В результате контрнаступления Южного 2 фронта, переросшего в общее наступление Южного и Юго-Восточного фронтов, деникинская армия в начале января 1920 года была рассечена на три группировки. Наиболее крупная из них отошла на Северный Кавказ. Она состояла из остатков «Добровольческой» армии, переформированной в «Добровольческий» корпус, Донской армии и Кавказской армии, которая была переименована в Кубанскую армию. Эти войска, насчитывавшие до 29 тысяч штыков и около 25 тысяч сабель, отошли под натиском Красной Армии за Дон и Маныч. Вторая группа белых войск численностью не более 5 тысяч штыков и сабель под командованием Слащева отходила в Крым. Третья группа деникинских войск, которая действовала на Правобережье Украины под командованием Шиллинга, поспешно отступала к Одессе.

Задача Красной Армии состояла в том, чтобы уничтожить отошедшие войска Деникина. Изменение обстановки на юге и расчленение войск Деникина потребовали реорганизации управления армиями Южного и Юго-Восточного фронтов. 10 января 1920 года Южный фронт был переименован в Юго-Западный. В его состав вошли 12-я, 14-я и 13-я армии. Основная задача фронта состояла в том, чтобы уничтожить белогвардейские войска, отходившие в Крым и на Одессу, а также быть в готовности отразить возможное нападение белополяков па Украину. 12-я армия должна была прикрыть Киев; 14-я армия — вести наступление на Одессу; 13-я армия — преследовать группу Слащева и освободить Крым.

Юго-Восточный фронт 16 января 1920 года был переименован в Кавказский. В его состав вошли 8-я, 9-я, 10-я, 1-я Конная и 11-я армии. Включение 8-й и 1-й Конной армий в состав Кавказского фронта объяснялось тем, что северокавказская группировка противника была наиболее многочисленной и на нее теперь переносился главный удар. События, развернувшиеся уже в январе 1920 года, показали, что разгром деникинских войск на Северном Кавказе будет сопряжен с немалыми трудностями.

Фронт действия вражеских войск на Северном Кавказе достигал 400 километров. Основные силы белых были сосредоточены на ростовском направлении. Водные преграды — Дон и Маныч, покрытые тонким льдом, создавали врагу благоприятные условия для обороны. Укрывшись за этими водными рубежами, деникинцы пополнили свои разбитые и деморализованные части и укрепились.

В то же время советские войска на Кавказском фронте оказались в январе 1920 года в неблагоприятных условиях. Подвоз пополнений, боеприпасов и продовольствия для них был крайне затруднен разрушением железнодорожного транспорта во всей полосе отступления противника. Тылы войск были расстроены и сильно отстали. Гололедица затрудняла передвижение конницы.

Командование Кавказского фронта не учло всего этого. Оно не имело и необходимых сведений о группировке войск противника и его намерениях. В то время, когда белые решили закрепиться, командование фронта предполагало, что они будут продолжать отход. Не приняв нужных мер к подтягиванию тылов и перегруппировке сил, Реввоенсовет Кавказского фронта 14 января отдал директиву о продолжении наступления.

8-й армии и 1-й Конной армии предстояло, в кратчайший срок форсировав Дон на участке Ростов — Ольгинская, выйти на линию Ейск — Кущевская — Мечетинская; 9-я армия, наступая в тесном взаимодействии с 8-й армией и имея на своем левом фланге ударную группу в составе Сводного конного корпуса и 22-й стрелковой дивизии, должна была ударом на хутор Ефремов оказать содействие 1-й Конной и 8-й армиям. 10-й армии, действуя на тихорецком направлении, следовало выйти на рубеж Маныча. 11-я армия, в командование которой вступил в декабре М. И.Василенко, имела задачу наступать из района Царицына одной группой (34-я и 50-я Таманская стрелковые дивизии) вдоль железной дороги Царицын — Тихорецкая, а другой (7-я кавалерийская дивизия. Таманская кавалерийская бригада и одна бригада 50-й Таманской стрелковой дивизии) — в направлении Ставрополя. На левом фланге 11-й армии был создан под командованием Ю. П. Бутягина Экспедиционный корпус для наступления в двух направлениях: на Святой Крест (Прикумск) — Георгиевск и на Кизляр.

Наступление правого крыла Кавказского фронта было рассчитано на нанесение фронтального удара. При этом 1-я Конная армия должна была действовать как обычная общевойсковая армия, что не давало возможности использовать в полной мере ее высокую маневренность.

Наступление советских войск началось 17 января и продолжалось до 21 января. Части 8-й, 1-й Конной и 9-й армий трижды устремлялись в атаку на вражеские позиции под Батайском. Им несколько раз удавалось переправиться через Дон по тонкому льду, но перевезти артиллерию было невозможно. Действуя без артиллерии, они оказывались беззащитными под сосредоточенным огнем противника. Болотистая местность делала невозможным какое-либо маневрирование. Все это приводило к тому, что советские войска вынуждены были с большими потерями возвращаться в исходное положение.

