В середине ноября 1919 года советские войска Южного фронта находились на линии Паричи, Птичь, Новоград-Волынский, Житомир, Фастов. Далее фронт проходил западнее Киева, по линии реки Остер, Бахмач, Рыльск, Курск, Лиски. Юго-Восточный фронт в это время занимал рубеж: Бутурлиновка, Арчединская, севернее Царицына, Черный Яр, Астрахань.

Неотступно преследуя противника, советские войска должны были не дать ему оправиться от поражения, рассечь его армии и объединенными усилиями Южного и Юго-Восточного фронтов разгромить по частям. Предусматривалось нанести белым мощные удары в сходящихся к Новочеркасску и Ростову-на-Дону направлениях.

Южный фронт сосредоточивал основную группировку своих сил — 1-ю Конную, 8-ю и 13-ю армии на левом крыле и направлял ее на Донбасс, чтобы быстрее овладеть Донецким бассейном и разгромить «Добровольческую» армию, отрезав ее от Донской. 12-я армия, действуя на киевском направлении, должна была прочно обеспечивать правый фланг 14-й армии, которой предстояло развивать энергичное наступление в направлении Сумы — Харьков и на Полтаву.

Юго-Восточному фронту, наносившему свой главный удар правым крылом, следовало вести наступление 9-й армией вдоль железнодорожной магистрали Лиски — Миллерово с целью выхода к Новочеркасску и Ростову-на-Дону; 10-я армия, действуя между Волгой и Доном, должна была овладеть Царицыном, а затем преследовать противника вдоль железнодорожной линии Царицын— Тихорецкая.

Для выполнения поставленных задач на юг с других фронтов перебрасывались все новые и новые полки и дивизии, непрерывным потоком двигались из центра страны людские пополнения, поезда с боеприпасами, продовольствием, обмундированием.

Центральный Комитет партии и Совет Рабочей и Крестьянской Обороны внимательно следили за переброской пополнений и снабжением войск. 1 декабря В. И. Ленин по прямому проводу дал распоряжение Самарскому губернскому продовольственному комитету немедленно, вне всякой очереди, отправить весь имевшийся зернофураж в Камышин для 10-й армии.

«Через пять дней телеграфируйте мне, — указывал В. И. Ленин, — количество отправленного и дни отправки» 20.

В конце ноября началась переброска из-под Петрограда 45-й стрелковой дивизии, а к 6 декабря дивизия уже была сосредоточена на Южном фронте. Она насчитывала более 6,5 тысячи штыков и сабель. Ее части обладали большим боевым опытом. Командовал 45-й дивизией И. Э. Якир, который в тяжелых летних боях против деникин-цев проявил себя талантливым военачальником. В ноябре — декабре на Южный фронт прибыли с Западного фронта 52-я стрелковая дивизия, а также другие части. Армии пополнялись и добровольцами из освобождаемых районов.

Все это позволило значительно усилить Южный фронт. К середине ноября его войска насчитывали более 79,5 тысячи штыков и около 16 тысяч сабель с 2426 пулеметами и 580 орудиями. Несмотря на жестокие бои и связанные с этим потери, численность войск фронта не толкко не уменьшалась, но быстро росла и уже к началу декабря составляла более 99,5 тысячи штыков. Число пулеметов увеличилось к этому времени до 2896 и орудий до 622 21.

Прибывали новые войска и на Юго-Восточный фронт. В ноябре — декабре, помимо маршевых рот и батальонов, прибыли Кавказская кавалерийская дивизия из резервной армии, 1-я бригада 50-й стрелковой дивизии, две бригады 24-й стрелковой дивизии с Туркестанского фронта. С Восточного фронта сюда перебрасывалась еще одна бригада 21-й стрелковой дивизии и другие части. К середине ноября, еще до полного сосредоточения перебрасываемых войск, Юго-Восточный фронт насчитывал 38 735 штыков, 9754 сабли с 1418 пулеметами и 319 орудиями 22.

Таким образом, в середине ноября войска Южного и Юго-Восточного фронтов вместе имели более 118 тысяч штыков, около 26 тысяч сабель, 3844 пулемета и 941 орудие.

С изменением обстановки, когда развертывалось преследование врага, еще больше повысилось значение конницы, как самого маневренного в то время рода войск. Кавалерийские части и соединения могли стремительно выходить на пути отхода противника и наносить ему внезапные удары во фланги и тыл. Реввоенсовет Южного фронта, организуя преследование, требовал, чтобы командующие армиями выдвигали вперед всю свою дивизионную конницу и наносили стремительные удары во фланг и тыл белогвардейских войск. Чтобы ускорить продвижение войск, многие стрелковые части перебрасывались на повозках.

1.1 ноября Реввоенсовет Южного фронта вынес постановление о создании 1-й Конной армии. В нее были включены 4-я, 6-я и 11-я кавалерийские дивизии и одна стрелковая бригада. Предполагалось впоследствии включить в Конную армию еще одну стрелковую бригаду. В состав Реввоенсовета 1-й Конной армии вошли: командующий армией С. М. Буденный, К. Е. Ворошилов и Е. А. Щаденко.

Конная армия была оснащена большим количеством пулеметов на тачанках и сильной конной артиллерией. Она имела бронеотряд, который состоял из бронеавтомобилей и обыкновенных грузовиков с пулеметами. Бронеотряд носил имя Я. М. Свердлова. Конной армии придавались также самолеты и бронепоезда.

Обладая мощными боевыми средствами, 1-я Конная армия могла решать оперативно-стратегические задачи как самостоятельно, так и во взаимодействии с другими войсками. До этого история военного дела не знала такого рода войсковых объединений. Буржуазные военные авторитеты после первой мировой войны пришли к выводу, что конница уже потеряла свое значение. Но это было не так. Гражданская война не только возродила значение конницы, но и обусловила новый этап в ее развитии. Организация Конной армии явилась крупнейшим вкладом в военное искусство того периода.

Проведенное Коммунистической партией и Советским правительством укрепление Южного и Юго-Восточного фронтов явилось одним из решающих факторов, обеспечивших разгром де-никинских армий.

