В трудные для Советской республики дни осени 1919 года Коммунистическая  партий во главе со своим боевым штабом — Центральным Комитетом — настойчиво подготовляла силы для разгрома врага. Не дрогнув перед смертельной опасностью, не растерявшись в обстановке военных невзгод, партия еще шире развернула свою организаторскую деятельность, мобилизуя рабочий класс и трудовое крестьянство на борьбу с деникинщиной.

Осуществляя задачи, намеченные в июльском письме ЦК РКП(б) к партийным организациям «Все на борьбу с Деникиным!», Центральный Комитет партии во главе с В. И. Лениным разработал ряд новых мер для ликвидации опасности, нависшей над страной. Они были рассмотрены и утверждены Пленумом Центрального Комитета партии, который состоялся 21 и 26 сентября 1919 года.

Сентябрьский Пленум обсудил положение, создавшееся на Южном фронте в связи с падением Курска, а также обстановку на других фронтах и принял важные решения, направленные на то, чтобы дать деникинским войскам сокрушительный отпор. Одним из главных условий перелома в борьбе с Деникиным Центральный Комитет считал укрепление Южного фронта путем проведения новых мобилизаций коммунистов и посылки лучших работников партии и представителей рабочего класса в ряды Красной Армии.

Пленум принял предложение В. И. Ленина о переводе на военную работу максимального числа коммунистов — руководящих работников из партийного и советского аппарата. Было признано необходимым провести персональную мобилизацию коммунистов. С этой целью при Политическом управлении Реввоенсовета Республики была создана специальная комиссия. Местным губ-комам РКП(б) поручалось организовать такие же комиссии при губернских исполнительных комитетах Советов. Пленум обязал всех без исключения коммунистов и сочувствующих, работающих в Москве в центральных и местных комиссариатах, в том числе в Московском и районных Советах, зарегистрироваться в комиссии и получить у нее указания, остаться ли на прежнем месте пли перейти на военную работу. Регистрироваться должны были и руководящие работники профессиональных союзов. Не подлежали регистрации лишь коммунисты из Народных комиссариатов по военным и морским делам, продовольствия и путей сообщения.

Было решено организовать в связи с военными неудачами политическую кампанию в печати, призывая трудящихся к борьбе с паникой и напряжению всех сил для борьбы с контрреволюцией.

Большое место в работе сентябрьского Пленума Центрального Комитета партии занял вопрос о планах и действиях военного командования по организации отпора Деникину.

На заседании 21 сентября Пленум обсудил доклад Реввоенсовета Республики о положении, создавшемся после прорыва конницы Шкуро и падения Курска, и утвердил оперативные распоряжения главкома. Эти распоряжения предусматривали оказание помощи 8-й армии путем нанесения удара силами 9-й армии в западном направлении, переброску Конного корпуса С. М. Буденного из района Новохоперска на Бутурлиновку — Репьевку для действий в стыке 8-й и 9-й армий. Было также одобрено решение Реввоенсовета Республики о переброске на Южный фронт с Западного фронта кавалерийской бригады червонных казаков и, вопреки возражениям Троцкого, Латышской стрелковой дивизии. Эти войска сосредоточивались в районе Дмитриев (Дмитриев-Льговский) — станция Навля в качестве стратегического резерва для противодействия дальнейшему продвижению денпкинцев в курско-орловском направлении.

Вместе с тем Пленум запросил мнение главкома С. С. Каменева по поводу положения на фронте. При этом Центральный Комитет указал главкому, чтобы он не считал себя связанным прежними решениями ЦК, касающимися оперативно-стратегических вопросов, п с полной свободой, как военный специалист, оценил создавшуюся на фронте обстановку.