22 января главком С. С. Каменев указал командованию Кавказского фронта, что повторение лобовых атак на Батайск не обещает успеха. Было приказано отложить атаки 8-й и 1-й Конной ар-мин, назначенные на 24 января, и прочно закрепиться на занимаемых позициях. 23 января Реввоенсовет 1-й Конной армпп предложил новый план действий. 8-я армия должна была, оставаясь в Ростове-на-Дону и Нахичевани, взять на себя оборону этих городов, а 1-я Конная армия перебрасывалась восточнее, в район станицы Кон-стантиновской, где переправиться на левый берег Дона было легче. После переправы предполагалось форсированным маршем двигаться в юго-западном направлении, в обход батайских позиций.

Фронтовым командованием была спланирована новая операция. 8-я армия, усиленная 9-й и 12-й стрелковыми дивизиями, должна была прочно закрепиться и удерживать участок фронта Новочеркасск — Синявская. 1-я Конная армия перебрасывалась в район Константиновской, Раздор-ской, где она должна была совместно с частями Сводного конного корпуса и одной стрелковой дивизией нанести решительный удар в направлении на Мечетинскую с целью выхода во фланг и тыл противника. Но и этот план оказался построенным на неверном расчете. Новое направление главного удара находилось лишь в 40 километрах восточнее прежнего. Позиции противника здесь были так же прочны, как и иод Батайском. Местность была не менее трудной. Советским войскам предстояло переправиться через две реки — Дон и Маныч и действовать в районе с большим количеством озер и болот.

Скрыть от противника перегруппировку войск не удалось. Белые, пользуясь пассивностью 8-й п 9-й армий, заблаговременно перебросили в район Мечетинской большую часть сил, действовавших ранее под Батайском. 28 п 29 января на левом берегу Маныча развернулись ожесточенные встречные бои, в условиях явно неблагоприятных для 1-й Конной армии. Под напором превосходящих сил противника она вынуждена была отойти за Маныч. 1 и 2 февраля Конная армия вместе со Сводным конным корпусом вновь форсировала Маныч и заняла ряд населенных пунктов на левом берегу. Но и на этот раз белые, действуя крупными конными массами в обход флангов переправившихся частей, оттеснили их на правый берег.

Основной причиной неуспеха наступления являлось неправильное использование командованием Кавказского фронта кавалерийских соединений, которые были вынуждены атаковать укрепленные позиции белых на открытой заболоченной местности без поддержки общевойсковых армий. В начале февраля Реввоенсовет 1-й Конной армии обратился с письмом к В. И. Ленину, с докладом к главкому С. С. Каменеву и связался по телеграфу с И. В. Сталиным. С. М. Буденный и К. Е. Ворошилов указывали на неправильное использование конницы и проспли вмешаться в дела

Кавказского фронта. Вскоре вместо В. И. Шорина прибыл новый командующий фронтом М. Н. Тухачевский. В Реввоенсовет фронта был введен Г. К. Орджоникидзе. 7 февраля по фронту последовал приказ закрепиться на занимаемых рубежах, привести части в порядок и подтянуть тылы, тщательно подготовить наступление на Северном Кавказе. Положение на Кавказском фронте в это время оценивалось советским главным командованием как весьма тревожное. В докладе главкома и Реввоенсовета республики В. И. Ленину от 27 января отмечалось, что войска Деникина приведены в порядок и могут оказать новое сильное сопротивление. В докладе указывалось на необходимость напрячь все силы Республики, чтобы нанести окончательное поражение армиям Деникина— главному и непримиримому противнику Советской власти в России.

В^ то время как иод Батайском происходили неудачные бои, на левом крыле Кавказского фронта продолжалось успешное наступление.

Войска 10-й армии, развивая успех царицынской операции, сломили сопротивление Кубанской армии белых на реке Сал и к 25 января вышли к реке Маныч ла фронте станица Платовская, станция Великокняжеская и далее на юго-восток. За 10-й армией к Манычу выдвигались 34-я и 50-я Таманская дивизии 11-й армии. С выходом 6 февраля в район станций Двойная — Куберле они были включены в состав 10-й армии. Ставропольская группа 11-й армии к 25 января также вышла к Манычу. Переправившись с помощью местных жителей на левый берег, она с боем заняла в конце января селение Дивное на пути к Ставрополю.

Экспедиционный корпус 11-Й армии развивал наступление на святокрестовском и кизлярском направлениях. Святокрестовская группа, совершив переход через калмыцкие степи, заняла при поддержке населения ряд сел на реке Куме и 18 января завязала бои за город Святой Крест. Здесь белые оказывали упорное сопротивление. В ожесточенном бою советские части совместно с партизанами разбили несколько полков противника, захватили около 3 тысяч пленных, 12 орудий и 19 января освободили от врага город. Кизлярская группа натолкнулась на сопротивление превосходящих сил противника южнее Черного Рынка и вынуждена была отойти за реку Куму.