В* то время как советские войска, опиравшиеся на могучую поддержку миллионных масс трудящихся, с каждым днем усиливались, армия Деникина все более слабела. По данным белогвардейского командования, боевой состав контрреволюционных сил на юге России исчислялся во второй половине ноября почти в 100 тысяч человек и в резерве было около 30 тысяч человек. Моральный уровень войск был низким. Поражения, понесенные белыми, и восстания в их тылу усилили процесс разложения деникинских войск. Это выражалось во все учащавшихся случаях неповиновения солдат офицерам, младпшх начальников — старшим. На морально-политическом состоянии белых войск сказывались также постоянные распри между Деникиным и его правительством, с одной стороны, и командованием Донской и Кавказской армий — с другой. Обострились отношения и с буржуазно-националистическими правительствами Закавказья. Наконец, повальные грабежи и насилия, чинимые над населением, еще более усугубляли разложение белых армий.

Все же деникинскому командованию удавалось жестокими мерами поддерживать дисциплину и организовывать сопротивление Красной Армии. План противника заключался в том, чтобы, обеспечив фланги в районе Киева и Царицына, перейти на всем фронте к обороне, используя для этого реки Днепр и Дон. Одновременно намечалось правым флангом «Добровольческой» и левым флангом Донской армий нанести удар на воронежско-ростовском направлении. Белогвардейское командование спешно сосредоточивало в районе Вол-чанск — Валуйки крупную группировку войск численностью в 7 тысяч сабель и 3 тысячи штыков. Войска этой группы имели 58 орудий, танки, бронепоезда и авиацию. В группу входили свежие, хорошо укомплектованные кубанские и терские части и донские полки с прекрасным конским составом. Силами этой группы под командованием генерала Улагая деникинская ставка рассчитывала нанести советским войскам сокрушительный контрудар, вырвать у них инициативу и тем самым поправить катастрофическое положение на фронте.

В то время как противник готовил силы для контрудара, советские войска продолжали стремительное наступление на юг. 30 ноября части 14-й армии с помощью трудящихся освободили город Сумы. 1-я Конная армия при поддержке пехоты 13-й армии, развивая стремительное наступление вдоль железной дороги Елец — Валуйки, 25 ноября заняла Новый Оскол. Используя успех Конной армии, усилила свои удары по врагу и 8-я армия. После ожесточенных боев ее войска овладели 24 ноября Острогожском, а 27 ноября вступили в Бобров.

Наступление деникинцев из района Волчанск— Валуйки началось 3 декабря. Противник наносил удар в стык 13-й и 8-й армий. Белогвардейским частям удалось 4 декабря захватить Бирюч и продвинуться в северном направлении. Вводом в бой резервов 13-й армии дальнейшее продвижение противника на север было остановлено. Белым был нанесен серьезный урон. 5 декабря советские войска снова заняли Бирюч.

В это время 1-я Конная армия во взаимодействии с войсками 13-й армии вела наступление на Валуйки. 5 декабря она достигла района Волоко-новки — 35 километров южнее Нового Оскола.

6 декабря, пытаясь задержать продвижение Конной армии, группа Улагая нанесла удар по ее флангу из района южнее Бирюча. Белогвардейцам удалось смять некоторые части и захватить Волоконовку. В руки врага попала часть обоза 6-й кавалерийской дивизии. Однако у Волоко-новки белогвардейская конница сама оказалась зажатой между 6-й и 11-й кавалерийскими дивизиями. Ударами с двух сторон группа Улагая была наголову разбита. Смело действовали бойцы 6-й кавалерийской дивизии. В первых рядах атакующих находились начдив С. К. Тимошенко и военком П. В. Бахтуров — активный участник Октябрьской революции на Дону. Побросав обозы, враг начал поспешный отход на юг. Буденновцы захватили большие трофеи: 400 подвод с награбленным белыми имуществом, 3 орудия, 20 пулеметов, 200 тысяч патронов, 500 лошадей.

Широко задуманный белогвардейцами контрудар закончился полным провалом. Преследуя разбитые и деморализованные войска противника, советские кавалеристы 9 декабря овладели Валуй-ками и продолжали движение на Купянск. Днем раньше войска 13-й армии освободили Волчанск.

Успешно развивалось наступление и на других участках фронта. 4 декабря войска 14-й армии овладели Ахтыркой, а 6 декабря — Краснокутском. 7 декабря стремительным ударом Латышской и Эстонской дивизий враг был выбит из Белгорода. 4 декабря войска 8-й армии освободили Павловск.

Партия и правительство заботились о том, чтобы натиск Красной Армии на деникинцев неустанно нарастал. Приближалось освобождение Харькова — одного из крупнейших административных, промышленных и культурных центров Советской страны. Для усиления 1-й Конной армии 12 декабря в ее оперативное подчинение были переданы 9-я и 12-я стрелковые дивизии. Одновременно по указанию Центрального Комитета партии усиливались удары по врагу с тыла. Под руководством подпольных большевистских организаций подготавливались вооруженные выступления в занятых врагом районах. Местные партизанские отряды объединялись в большие группы, способные к широким наступательным действиям.

Бои приближались к Харькову, освобождения которого с нетерпением ждала вся страна. 14-я армия наносила удар из района Ахтырки в юго-восточном направлении. С северо-востока, из района Волчанска, наступали части 13-й армии. 1-я Конная армия, нанося главный удар от Валуек на Купянск, создавала угрозу глубокого обхода харьковской группировки белых с юго-востока. Преодолевая сопротивление противника, войска 14-й армии овладели 9 декабря городом Валки, отрезав тем самым пути отхода деникинцам из Харькова на юго-запад. Через два дня (И декабря) 8-я кавалерийская дивизия 14-й армии заняла станцию Мерефа. Противнику был отрезан путь отхода и на юг.