На следующем заседании, 26 сентября, Пленум рассмотрел представленные главкомом в письменном виде соображения. Главком считал, что для остановки наступления противника в направлении на Орел—Тулу— Москву может быть применено два способа действий. Первый—продолжать упорно развивать проводимый план борьбы на Южном фронте, то есть возможно энергичнее наступать 9-й и 10-й армиями на Дон и Кубань, сдерживая одновременно наступление врага в кур-ско-воронежском районе теми силами и средствами, какие удастся там сосредоточить, но отнюдь не за счет Особой группы Шорпна; второй — отказаться от проводимого плана и сосредоточить на центральном участке, в районе Орла и Воронежа, крупные силы,прежде всего за счет Особой группы. По мнению главкома, первый вариант, то есть осуществление действующего плана, при условии принятия некоторых мер для отрыва казаков от Деникина, и усиления Южного фронта за счет Западного, заставил бы противника не только остановить свое продвижение на север в курско-воронежском районе, но и дал бы полную победу над Деникиным.

Пленум, обсудив мнение главкома, не нашел целесообразным отменять ранее принятый ЦК РКП(б) стратегический план борьбы с Деникиным. Было решено не проводить переброску сил из 9-й и 10-й армий на центральный участок и продолжать развивать наступление на Дон. В то же время, чтобы остановить дальнейшее продвижение врага на Орел и Тулу и дать ему решительный отпор на этом направлении, Центральный Комитет партии решил в срочном порядке собрать дополнительные силы путем проведения новых мобилизаций и перебросить на Южный фронт максимально возможное количество лучших войсковых частей с Северного фронта и петроградского участка Западного фронта. Пленум Центрального Комитета постановил перевести со всех фронтов на Южный фронт возможно больше ответственных работников-коммунистов и лучших командиров. Предусматривалось в кратчайший срок усилить войска, действующие на центральном участке Южного фронта, поднять их боевой дух.

Особое внимание Пленум ЦК уделил организации обороны центральных районов страны. Он утвердил решение Реввоенсовета Республики о создании укрепленного сектора на подступах к Москве и учредил Совет Московского укрепленного района. Был образован также Совет Тульского укрепленного района. По инициативе Центрального Комитета партии Совет Рабочей и Крестьянской Обороны 24 сентября принял специальное постановление о подготовке для упорной обороны района в границах: Москва, Витебск, река Днепр, Чернигов, Воронеж, Тамбов, Шацк, Москва. Район этот был объявлен на военном положении. Вся полнота власти в нем была передана губернским и уездным ревкомам.

Пленум высказался за смену командования Южного фронта, передав решение этого вопроса Реввоенсовету Республики с последующим утверждением на Политбюро.

Выполняя решения Пленума ЦК партии о подготовке отпора врагу на курско-орловском направлении и в целях лучшей организации управления войсками, Реввоенсовет Республики 27 сентября вынес постановление о разделении Южного фронта на два фронта: Южный и Юго-Восточный. В состав нового Южного фронта вошли 14-я, 13-я и 8-я армии, Конный корпус С. М. Буденного, а с 16 октября и 12-я армия. Юго-Восточный фронт составили войска Особой группы бывшего Южного фронта, то есть 9-я п 10-я армип.

14 октября в Юго-Восточный фронт были включены также 11-я армия, Волжско-Каспийская военная флотилия и Астраханский укрепленный район. Разграничительная линия между фронтами проходила через Кирсанов, Борисоглебск, Бобров, далее по реке Дон и до Старобельска.

Командующим Южным фронтом был назначен

A. И. Егоров, вступивший в должность 8 октября; членом Реввоенсовета фронта сентябрьский Пленум ЦК назначил И. В. Сталина. Командующим Юго-Восточным фронтом был утвержден

B. И. Шорин, ранее возглавлявший Особую группу Южного фронта, членом Реввоенсовета фронта — В. А. Трифонов. Сразу же после Пленума Центрального Комитета развернулась большая работа по реализации принятых постановлений.

Кроме назначенных уже к переброске на Южный фронт Латышской стрелковой дивизии и бригады червонных казаков, в конце сентября были выделены с Западного фронта также Отдельная стрелковая бригада П. А. Павлова и Сводная стрелковая дивизия, в которую вошла Эстонская бригада, Все эти войска предназначались для создания ударной группы в районе Дмитриев — станция Навля, южнее Брянска. Командованию Юго-Восточного фронта было дано указание возможно быстрее вывести Конный корпус С. М. Буденного из боев в районе 10-й армии и направить его в район 8-й армии.