К концу января войска 10-й и 11-й армий находились на линии Платовская — Великокняжеская — Дивное — Святой Креет и далее по реке Куме до побережья Каспийского моря.

Наступавшим войскам 11-й армии помогали партизаны Ставрополья, Терека и Дагестана.

В начале февраля 1920 года по постановлению Центрального Комитета партии было создано Бюро по восстановлению Советской власти на Северном Кавказе. Председателем Бюро был назначен Г. К. Орджоникидзе, его заместителем — С. М. Киров. Бюро поддерживало связь с партизанами Северного Кавказа, руководило их действиями.

Изменившееся положение на левом крыле Кавказского фронта и широкий размах партизанского движения в тылу врага позволяли по-но-вому спланировать всю операцию по разгрому деникинцев на Северном Кавказе. Советское командование решило нанести главный удар силами Кавказского фронта на тихорецком направлении во фланг и тыл основной группировке Деникина — Донской армии и «Добровольческому» корпусу.

На Кавказском фронте была произведена перегруппировка. 8-я армия растягивала свой фланг до станицы Манычской, освобождая часть войск

9-й армии, которая должна была сосредоточить главные силы — не менее четырех дивизий — в 30 километрах северо-западнее станицы Платовской. 1-я Конная армия была переброшена в район Платовской. Вышедшая на Маныч

10-я армия сосредоточивала у Великокняжеской не менее шести стрелковых дивизий. 11-й армии предстояло занять своей правофланговой группой, наступавшей на'ставропольском направлении, исходное положение для атаки Ставрополя. Всю перегруппировку предлагалось закончить к 14 февраля. Таким образом, на участке Платовская — Великокняжеская создавалась сильная группировка для удара по стыку Донской и Кубанской армий и глубокого охвата основных сил противника с юго-востока.

12 февраля командование Кавказского фронта дало директиву о начале общего наступления с рассветом 14 февраля. Наступающим армиям ставилась задача разбить противника и отбросить его к Азовскому морю.

8-я армия должна была наносить свой главный удар в направлении Кагальницкой, имея целью быстрый выход на рубеж реки Кагальник; 9-я армия — развивать удар в общем направлении на Ново-Роговский; 1-я Конная армия, — разрывая и сбивая фланги Донской и Кубанской армий, прорваться в район станции Тихорецкая; 10-я армия, наносившая вместе с 1-й Конной армией главный удар, имела задачу отрезать возможные пути отхода Кубанской армии белых на Армавир и выйти в район Белая Глина — Успенская; 11-я армия должна была овладеть Ставрополем и Армавиром. Замысел операции заключался в том, чтобы охватить вражескую группировку с ее правого фланга с одновременным прорывом на тихорецком направлении и сковывающими действиями на ее левом фланге.

В период подготовки наступления Реввоенсовет Кавказского фронта осуществил ряд мер по реорганизации войск, их пополнению и устройству тыла. Кроме того, были приняты меры по укреплению Сводного конного корпуса. Это было вызвано тем, что командовавший корпусом Думенко, попав под влияние проникших в штаб контрреволюционных элементов, встал на антисоветский путь. Думенко и его окружение вели линию на свертывание партийно-политической работы в частях, были враждебно настроены к военным комиссарам. По их заданию было организовано в ночь на 3 февраля зверское убийство комиссара корпуса В. Н. Мпкеладзе, незадолго до этого прибывшего из Москвы. Революционный Военный Трибунал Республики, расследовав преступные действия Думенко и его сообщников, приговорил их к высшей мере наказания — расстрелу.

Командиром Сводного конного корпуса был назначен бывший донецкий шахтер, командир 1-й партизанской бригады Д. П. Жлоба. Очищение корпуса от антисоветских элементов и усиление в частях коммунистического влияния значительно повысили его боеспособность.

В то время, когда Кавказский фронт готовил наступательную операцию, белогвардейское командование, ободренное успехами своих войск в январских боях под Батайском и на Маныче, также готовилось к переходу в наступление. План беглых сводился к тому, чтобы ударами в охват с востока и запада овладеть Ростовом-на-Дону и Новочеркасском.

О перегруппировке советских войск деникин-ское командование узнало лишь в середине февраля — советское командование сумело обеспечить скрытности передвижения. Когда белогвардейцам стало известно о переброске конницы в район Платовской, Деникин в свою очередь создал большую конную группу в составе 2-го и 4-го Донских корпусов, численностью до 12 тысяч сабель, под командованием генерала Павлова. Ей была поставлена задача разгромить 1-ю Конную армию, которая насчитывала в это время около 10 тысяч сабель.

С утра 14 февраля армии Кавказского фронта перешли в общее наступление. В первых же боях сказалось хорошее взаимодействие 1-й Конной армии со стрелковыми дивизиями 10-й армии. 14—15 февраля 10-я армия под командованием

А. В. Павлова форсировала Маныч. Развивая успех в направлении главного удара армии, 20-я стрелковая дивизия при содействии 34-й дивизии после упорного боя с 1-м Кубанским корпусом генерала Крыжановского 16 февраля заняла станцию Торговая. 18 февраля в район Торговой переходит и 1-я Конная армия.

