полк первым ворвался в город и захватил много пленных и богатые трофеи.

За боевые заслуги полк был награжден почетным революционным Красным знаменем.

Деникинцы, узнав об освобождении Дербента, без боя оставили Темир-Хан-Шуру. 27 марта партизаны заняли и этот город. 30 марта красное знамя взвилось над Петровск-Портом. Дагестан вслед за Тереком стал советским.

Партизанское движение, организуемое и направляемое коммунистами, помогло Красной Армии разгромить деникинщину и снова водрузить красное знамя Советов на юге страны.

__________________________