Чтобы сдержать наступление Красной Армии на Харьков белогвардейцы сосредоточили в Кон-стантинограде несколько бронепоездов, большое количество артиллерии и кавалерии, намереваясь нанести контрудар но советским войскам. Необходимо было любой ценой задержать деникинцев в районе Константинограда. Эту задачу выполнили партизаны. Партизанский отряд численностью в 80 человек 8 декабря произвел внезапный налет на Константиноград, нанес врагу большой урон и заминировал железнодорожный мост. В тот же день при прохождении эшелона с белоказаками мост взлетел на воздух. Враг не смог перебросить свои силы к Харькову, намеченный контрудар провалился.

Ночью 11 декабря части Латышской дивизии совместно с 8-й кавалерийской дивизией вошли в предместье Харькова. Деникинские войска, находящиеся в городе, оказавшись под угрозой окружения, прекратили сопротивление. На следующий день советские войска с помощью трудящихся полностью очистили Харьков от белых.

Накануне правофланговые части 14-й армии совместно с партизанскими отрядами освободили Полтаву.

Не удалось белогвардейцам задержаться и в районе Купянска, хотя они сосредоточили здесь в середине декабря части 2-го, 3-го Кубанских и 4-го Донского корпусов, усиленных тремя бронепоездами и, кроме того, стянули две пехотные дивизии к станции Сватово.

Командование 1-й Конной армии решило разгромить вражескую группировку по частям: вначале в районе Сватово, а затем — у Купянска. 16 декабря 4-я кавалерийская дивизия заняла Сватово, отрезав пути отхода белогвардейских войск из района Купянска на юго-восток. Занятие станции Сватово было осуществлено настолько быстро и внезапно, что белогвардейцы не успели сообщить об этом в Купянск. Советское командование, прибегнув к военной хитрости, поддерживало телефонную связь с вражеским штабом в Купянске, представляя дело так, будто бы в Сватово все еще находятся белогвардейцы. Враг спокойно продолжал эвакуировать сюда имущество из Купянска, направляя эшелоны прямо в руки красноармейцам.

В то время, когда советская кавалерия совершала обход Купянска с юго-востока, части 42-й стрелковой дивизии 13-й армии усилили натиск на деникинцев, оборонявших город с севера. 15 декабря советские пехотинцы разгромили в 20 километрах северо-западнее Купянска два кавалерийских полка Шкуро. Выход советской кавалерии в район Сватово и поражение вражеской кавалерии севернее Купянска предрешили исход боя за овладение городом. 17 декабря 42-я стрелковая дивизия 13-й армии при содействии партизан освободила Купянск. Советские войска захватили здесь три исправных бронепоезда белых.

Успешно развивалось наступление Южного фронта и на правом крыле, где действовала 12-я армия.

Удары советских войск под Харьковом поколебали всю систему обороны противника и создали благоприятные условия для наступления на Киев. Но это наступление было связано с большими трудностями. Днепр покрылся льдом, но по нему нельзя было еще пройти. Использовать плавучие средства также было невозможно, а мосты прочно удерживал противник. Неоднократные попытки

Богунской бригады 44-й стрелковой дивизии штурмом взять мосты ни к чему не привели. Пять дней советские войска стояли без движения. На помощь им пришли местные жители. Ночыо 15 декабря в штаб 389-го Богунского полка явился из деревни Осокорки старый рыбак П. К. Алексеев и вызвался перевести полк через Днепр. В ночь на 16 декабря богунцы сосредоточились в деревне Осокорки, в 4 километрах к юго-востоку от Киева. Ночь была тихая. Лишь изредка раздавались одиночные выстрелы. Под покровом темноты полк двинулся через Днепр. Впереди с командой пеших разведчиков шел Алексеев. Рядом с ним — комиссар полка. Старый рыбак хорошо знал Днепр. Он провел полк в том месте, где река замерзала раньше и лед был более [ крепким.

На рассвете Богунский полк стремительно атаковал с тыла ничего не подозревавшего врага. В лагере белых поднялась паника. Воспользовавшись ею, красноармейцы отбили у противника мосты через Днепр. Это позволило начать общее наступление. После ожесточенного боя 16 декабря войска 12-й армии освободили Киев — столицу Советской Украины. Остатки вражеских войск поспешно отступали на юг. Преследуя их, войска 12-й армии развернули наступление в направлении Белой Церкви.

Советское правительство высоко оценило подвиг П. К. Алексеева — он был награжден орденом Красного Знамени.

Успех на Южном фронте облегчал положение советских войск на Юго-Восточном фронте. Белогвардейское командование вынуждено было снять часть сил со своего правого крыла, чтобы поддержать терпевшую поражение «Добровольческую» армию. Однако такая переброска удавалась де-никинскому командованию с большим трудом. Чтобы облегчить положение своих войск на центральном участке, оно пыталось сосредоточить основные усилия Донской армии на ее левом фланге. По признанию Деникина, он несколько раз, начиная с августа и до конца 1919 года, требовал от командования Донской армии, чтобы ее основные силы концентрировались на левом фланге. Но это требование так и осталось невыполненным. Политические противоречия между «Добровольческой» армией и донскими казаками мешали Деникину наладить взаимодействие между этими армиями и взаимную помощь.

Из всех белогвардейских войск, которые действовали перед Юго-Восточным фронтом, наиболее сильной была Донская армия. В распоряжении командования этой армии имелось достаточно пополнений, но и ее положение с каждым днем становилось все более тяжелым. Отход «Добровольческой» армии на юг открывал фланг Донской армии. Опасаясь флангового удара, она вынуждена была в середине ноября отказаться от дальнейшего продвижения на север и под натиском войск 9-й армии и Сводного конного корпуса Юго-Восточного фронта начать постепенный отход. К 18 ноября части 9-й армии и конные соединения форсировали Хопер, продолжая наступление на станцию Бутурлиновка, где должны были соединиться с войсками 8-й армии.