Дениюшское командование, стремясь разбить главные силы Кавказского фронта, решило нанести удар конной группой генерала Павлова вдоль южного берега Маныча во фланг наступавших советских войск. 17 февраля белая конница всей своей массой обрушилась на 1-ю Кавказскую кавалерийскую дивизию Гая и 28-ю стрелковую дивизию 10-й армии и нанесла им поражение. Жертвуя собой, эти дивизии все же задержали противника и дали возможность 1-й Конной и 10-й армиям подготовиться к решительному отпору. В этом бою 28-я дивизия лишилась своего прославленного начдива В. М. Азина. Он как всегда в трудные моменты боя находился на самых опасных участках. Стремясь получить точные данные о силах и намерениях врага, Азин, несмотря на ранение в руку, лично отправился в разведку, взяв с собой нескольких красноармейцев. Разведка наткнулась на эскадрон белоказаков. Азин пытался вместе со своими бойцами уйти от врагов, но его конь попал в канаву. Белым удалось захватить бесстрашного начдива. После зверских истязаний В. М. Азин был убит. Белогвардейцы пытались использовать славное имя героя-командира в своей пропаганде. Они выпустили листовки с поддельной подписью Азина, призывавшие красноармейцев к прекращению борьбы с белыми. Но этим листовкам никто не поверил.

Оттеснив за Маныч Кавказскую кавалерийскую и 28-ю стрелковую дивизии, конная группа генерала Павлова повела наступление на станцию Торговую. Реввоенсовет 1-й Конной принял решение разбить конницу Павлова. По инициативе командования 1-й Конной армии 20-я, 34-я, 50-я стрелковые дивизии и кавалерийская бригада П. В. Ку-рышко были объединены в ударную группу 10-й армии и перешли в оперативное подчинение Реввоенсовета 1-й Конной. Командующим ударной группой был назначен начальник 20-й дивизии М. Д. Великанов, испытанный во многих боях на Восточном и Юго-Восточном фронтах командир, показавший незаурядное мастерство в руководстве войсками,

В ночь на 19 февраля начался бой 1-й Конной армии и ударной группы 10-й армии против конной группы генерала Павлова. Белая конница до этого проделала изнурительный четырехдневный переход вдоль левого берега Маныча в сильный мороз, потеряла много обмороженными и отставшими. Ноденикинцы были крайне ожесточены и ставили своей задачей во что бы то ни стало овладеть Торговой Противник встретил организованную оборону советских войск.

Бой был упорным. Захватив окраину, белоказаки отчаянно цеплялись за каждый дом. Но удары красной конницы заставили белых отступить в степь, где их ждали мороз, леденящий ветер и гибель в снегу. Не добившись успеха п потеряв много людей и лошадей, конная группа противника отошла в направлении к Среднему Егорлыку. В последующие дни специальная комиссия, выделенная командованием 1-й Конной армии, обследовала поле боя и насчитала на нем до пяти тысяч убитых и замерзших казаков и более двух тысяч лошадей.

19 февраля 1-я Конная и подчиненная ей ударная группа 10-й армии начали наступление и вышли в район Крученая Балка — Богородиц-кое. 20 февраля в селе Крученая Балка Реввоенсовет 1-й Конной армии получил сведения о том, что у станций Песчанокопская и Белая Глина расположен 1-й Кубанский корпус генерала Крыжановского, отошедший сюда из Торговой. Реввоенсовет 1-й Конной решил: используя успех боя с конной группой Павлова, овладеть сперва Средним Егорлыком и в дальнейшем совместно с ударной группой 10-й армии разгромить 1-й Кубанский корпус в районе станций Песчанокопская — Белая Глина. Ударной группе 10-й армии была поставлена задача нанести фронтальный удар по 1-му Кубанскому корпусу белых и овладеть Развильной и Песчанокопской.

Развивая наступление, 1-я Конная армия отбросила белогвардейскую конницу Павлова п 21 февраля заняла Средний Егорлык.

22 февраля ударная группа 10-й армии повела фронтальное наступление на противника и, нанеся ему крупные потери, овладела Песчанокопской. В этот же день дивизии 1-й Конной армии нанесли удар во фланг и тыл 1-му Кубанскому корпусу, пленили у Горькой Балки Гренадерскую дивизию белых и заняли Белую Глину, где захватили штаб этого корпуса и все корпусные тылы. Всего в этом бою белогвардейцы потеряли несколько сот убитыми и ранеными и до 4500 пленными. Сойотские войска взяли большие трофеи — всю артиллерию корпуса, 3 бронепоезда и много другого военного имущества.

В то время когда 1-я Конная вместе с ударной группой 10-й армии, наступая на стыке Донской и Кубанской армий, наносили белогвардейцам одно поражение за другим, снова осложнилось положение под Ростовом-на-Дону. На рассвете 20 февраля пехота «Добровольческого» корпуса внезапно начала наступление на город и потеснила части 8-й армии. Этим наступлением дени-кинское командование хотело отвлечь советские войска от тихорецкого направления. 21 февраля белогвардейцы ворвались на улицы города. Но уже 23 февраля 8-я армия выбила их из Ро-стова-на-Дону и отбросила на левый берег Дона.

Наступление 9-й армии, развернувшееся в это же время, успеха не имело. Создавался разрыв между флангами 9-й и 10-й армий, нарушалось их взаимодействие. В этих условиях белогвардейское командование решило нанести удар с севера во фланг наступавшим на тихорецком направлении

1-й Конной и 10-й армиям. 24 февраля конная группа Павлова, отбросив части 11-й кавалерийской дивизии 1-й Конной армии, снова захватила Средний Егорлык. Реввоенсовет 1-й Конной, получив об этом сведения, решил временно отказаться от дальнейшего продвижения на тихорецком направлении и повернуть армию вместе с 20-й и 50-й стрелковыми дивизиями на север и северо-запад, чтобы разбить сначала конницу врага.

25 февраля в районе Среднего Егорлыка произошло встречное сражение крупных масс белой конницы с 1-й Конной" армией и ударной группой. 6-я кавалерийская дивизия 1-й Конной армии во встречном бою южнее Ново-Роговского наголову разбила 4-й конный корпус группы Павлова.

2-й конный корпус белых, наступавший в направлении Белой Глины, встретился с ударной группой, которая вступила с ним в бой. В это время 4-я кавалерийская дивизия под непосредственным руководством Реввоенсовета 1-й Конной армии нанесла сокрушительный удар по открытому правому флангу 2-го корпуса противника. Белая конница была разбита и обращена в бегство. Противник в панике отступил в район посада Иловайского — станицы Егорлыкской. Белые бросили на поле боя 29 орудий и 120 пулеметов, до тысячи повозок, потеряли несколько сот пленными и много лошадей.

Операции 1-й Конной и ударной группы 10-й армии в период с 16 по 25 февраля представляли собой яркий пример правильного выбора направления главного удара, искусной организации взаимодействия конных и стрелковых соединений, смелого маневрирования кавалерии. С. М. Буденный и К. Е. Ворошилов за блестящее руководство 1-й Конной армией в этих операциях были награждены орденами Красного Знамени.

28 февраля Реввоенсовет Кавказского фронта дал директиву 1-й Конной армии совместно с правофланговыми частями 10-й армии разбить стянутые со всего фронта конные соединения и пехоту Ч белых в районе Егорлыкская — станция Атаман — Мечетинская и, продолжая преследование противника к югу, овладеть железнодорожным узлом Тихорецкая. Левофланговые части 10-й армии должны были взять станцию Кавказскую. Командование Кавказского фронта и главком, оценивая обстановку, сложившуюся в конце февраля, считали, что «эти дни должны быть решающими как в силу завязавшихся сражений, так и в силу того, что скоро вскроются реки». От войск требовалось напряжение всех сил, чтобы разбить врага и покончить с деникинщиной на Северном Кавказе. Это необходимо было сделать возможно быстрее, так как на западных рубежах Советской республики начала вырисовываться новая опасность со стороны буржуазно-помещичьей Польши.

1 марта началось наступление 1-й Конной армии и 20-й стрелковой дивизии на противника в районе Егорлыкской и станции Атаман, где сосредоточились и укрепились части 1-го Донского корпуса, терско-кубанские конные дивизии, отборная пехота из «Добровольческого» корпуса и пластунские части генерала Чернецова. Все эти войска были собраны для усиления конной группы Павлова, чтобы дать решительный бой 1-й Конной армии и ликвидировать прорыв фронта на тихорецком направлении. Наступление советских войск происходило в оттепель, дороги раскисли, артиллерия, тачанки, повозки увязали в грязи.

_ Начавшийся в 10 часов утра бой у станицы Егорлыкской носил исключительно ожесточенный характер. Противник яростно сопротивлялся, несколько раз переходил в контратаки конными массами, пытался огнем пехоты, артиллерии и бронепоездов остановить наступление советских войск. Стремительные атаки буденновцев продолжались до вечера. Конной армии оказала большую помощь 20-я стрелковая дивизия. Пехота этой дивизии, героически преодолев укрепленные позиции врага, первой ворвалась в станицу и выбила из нее белых. За правым флангом 20-й дивизии наступали Кавказская кавалерийская дивизия Гая и кавалерийская дивизия имени М. Ф. Блинова. В этом бою противник понес большие потери пленными, убитыми и ранеными. Под Егорлыкской н станцией Атаман была окончательно разбита белогвардейская конница, которая с большими потерями вынуждена была на этот раз уже бесповоротно отступать. Инициатива в боевых действиях окончательно была выбита из рук врага.