Чтобы отвлечь советскую конницу с фронта 9-й армии, враг предпринял 19 ноября наступление в районе северо-западнее Царицына, между реками Иловлей и Волгой. Однако войска 10-й армии, отразив все атаки, на следующий день сами перешли в наступление на этом участке. Было очевидно, что и на Юго-Восточном фронте наступательные возможности белых исчерпаны. 23 ноября Конная группа Блинова после двухдневных боев выбила противника из Бутурлиновки и соединилась с 8-й армией. Разрыв между Южным и Юго-Восточным фронтами был ликвидирован. В боях за Бутурлиновку группа лишилась своего отважного командира М. Ф. Блинова, погибшего смертью храбрых. Последние его слова, с которыми он обратился к собравшимся вокруг бойцам, были: «Товарищи, я умираю, а вам завещаю дело победы над врагами народа довести до конца». Вскоре после смерти М. Ф. Блинова Конная группа была переформирована в кавалерийскую дивизию, названную позднее его именем. После потери Бутурлиновки противник вынужден был перейти к обороне. Советские войска прочно захватили инициативу и на Юго-Восточном фронте.

К 26 ноября они форсировали Хопер на широком фронте от Новохоперска до устья реки и овладели плацдармом на ее правом берегу. Белые понесли тяжелый урон. Только один Сводный конный корпус захватил в плен до двух полков вражеской пехоты. 28 ноября войска фронта освободили город Калач. 9-я армия вышла на оперативный простор. Возникла возможность наступления на Новочеркасск в тесном взаимодействии с 8-й армией Южного фронта.

В это же время Донская армия белых, потерпев поражение на Хопре, потеряла важный естественный рубеж, на который опиралась ее оборона. Прорыв Сводного конного корпуса в район Калача создавал возможность выхода советской конницы в тыл Донской армии. Все это заставило белогвардейское командование продолжать поспешный отход на Дон. Намереваясь закрепиться на донском рубеже, белые одновременно спешно укрепляли оборону в районе Царицына.

28 ноября Реввоенсовет Юго-Восточного фронта, используя успех 9-й армии, отдал приказ о наступлении на Царицын. Предусматривалось нанесение двух охватывающих ударов силами 10-й и 11-й армий. 10-й армии предстояло действовать в районе Карповки (40 километров западнее Царицына). Части 11-й армии должны были ударить от Сарепты с юга и перерезать железную дорогу Царицын — Тихорецкая, не допустив тем самым переброски белогвардейских резервов к Царицыну.

Наступление на Царнцын началось 29 ноября. Части 10-й армии подошли вплотную к укрепленным позициям противника и здесь вынуждены

были остановиться: белые, собрав крупные силы конницы, стали наносить контрудары. Советским войскам пришлось закрепиться на захваченных рубежах. Хотя наступление на Царицын не дало желаемых результатов, оно не позволило противнику перебросить силы против правого фланга 9-й армии, где советские войска Юго-Восточного фронта наносили главный удар.

Отход «Добровольческой» и Донской армий по \ всему фронту привел к дальнейшему ослаблению сопротивления вражеских войск на правом крыле Юго-Восточного фронта. Командование фронта 1 декабря приказало 9-й армии перейти в решительное наступление. Ломая сопротивление арьергардных частей противника, Сводный конный корпус Юго-Восточного фронта в ночь на 4 декабря вышел на рубеж Новая и Старая Криуша.

11-я армия провела во второй половине ноября несколько частных наступательных операций. Ее войска разгромили противника на левом берегу Волги юго-восточнее Царицына. Белые понесли большие потери; лишь небольшой их группе удалось уйти за Волгу. Левый берег Волги был полностью очищен от врага. Одновременно левофланговые части 11-й армии провели наступление, приведшее к разгрому вражеских войск в устье Волги.

Еще летом 1918 года астраханское контрреволюционное казачество, получившее оружие от английских интервентов, захватило прикаспийское побережье северо-восточнее Астрахани. Белоказаки намеревались перерезать движение по Волге и захватить волжскую крепость — Астрахань. Опорными пунктами врага служили Байда-Тюбек, Софоновка, Ганюшкино и Джамбай.

Советское правительство дало задание 11-й армии ликвидировать это гнездо контрреволюции. 5 ноября 1919 года Реввоенсовет 11-й армии, в состав которого входили командующий армией Ю. П. Бутягин и С. М. Киров, отдал приказ войскам в районе Астрахани при поддержке боевых кораблей Волжско-Каспийской флотилии раз-^ громить противника на участке Ганюшкино — Джамбай.

Командование 11-й армии предполагало провести операцию путем комбинированных действий частей пехоты и Волжско-Каспийской флотилии. Основной удар наносился в направлении Ганюшкино, расположенного при впадении одного из восточных рукавов волжской дельты в Каспий. Здесь противник сконцентрировал значительные силы. Операция проводилась тремя взаимодействующими группами — 298-м, 299-м и 300-м полками 34-й стрелковой дивизии и отрядом судов с малой осадкой. Кроме того, предполагалось у самого Ганюшкино высадить морской десант. Наступление после тщательной подготовки началось 18 ноября.

Белоказаки оказывали отчаянное сопротивление. Особенно упорные бои велись за переправы. Советские войска несли большие потери. Отчасти это объяснялось условиями местности:

приходилось пробираться по болотам, форсировать многочисленные речки со взломанным льдом, переправляться через мелкие протоки, ставшие в ноябре непроходимыми из-за моряны, нагнавшей воду из Каспия. Тем не менее, наступление развивалось успешно. Белые были прижаты к Каспийскому морю. Уже 25 ноября Реввоенсовет 11-й армии сообщил командованию фронта, что на подступах к Ганюшкино были сброшены в море две сотни вражеской конницы и пехотная часть в 400 штыков. Советские войска захватили много оружия, французского и английского обмундирования, запасы муки, табака и пр. По всему было видно, что белоказайи надеялись продержаться здесь всю зиму.

28 ноября после кровопролитных боев части 11-й армии приблизились к Ганюшкино. Сюда же должны были подойти и суда флотилии, но сильный затор льда и спад воды вынудил их удалиться от берега. Десант высадить не удалось. Однако действия советской флотилии все же сыграли положительную роль: они прервали морское сообщение врага и помешали его флоту оказать содействие своим войскам.