За героизм и умелое командование в решающих боях с деникинцами были награждены орденами Красного Знамени начальники дивизий 1-й Конной армии с. К. Тимошенко, о. И. Городовиков, начальник штаба 20-й дивизии Б. В. Майстрах и другие командиры.

Успешно развивались боевые действия и на левом фланге 10-й армии. Частями этой армии была освобождена от белогвардейцев станция Кавказская.

Войска 11-й армии, наступавшие на ставропольском направлении, после упорных боев в середине февраля вышли на подступы к Ставрополю. Белогвардейское командование прилагало все усилия к тому, чтобы удержать город, так как потеря его грозила нарушить связь между основными силами белых на Кубани и белогвардейскими частями на Тереке. В течение двух недель под Ставрополем шли упорные бои, завершившиеся 29 февраля освобождением города. Первыми ворвались в Ставрополь полки 7-й кавалерийской дивизии совместно с 442-м и 444-м полками 50-й Таманской стрелковой дивизии. Советские войска захватили большие трофеи и около двух тысяч пленных. После освобождения города Ставропольская группа развернула наступление на Армавир и Невинномысскую. 4 марта она на обоих направлениях вышла к реке Кубани.

В полки Ставропольской группы широким потоком вливались партизанские отряды, конные н пешие добровольцы из местного населения. В короткий срок ее боевой состав возрос в два — три раза.

Между тем, белогвардейцы попытались снова захватить Ставрополь. 10 марта 4-й корпус генерала Писарева в составе трех кавалерийских дивизий и сводной пехотной бригады перешел в наступление на Ставрополь. Противнику удалось охватить город кавалерийскими дивизиями с западной и восточной стороны. В то же время белогвардейская пехота вела атаки на юго-западную окраину Ставрополя. Для защитников города создалось опасное положение. Но стойкость и беззаветная храбрость бойцов Ставропольской группы обеспечили победу над врагом. Несмотря на крайне напряженную обстановку борьбы в полуокружении, советские части сами перешли в решительное наступление. В бою были окружены и взяты в плен остатки пехотной бригады противника численностью до тысячи человек, захвачены его артиллерия и пулеметы. За мужество и доблесть, проявленные в сражении под Ставрополем, ряд командиров, политработников и красноармейцев 7-й кавалерийской дивизии был награжден орденами Красного Знамени. Героический 442-й стрелковый полк получил почетное революционное Красное знамя. После разгрома белых Ставропольская группа 11-й армии возобновила наступление на Армавир и Невинномысскую.

Разгром белогвардейской конницы в районе Среднего Егорлыка и Егорлыкской и успехи советских войск на левом крыле Кавказского фронта создавали все более угрожающее положение для деникинских корпусов и дивизий, действовавших против 8-й и 9-й армий. Боясь окружения, враг и здесь начал отступать. 2 марта 1920 года советские войска после упорного боя освободили Батайск. Начался общий отход противника. В ночь на 11 марта 20-я стрелковая дивизия при содействий 50-й Таманской стрелковой дивизии овладела Тихорецким железнодорожным узлом, где были захвачены большие трофеи. Противник отходил к реке Кубани и далее на запад и юг, преследуемый войсками Кавказского фронта. Армия Деникина распадалась. Она не могла теперь оказать сколько-нибудь серьезного сопротивления. Белогвардейцы не смогли задержаться даже на таком удобном для обороны рубеже, как река Кубань. Единственным препятствием к тому, чтобы ускорить преследование разбитого врага, была весенняя распутица. Бурная кубанская весна сделала все дороги непроезжими. Невозможно было продвигать артиллерию, повозки с пулеметами и боеприпасами.

9 марта главное командование дало директиву Кавказскому фронту овладеть в кратчайший срок нефтеносным районом Грозного й перегруппировать силы для грозненской операции. Армии Кавказского фронта получили новые задачи. 8-я армия должна была развивать наступление на Новороссийск, 9-я армия — овладеть Екатерино-даром (Краснодар), 10-я армия — главными силами выйти в район Пятигорска, чтобы в последующем совместно с 11-й армией овладеть районом Грозного. 1-я Конная армия получила задачу овладеть районом Майкопа, а 11-я армия — Армавиром.

Выполняя эти задачп, войска фронта продолжали наступление. 8-я армия выходила к нижнему течению реки Кубань. Войска 9-й армии 17 марта подошли к Екатеринодару и после упорного боя овладели городом. 22-я стрелковая дивизия под командованием С. П. Захарова совместно со Сводным конным корпусом Д. П. Жлобы первыми вступили в Екатеринодар. Здесь смертью героя погиб начальник дивизии С. II. Захаров. В бою под Екатеринодаром противник потерял 20 тысяч пленными, 40 орудий, более 100 пулеметов, 4 бронепоезда, 30 аэропланов. 1-я Конная армия повернула на юго-восток и двинулась на Майкоп. 22 марта части 1-й Конной вступили в город. 10-я армия, действовавшая на екатерпно-дарском направлении, перегруппировывалась в район Пятигорска.