На следующий день, несмотря на яростный пулеметный и артиллерийский огонь противника, красноармейцы ворвались в Ганюшкино. Враг был разбит наголову.

1 декабря Реввоенсовет 11-й армии направил телеграмму Центральному Комитету партии на имя В. И. Ленина, в которой сообщал о полной ликвидации контрреволюционных войск астраханского казачества в районе устья Волги. В течение 10-дневного наступления советские войска захватили свыше 5 тысяч пленных, в том числе 117 офицеров, и богатые трофеи: 6 тысяч винтовок, 128 пулеметов, 23 орудия, 2 миллиона патронов, несколько тысяч снарядов, радиостанцию, 6 гидропланов, большое количество обозов с войсковым имуществом 23.

Центральный Комитет партии и местные партийные организации оказывали Юго-Восточному фронту большую помощь. В действующие части выезжали уполномоченные Центрального Комитета, которые помогали командованию и полит-органам укреплять воинскую дисциплину, улучшать партийно-политическую работу. Помощь, оказываемая Юго-Восточному фронту, явилась одним из важных условий наметившегося на этом фронте успеха.

Наступление войск правого крыла Юго-Восточного фронта проходило в тесном взаимодействии с войсками Южного фронта. Используя успех 8-й армии, войска 9-й армии к 10 декабря вышли к Дону. Оставив часть сил на левом берегу, они после небольшой подготовки приступили к форсированию реки. Противник упорно оборонялся, но благодаря согласованным действиям 8-й и 9-й армий сопротивление его было сломлено и на этом рубеже.

Крупный бой произошел в районе станицы Вешенской. 7 декабря 190-й полк 22-й стрелковой дивизии 9-й армии совместно с кавалерийским полком начал наступление на станицу. Жители окрестных хуторов сообщили красноармейцам о силах врага. Стремительной атакой белые были разбиты. Они бежали, не успев взорвать переправу через Дон.

На левом берегу Дона осталась отрезанной пластунская бригада противника в составе трех полков с 9 орудиями. Пытаясь захватить переправу, белые прибегли к хитрости. Они заявили, что бригада желает сдаться в плен, но в то же время стали усиленно готовиться к атаке. Белые рассчитывали легко уничтожить противостоящий им полк, который насчитывал вместе с поддерживавшими его кавалеристами всего около 350 стрелков и 100 всадников. Открыв неожиданно сильный огонь из орудий и пулеметов, белые бросились в атаку. Красноармейцы не растерялись, спокойно и уверенно встретили они врага. Атаки следовали одна за другой. Любой ценой белые хотели прорваться и уйти за Дон. В одну из атак им удалось было прорвать позицию советских бойцов, но затем стремительной контратакой красноармейцы отбросили противника с большими для него потерями. Собрав силы, белоказаки снова ринулись в атаку. Их встретили огнем из винтовок и пулеметов, а затем советские пехотинцы пошли на врага в штыковую атаку. Одновременно кавалеристы атаковали белых во фланг. Противник был разбит, потеряв только убитыми около тысячи солдат и офицеров. В руки бойцов 190-го полка попало 8 орудий, много винтовок, 3 пулемета и другое военное имущество. Так, советский полк, слабый по численности, но сильный духом и боевым мастерством, разгромил бригаду белогвардейцев. За этот бой славный полк был награжден орденом Красного Знамени.

Разгромом белых у Вешенской и захватом переправы через Дон 190-й полк в значительной мере обеспечил успех действий всей 9-й армии. 14 декабря ее части успешно форсировали Дон и совместно со Сводным конным корпусом перешли в наступление на Богучар. 15 декабря город был освобожден. Южнее Богучара, в районе Журав-ки, Сводный конный корпус нанес крупное поражение Донской армии.

Тем временем войска Южного фронта развивали стремительное наступление к Донбассу. Неся огромные потери, «Добровольческая» и Донская армии продолжали откатываться на юг.

Опасаясь, как бы Донская и Кавказская армии не оказались отрезанными от своих баз, Деникин отдал 28 декабря приказ об эвакуации Царицына и отходе Кавказской армии на линию реки Сал и па участок Торговая — Цимлянская. Закрепившись на этом участке, армия должна была прикрыть ставропольское и тихорецкое направления. Донской и «Добровольческой» армиям было приказано прикрыть ростовское и новочеркасское направления. Белогвардейские войска на Украине, объединенные в декабре под общим командованием генерала Шиллинга, предназначались для обороны Северной Таврии и Крыма.

Но Красная Армия сорвала и эти планы врага. После выхода советских войск на рубеж Харьков, Купянск, Дон, устье Хопра перед ними встала важнейшая задача — освободить Донецкий угольный бассейн, в котором так нуждалась Советская страна. 12 декабря Реввоенсовет Южного фронта определил задачи каждой армии. 12-я армия должна была перенести центр тяжести своих действий на правый берег Днепра и преследовать вражеские войска в общем направлении на Одессу, а своими левофланговыми частями выйти в район Кременчуга. 14-я армия получила задачу наступать в направлении станции Лозовая, Бердянск, отрезая правобережную группу противника от Донецкого бассейна. 13-й армии совместно с 1-й Конной армией предстояло освободить Донбасс. Для этого она должна была развернуть наступление на Славянск, Юзовку, Новониколаевскую (на берегу Азовского моря). 1-й Конной армии, составлявшей с приданными ей 9-й и 12-й стрелковыми дивизиями ударную группу фронта, ставилась задача наступать на Донбасс и отрезать пути отступления «Добровольческой» армии в Донскую область. Буденновцам предстояло также освободить Таганрог. 8-я армия должна была выйти в район Луганска.

Реввоенсовет Южного фронта требовал от командующих армиями образовать сильные резервы, не ослабляя темпов преследования.

Командовавший в то время «Добровольческой» армией Врангель, видя катастрофическое состояние своих войск, считал бесполезным защищать Донбасс. Он предлагал немедленно эвакуировать Ростов-на-Дону и Таганрог и начать отводить остатки «Добровольческой» армии в Крым на соединение с группой Шиллинга.

Но Деникин не согласился с планом Врангеля, опасаясь, что в этом случае Донская и Кавказская армии окончательно выйдут из его подчинения. Дивизиям «Добровольческой» армии было приказано круто повернуть с южного на юго-восточное направление, чтобы соединиться с Донской армией в районе Ростова-на-Дону. В связи с этим «Добровольческой» армии приходилось совершать фланговый маневр. Стремясь обеспечить ее от внезапных ударов, особенно со стороны 1-й Конной армии, белогвардейское командование решило, в свою очередь, нанести контрудар в районе Донбасса. Противник сосредоточил для этого крупную группировку войск, куда вошли остатки трех кавалерийских корпусов, усиленные пятью бронепоездами и одной свежей пехотной дивизией из резерва. Главные силы группировки находились в районе Бахмута и были нацелены для удара по 1-й Конной армии.

Советская разведка установила группировку сил и намерения противника.

Успех наступления Красной Армии на Донбасс во многом зависел от того, удастся ли быстро овладеть переправами и мостами через Северный Донец. Белогвардейское командование прилагало все усилия, чтобы удержать в своих руках переправы. Но все было тщетно. Г. К. Орджоникидзе сообщил вскоре В. И. Ленину о том, что в боях 20 декабря на переправах через Северный Донец 1-я Конная армия разбила наголову конную группу противника в составе частей Мамонтова, Шкуро и Улагая и сводной дивизии генерала Челнокова. Советские кавалеристы захватили 17 орудий, 80 пулеметов, обозы с военным имуществом, тысячу лошадей с седлами; более тысячи солдат и офицеров • противника были убиты, три тысячи — взяты в плен. Стремительной атакой советские кавалеристы захватили железнодорожный мост между станциями Рубежное и Лисичанск, предотвратив его разрушение противником. Бронепоезда 1-й Конной вышли на правый берег реки.

Форсировав Северный Донец и овладев Лисичанском, советская конница вступила в Донбасс. Одновременно части 13-й армии 21 декабря заняли город Изюм и также переправились на правый берег Северного Донца.

Реввоенсовет 1-й Конной армии принял решение сильными ударами по флангам противника уничтожить группировку белых в Донбассе. В центре расположения 1-й Конной армии находились 9-я и 12-я стрелковые дивизии, а на флангах были сосредоточены 11-я и 6-я кавалерийские дивизии. 4-я кавалерийская дивизия была оставлена в резерве.

Сражение за Донбасс началось 25 декабря встречными боями между частями 1-й Конной армии и конной группой Улагая и 2-й пехотной дивизией деникинцев к северу от Бахмута. Бои длились весь день. Исход их решил смелый маневр 4-й кавалерийской дивизии. Утром 26 декабря она, продолжая наступление, создала угрозу правому флангу и тылу группировки белых у Бахмута. Появление в тылу советской кавалерии внесло растерянность в ряды противника. Белые дрогнули и начали отходить на юг. Преследуя их, буденновцы выбили из Бахмута Марковскую дивизию и 27 декабря освободили город. Удар 4-й кавалерийской дивизии разорвал бе-^ логвардейскую группировку на две части, значительно облегчив тем самым ее разгром.

В те же дни 12-я стрелковая дивизия при поддержке бронепоездов нанесла тяжелое поражение частям 2-го Кубанского корпуса белых. 26 декабря она вышла в район станции Попасная и на следующий день заняла ее. Одновременно 6-я кавалерийская дивизия, сломив сопротивление 4-го Донского корпуса, вышла в район станции Хорошее.

Несмотря на поражение в северной части Донбасса, противник не отказался от мысли нанести контрудар. Теперь белые стали собирать для этого остатки своих войск на линии железной дороги Горловка — Дебальцево. Однако советские войска снова опередили врага, нанеся ему мощный удар в районах Горловки и Дебальцево. После упорных боев 1-я Конная армия 29 декабря заняла Дебальцево, а 30 декабря — Горловку. В районе станции Амвросиевка 11-я кавалерий-екая дивизия, действуя совместно с 9-й стрелковой дивизией, разгромила Черкесскую дивизию белых, захватив при этом 600 пленных и 40 пулеметов. Остатки разбитой кавалерийской группы Улагая бежали в разных направлениях.

Наступлению Красной Армии на Донбасс помогали донецкие рабочие. Они разоружали отдельные части белых, препятствовали угону паровозов п вагонов. Взаимодействуя с войсками Южного фронта, донецкие партизаны освобождали целые районы, города, громили штабы и тылы белогвардейцев, пускали под откос вражеские эшелоны с боеприпасами и провиантом. В Гришине, Чаплино, Синельникове, Павлограде и в Новомосковском уезде повстанцы вели активные боевые действия против отступавших белогвардейцев. Только в районе Новомосковска и Павлограда действовало несколько тысяч хорошо вооруженных Партизан, которые парализовали железнодорожное сообщение в этом районе. Партизанам Гришине — Юзовского района удалось задержать десятки эшелонов. Возле Лимана партизанами был разбит батальон белых.

При освобождении советскими войсками Бо-ково-Хрусталыюе два шахтера провели команду пулеметчиков под землей, по штрекам шахты, в тыл белым. Красноармейцы неожиданным уда--ром разгромили деникинцев и захватили большие трофеи. Железнодорожники станции Авдеевка по своей инициативе построили «бронепоезд» из трех крытых вагонов и двух платформ, предоставив его в распоряжение 42-й стрелковой дивизии. С помощью этого «бронепоезда» был организован внезапный налет на станцию Юзовка.

Трудовой Донбасс с великой радостью встречал Красную Армию. На ее пути не было ни одного района, где навстречу советским войскам не выходили бы шахтеры со знаменами. Продвигаясь ио Донбассу, Красная Армия встречала шахты, залитые водой, погруженные во мрак, с испорченными силовыми станциями. Но как только приходили советские войска, рабочие пускали в ход электростанции и давали уголь.