Белогвардейцы надеялись, что, создав крепкую оборонительную линию вокруг Новороссийска, им удастся при помощи английского и французского флотов, стоявших на Новороссийском рейде, организованно эвакуировать свои войска. Кроме того, 12 бронепоездов курсировали по линии Новороссийск — Крымская. В этих условиях освобождение Новороссийска было трудным делом и могло потребовать много времени.

На Новороссийск наступали со стороны Екате-рпнодара войска 9-й армии и с севера — войска 8-й армии. Им содействовали отряды партизан. Части 8-й армии, после форсирования Кубани, 25 марта утром внезапным ударом опрокинули белогвардейцев в районе Натухаевская — Раевская — Бори-совка. В течение ночи на 26 марта они продолжали наступление, прорвав во многих местах линию обороны противника. Охваченные мощным наступательным порывом, советские бойцы под непрерывным огнем с вражеских кораблей и бронепоездов развернули наступление на город.

В Новороссийске среди белогвардейских частей 26 марта вспыхнула невероятная паника. Повозки, автомобили, танки, ожидавшие на пристанях очереди для погрузки на корабли, смешались в бесформенную массу. По улицам метались табуны лошадей. Обезумевшие от страха деникинские офицеры потеряли всякую власть над солдатами. Взрывались склады с боеприпасами, в разных концах города начались пожары.

Утром 27 марта войска 8-й и 9-й армий с севера, а части партизанской Красной Армии Черноморья с юга вступили в Новороссийск. 22 тысячи солдат и офицеров противника были захвачены в плен, взяты огромные военные трофеи.

В это время остатки Кубанской армии белых прорвались к Туапсе. Войска 9-й армии, развивая наступление вдоль берега Черного моря, 8 апреля совместно с партизанами освободили Туапсе, 29 апреля — Сочи. Деникинцы были прижаты к границе меньшевистской Грузии.

Кубанские казаки, оказавшиеся далеко от своих станиц, не желали больше воевать. 2 мая 1920 года Кубанская армия и другие части численностью в 60 тысяч солдат и офицеров капитулировали. Лишь небольшое число деникинцев, главным образом офицеров, бежало в Грузию.

Перед 11-й армией, освободившей Армавир, Пятигорск и Невинномысскую, была поставлена новая задача. Ее силы, пополненные в районе Пятигорска войсками 10-й армии, были направлены на освобождение Терской области с последующим движением в Дагестан.

Освобождение Терской области проводилось в тесном взаимодействии частей Красной Армии с группой повстанческих войск.

В Дагестане к этому времени деникинцы удерживались лишь вдоль железной дороги на Пет-ровск-Порт (Махачкала) и в прибрежной полосе вдоль Каспийского моря. Горная часть Дагестана находилась в руках восставшей горской бедноты, власть здесь принадлежала ревкомам.

Большую роль в восстании горцев Дагестана сыграли рабочие-большевики из Баку, направленные в Дагестан Бакинским комитетом Коммунистической партии. Отряды Кюринского и Самур-ского округов, в которых были бакинцы, отличались своей организованностью, сознательностью и дисциплиной. В начале восстания в дагестанских партизанских отрядах насчитывалось 500 бакинских рабочих, а к приходу Красной Армии их количество достигло 1200 человек.

После того как Красная Армия, освободив Терскую область, подошла к границам Дагестана, Дагестанский обком партии дал партизанам задание — начать наступление на Дербент и Те-мир-Хан-Шуру (Буйнакск), чтобы облегчить советским войскам освобождение Потровск-Порта.

После освобождения партизанами Дербента и Темир-Хан-Шуры белым не удалось задержаться и в Петровск-Порте. В конце марта войска Экспедиционного корпуса 11-й армии подошли к Пет-ровск-Порту, где встретили упорное сопротивление крупной группировки белых. В результате удара корпуса с северо-запада при активном содействии партизан со стороны Дербента и Темир-Хан-Шуры сопротивление белогвардейцев было сломлено. Бросая награбленное добро и вооружение, их остатки спешно эвакуировались на пароходах в Баку. 30 марта части 11-й армии совместно с партизанами вошли в Петровск-Порт и этим завершили освобождение Дагестана.

2 апреля 1920 года член Реввоенсовета Кавказского фронта Г. К. Орджоникидзе писал В. И. Ленину:

«Освобождение от белых всего Северного Кавказа, Кубани, Ставрополья, Черноморья, Терской п Дагестанской областей стало совершившимся фактом. Осетины, ингуши, кабардинцы, дагестанцы, балкарцы проникнуты полным сознанием могущественности Советской власти и безграничным доверием к ней. Революционное настроение масс во многих местах

достигает такого напряжения, что еще задолго до прихода к ним Красной Армии население по собственной инициативе сбрасывает власть белых, избирает ревкомы, всегда состоящие исключительно из одних коммунистов»25. Таким образом, в течение января—марта 1920 года войска Кавказского фронта завершили разгром белогвардейцев на Северном Кавказе. Советская власть была восстановлена на территории Кубани, Черноморья, Ставрополья, на Тереке и в Дагестане. Поддержка, оказанная трудовым населением Красной Армии, выразившаяся прежде всего в широком размахе партизанского движения, явилась одним из важнейших условии этого успеха. Взаимодействие Красной Армии с отрядами трудящихся, поднявшихся с оружием в руках против ненавистного белогвардейского режима, окончательно решило судьбу деникинщины на Северном Кавказе.