Самой же ценной помощью пролетариата Донбасса Красной Армии были новые бойцы-добровольцы. 1-я Конная армия, насчитывавшая к началу ее создания 7 тысяч сабель, подошла к Ростову-на-Дону с 12-тысячным боевым составом, несмотря на потери в боях. Беззаветная поддержка рабочих облегчила разгром донбасской группировки противника и освобождение Донбасса,

К 1 января 1920 года Донбасс был полностью очищен от белогвардейских войск. Советские войска разгромили крупные силы врага. Только убитыми в боях за Донбасс белые потеряли около 3 тысяч, а пленными 5 тысяч солдат и офицеров. В руки советских войск попали большие трофеи: 24 орудия, 170 пулеметов, 5 бронепоездов и другое военное имущество.

Разгром деникинцев в Донбассе имел огромное значение. Самый мощный в стране по тем временам угольно-металлургический бассейн с крупными рабочими центрами был возвращен Советской республике.

30 декабря войска Красной Армии вступили в Екатеринослав, где еще накануне Революционный комитет, опираясь на вооруженных рабочих, взял власть в свои руки. С ликованием встретили трудящиеся города своих освободителей. 7 января состоялся многолюдный митинг, на котором рабочие вручили Красное знамя советским частям.

С разгромом белогвардейских войск в Донбассе перед Красной Армией были открыты пути к берегам Азовского моря, к Ростову-на-Дону, превращенному деникинцами в центр контрреволюционных сил юга.

Большие успехи были достигнуты и на правом крыле Юго-Восточного фронта. После форсирования Дона 9-я армия и Сводный конный корпус стремительно наступали в направлении Миллерово. После упорного боя Миллерово было взято, и войска 9-й армии в конце декабря форсировали Северный Донец. Овладение правым берегом Северного - Донца открывало путь к узловой станции Лихая и столице донского казачества — Новочеркасску.

Успешное продвижение 9-й армии и Сводного конного корпуса на главном направлении Юго-Восточного фронта создавало условия для перехода в наступление 10-й и 11-й армий.

В течение ноября и первой половины декабря эти армии были пополнены, созданы запасы вооружения, патронов, снарядов. 26 декабря Реввоенсовет Юго-Восточного фронта дал директиву о переходе в наступление всех войск фронта. Общая задача оставалась прежняя — овладение районом Новочеркасска с выходом на реку Маныч. Ближайшая задача состояла в том, чтобы разгромить Донскую и Кавказскую армии противника. 9-й армии было приказано продолжать энергичное преследование белых в тесной боевой связи с 8-й армией Южного фронта, а Сводному конному корпусу в кратчайший срок захватить район станций Лихая и Заповедная, чтобы прервать сообщение «Добровольческой» армии с Новочеркасском. 10-я арм^я должна была овладеть районом Царицына. Для этого ей передавались из фронтового резерва 20-я, 28-я стрелковые и Кавказская кавалерийская дивизии. 11-я армия получила задачу перейти в решительное наступление своей Черноярской группой в направлении на станцию Тингута с целью перерезать железную дорогу Царицын — Тихорецкая и оказать содействие 10-й армии в овладении районом Царицына.

Первые дни нового, 1920, года ознаменовались новыми славными победами Красной Армии. 1 января войска 9-й армии освободили от белых станцию Лихая, отрезав путь отхода частям «Добровольческой» армии на Новочеркасск.

В это же время 10-я армия наступала с севера на белогвардейцев, оборонявшихся в Царицыне. Главный удар она наносила западнее Царицына, в направлении станции Чир, чтобы перерезать железную дорогу Царицын — Лихая. 10-й армии содействовали наступлением с юга и востока

войска 11-й армии — 7-я кавалерийская, 34-я и 50-я Таманская стрелковые дивизии. Ударом из-за Волги по льду части 50-й Таманской дивизии под командованием начдива Е. И. Ковтюха захватили Французский натронный завод. Одно временно 34-я стрелковая и 7-я кавалерийская дивизии вышли в тыл белым и наступлением на Сарепту и станцию Тингута создали угрозу путям отхода царицынской группировки белых. Противник не выдержал натиска и, опасаясь полного окружения, оставил Царицын, отступая на Северный Кавказ двумя колоннами — на Тихорецкую и на Ставрополь. 3 января советские войска вступили в Царицын.

В боях за город отличилась 37-я стрелковая дивизия 10-й армии, которой командовал бывший моряк, член большевистской партии с 1912 года, активный участник Октябрьской революции П. Е. Дыбенко. Кавалерийская группа дивизии во главе с П. Е. Дыбенко прорвалась в тыл вражеских войск и в течение двух дней героически вела там неравные бои, нанося большие потери белым. За этот подвиг П. Е. Дыбенко был награжден орденом Красного Знамени.

Важнейшим звеном в рассечении деникин-ских войск на части и разгроме основных сил врага явилось наступление Красной Армии на Таганрог, Новочеркасск и Ростов-на-Дону.

В первой половине января 1920 года белогвардейские войска насчитывали более 81,5 тысячи штыков и сабель с 522 орудиями. Наиболее сильной была Донская армия. Она имела 18 622 штыка и 19 140 сабель со 154 орудиями. Остатки «Добровольческой» армии составляли 10 000 штыков и сабель. Кавказская армия насчитывала 7000 штыков и сабель. Эти войска, хотя и были истощены и сильно утомлены беспрерывными боями, но, будучи сосредоточены на узком участке фронта, могли оказать еще серьезное сопротивление. От Красной Армии требовались большое напряжение и высокое воинское мастерство, чтобы окончательно разбить врага, покончить с деникинскими армиями.

Советские войска успешно справились с этой задачей. В ночь на 7 января 11-я кавалерийская дивизия 1-й Конной армии освободила от белых Таганрог. Здесь было захвачено 12 английских тяжелых орудий, 50 бомбометов, несколько английских танков и много боевого снаряжения. Еще до прихода Красной Армии рабочие Таганрога, чтобы не дать врагу вывезти из города награбленное имущество и разрушить предприятия, создали под руководством подпольной большевистской организации боевые дружины и взяли под свою охрану фабрики и заводы. Рабочее население Таганрога торжественно встретило армию-освободительницу. Повсюду собирались митинги, на которых выступали трудящиеся города и воины Красной Армии.