На Украине ликвидация остатков деникинских войск была завершена в течение января — февраля 1920 года. Войска 14-й армии, вышедшие к 10 января на рубеж Павлоград — Алексан-дровск (Запорожье) — Волноваха, начали наступление с целью ликвидации группировки Шиллинга. 17 января после двухдневных боев част» 45-й стрелковой дивизии овладели крупной узловой станцией Аностолово. Латышская и 4'1-я стрелковые дивизии в это время переправились но льду на правый берег Днепра в районе Екатери-нослава и Александровска. Войска 14-й армии к 3 февраля освободили Ольвиополь, Вознесенск, Николаев, Херсон. Части белогвардейского2-го армейского корпуса общей численностью до 2500 штыков и 4500 сабель оказались зажатыми на узкой полосе вдоль Днестра. У них оставался единственный выход — пробиться к Одессе.

Интервенты прилагали отчаянные усилия, чтобы удержать район Одессы. Французский генерал Манжен и английский генерал Хольман, находившиеся при ставке Деникина, опасались, что потеря Одессы создаст в Лондоне и Париже представление о полном крахе белых армий. Хольман обещал белогвардейским войскам в Одессе всяческое материальное содействие — лишь бы они устояли. Чтобы подбодрить белых, в Одесском порту были сосредоточены английские военные корабли. Однако удержаться на рубежах иод Одессой белогвардейцам все же не удалось.

Командование 14-й армии старалось не допустить соединения белогвардейцев, действовавши.х в Приднестровье, с одесской группировкой. Для этого части 45-й и Латышской дивизий были нацелены на Рыбницу и Раздельную, имея задачей не дать белогвардейцам продвинуться с тирасполь-ского направления на Одессу. Непосредственно на Одессу наступала 41-я стрелковая дивизия, усиленная 1-й бригадой 45-й дивизии и кавалерийской бригадой под командованием Г И. Котов-ского. На бригаду Г. И. Котовского возлагалось захватить штаб 2-го корпуса белых и перерезать в последующем пути отхода вражеских войск.

К вечеру 6 февраля части 41-й дивизии вышли на ближние подступы к городу. Сопротивление белогвардейцев усилилось. Их поддерживали орудия военных кораблей и бронепоезда. Но ничто не могло ослабить наступательный порыв советских войск. На рассвете 7 февраля начался штурм Одессы. Красноармейцам пришлось с боем брать каждую улицу. В течение дня они заняли большую часть города и гавани. К 8 часам утра 8 февраля ликвидация белогвардейских войск в Одессе закончилась. Были захвачены большие трофеп — 5 бронепоездов, 15олее 200 орудий, много пулеметов, винтовок, снарядов, патронов.

Белогвардейские части, прижатые в районе Тирасполя к Днестру, также капитулировали. Лишь небольшая часть этой группы пробилась на соединение с белополяками, пройдя вдоль Днестра на север. Группа Шиллинга была, таким образом, разгромлена.

Перед 13-й армией -Юго-Западного фронта стояла задача ликвидировать группу Слащева и освободить Крым. В состав 13-й армии входили 3-я и 46-я стрелковые дивизии и 8-я кавалерийская дивизия. Из них только 46-я дивизия вела бои против войск Слащева, а остальные соединения охраняли побережье Азовского моря, готовясь оказать помощь 8-й армии в районе Ростова-на-Дону. Сил одной 46-й дивизии оказалось недостаточно, чтобы прорваться в Крым. Атаки в районе Армянска и на чонгарском направлении, проводившиеся в январе, не дали никаких результатов. В феврале было предпринято новое наступление уже с участием 8-й кавалерийской дивизии. Но противник к этому времени подтянул свежие силы, и численное превосходство опять оказалось на его стороне. Так же безуспешным было и третье наступление на Перекопском перешейке, предпринятое советскими войсками в первой половине марта 1920 года.

После того как белогвардейцы перебросили на Крымский полуостров значительные силы из Новороссийска, задача освобождения Крыма осложнилась. Крым оставался в руках контрреволюции и стал базой вновь формировавшейся белогвардейской армии Врангеля.

Но основная задача была решена. Красная Армия, опираясь на безграничную поддержку широких масс трудящихся, разгромила белогвардейские армии Деникина — главную ударную силу второго объединенного похода Антанты. Это была новая победа Советской власти. Разгром Деникина и поражение Колчака означали коренной перелом в ходе всей гражданской войны в пользу Советской власти.

__________________________