7 января была одержана новая большая победа. Поздно вечером 1-партизанская бригада из Сводного конного корпуса Юго-Восточного фронта под командованием Д. П. Жлобы совместно

с частями кавалерийской дивизии имени М. (I). Блинова после продолжительного боя заняла Новочеркасск. В Новочеркасске советские части захватили огромные трофеи: 167 орудий, 8 самолетов, 8 танков, 60 тракторов, более 500 пулеметов, 7 железнодорожных эшелонов с военными грузами, большое количество паровозов, вагонов, цистерн с горючим, интендантские склады, массу снарядов, патронов и много другого военного имущества. Часть Донского войскового круга была захвачена в плен, часть разбежалась. Газета «Правда» 10 января 1920 года писала об этой победе:

«Осиновый кол вбит в самое сердце контрреволюции. Ее главной опоры — Донской армии — не существует; остатки ее бегут, гонимые нашими частями. Наши войска неудержимой лавиной двигаются на Кавказ».

6 января начались бои за Ростов-на-Дону. Их вела 1-я Конная армия. Вскоре подошли войска 8-й армии, которые совместно с конниками перешли в решительное наступление. Однако, продвинувшись к селу Генеральский Мост, советская пехота встретила такое упорное сопротивление белых, сломить которое не смогла. В ночь на 7 января противник, рассчитывая на внезапность удара, попытался контратакой своей конницы смять и отбросить советскую пехоту. 6-я кавалерийская дивизия 1-й Конной армии отбила эту контратаку, нанеся белым немалые потери. 7 января боевые действия развернулись с новой силой. Противнику удалось потеснить стрелковые части 8-й армии. Деникинцы, чтобы поднять дух своих войск, хвастливо объявили в листовках и газетах, что Красная Армия и в частности 1-я Конная армия будто бы отброшена на сто километров от Ростова-на-Дону.

8 января на рассвете белые вновь перешли в контратаку, стремясь отрезать 1-ю Конную армию от 8-й армии. Снова закипел ожесточенный бой. 6-я кавалерийская и 33-я стрелковая дивизии стойко отражали натиск ударной \группы деникинцев. В это время 4-я кавалерийская дивизия, продвинувшись в направлении хутора Волошин (Ольгинский), неожиданно для противника оказалась за правым, слабо защищенным флангом его пехотной группировки и в тылу конницы, наступавших против 6-й кавалерийской дивизии. Используя выгодную обстановку, 4-я кавалерийская дивизия ударила во фланг и тыл вражеской пехоты. Действия дивизии были молниеносны. Белогвардейцы не успели предпринять никаких мер для отражения атаки. Началось паническое бегство. Конница белых, увидев в своем тылу буденновцев, также обратилась в бегство. Кавалерия, нехота и танки противника смешались и в беспорядке откатывались к Ростову-на-Дону. Советские войска неотступно преследовали бегущего врага.

1-й автобронеотряд имени Я. М. Свердлова, входивший в состав 4-й кавалерийской дивизии, устремился прямо по степи наперерез отступавшей коннице белых; машины на ходу вели уничтожающий огонь из пулеметов. Удар авто-бронеотряда поддерживали конница и пехота. Белогвардейцам не помогли и английские танки. Они были захвачены частями 1-й Конной армии.

Развивая успех, 4-я кавалерийская дивизия в тот же день ворвалась в Нахичевань, а 6-я кавалерийская дивизия устремилась на Ростов-на-Дону. Она была встречена бешеным огнем спешенных казачьих частей. Советские кавалеристы на галопе ринулись на врага. В ход пошли шашки. Деникинцы не выдержали и стали отступать. Многие, видя бесполезность сопротивления, сдавались в плен. Бой длился весь день и затих поздно вечером. Чтобы не дать врагу прийти в себя, собраться с силами, советское командование решило ночью штурмовать город.

Белогвардейцы никак не ожидали этого. Обманутые лживыми сообщениями своей пропаганды, они считали, что красная конница отброшена далеко от города и отступает на север. Белые офицеры спокойно готовились праздновать рождество. Конная армия полностью использовала преимущества внезапной ночной атаки и ворвалась в город.

«Мы с тов. Ворошиловым, — вспоминает С. М. Буденный, — ночыо на улице Ростова остановили одного мальчика, который разносил свежие номера белогвардейской газеты. В ней белое командование писало: «Царицын мы сдали по стратегическим соображениям, а Ростов и

Новочеркасск никогда не сдадим, хотя бы это стоило нам жизни»» 24.

Белые опомнились лишь после того, как 6-я кавалерийская дивизия заняла половину города, а с востока из Нахичевани в него вступила 4-я кавалерийская дивизия.

Утром 9 января в Ростове-на-Дону завязался уличный бой, длившийся весь день. 10 января город был полностью очищен от белогвардейцев. Враг отступил в направлении на Батайск и Оль-гинскую. Только туманы и дожди помешали преследовать врага и дали ему возможность уничтожить цереправы через реки Койсуг у Батайска и Дон у Аксайской. Цо взорвать переправы через Дон и железнодорожный мост в Ростове-на-Дону противник не успел.

На подступах к Ростову-на-Дону войска Южного фронта захватили И тысяч пленных, 7 танков, 33 орудия, 170 пулеметов.

Победами под Новочеркасском и Ростовом-на-Дону был завершен решающий этап в борьбе с Деникиным. 'Советские войска Южного и Юго-Восточного фронтов прошли с боями от исходных рубежей, которые они занимали в октябре 1919года, до берегов Азовского моря свыше 740 километров. В ходе этих боев только войсками Южного фронта было захвачено более 40 тысяч пленных, 750 орудий, ИЗО пулеметов, 23 бронепоезда, 11 танков, 400 паровозов, 20 200 вагонов и огромное количество другого военного имущества.

Много пленных и трофеев было захвачено и войсками Юго-Восточного фронта.