В. И. Ленин лично контролировал передвижение войск на Южный фронт. Члену Реввоенсовета 16-й армии Западного фронта Г. К. Орджоникидзе было поручено организовать отправку Латышской дивизии. В. И. Ленин потребовал от Реввоенсовета Юго-Восточного фронта ускорить переброску корпуса С. М. Буденного и оказать серьезную помощь Южному фронту.

В начале октября В. И. Ленин выступил со статьей «Пример петроградских рабочих», в которой говорилось о задачах трудящихся и Красной Армии в связи с нависшей угрозой на Южном фронте. В плане этой статьи В. И. Ленин писал:

«Не измен[ять] плана, не т р о г [а т ьД распоряжений/, не поддаваться] панике, дать д о б а в [о ч н ы е] силы. Но их дать и с ультра-бешеной энергией, ибо оп[асно]сть есть, величайшая, н[иког]да не было такой»

В самой статье В. И. Ленин указывал:

«Деникинцы рассчитывают вызвать панику в наших рядах и заставить нас думать только об обороне, только о данном направлении. Иностранные радио показывают, с каким усердием империалисты Франции и Англии помогают Деникину и в этом, как они помогают ему вооружением и сотнями миллионов рублей. Иностранные радио кричат на весь мир об открытой дороге на Москву. Так хочется капиталистам запугать нас.

Но им не удастся запугать нас. Наши войска распределены согласно обдуманному и твердо проводимому плану. Наше наступление на главный источник сил неприятеля неуклонно продолжается» 2.

Далее В. И. Ленин писал о том, что захват деникинцами Курска и продвижение их на Орел выдвигают перед нами задачу: дать добавочные силы для отпора врагу на этом направлении. В статье говорилось:

«Чтобы отразить наступление на Орел, чтобы перейти в наступление на Курск и Харьков, надо, сверх того, чем мы располагаем, мобилизовать лучших работников из пролетариата. Серьезна опасность, созданная падением Курска. Никогда еще не был враг так близко от Москвы. Но для отражения этой опасности, в добавление к прежним силам войска, мы двигаем новые отряды передовых рабочих, способных создать перелом настроения в отступающих частях» 3.

В статье В. И. Ленина ясно указывалось основное направление наступления войск нового Южного фронта: Курск — Харьков.

Большое значение для укрепления Южного фронта, как и всех других фронтов, имело постановление Оргбюро ЦК РКП(б) о порядке назначения руководящих партийно-политических работников в армии, принятое 22 сентября 1919 года. В постановлении указывалось, что все новые члены Реввоенсоветов фронтов и армий, а также заведующие политотделов утверждаются Оргбюро ЦК РКП(б). Военному ведомству было разрешено в необходимых случаях переводить членов Реввоенсоветов из одной армии в другую, но о всяком таком перемещении немедленно сообщать в Оргбюро Центрального Комитета партии. Таким образом, все назначения и перемещения руководящих политических работников в армии ставились под повседневный контроль ЦК.

30 сентября Центральный Комитет партии обратился с циркулярным письмом к партийным организациям, в котором призвал их «удвоить, утроить, удесятерить энергию» в деле обороны Советской республики. В письме говорилось о необходимости использовать опыт победоносной борьбы с Колчаком, который был разбит благодаря тому, что партия бросила тогда на Восточный фронт все свои лучшие силы,

«связав их железной военной организацией.

Не медля ни минуты, партия должна вновь прибегнуть к тем же способам действия» 4.

В шгсьме указывалось, что партия должна как можно скорее перестроиться на военный лад: превратиться в точно действующий, без задержки работающий, крепко спаянный военно-револю-ционный организм.

«Каждый коммунист должен знать, какова его роль, где он должен находиться и что делать в момент боевой опасности» 5.

Центральный Комитет партии предлагал возможно шире привлекать беспартийных рабочих и крестьян к агитации, проведению мобилизации, а также к государственному управлению, сменяя коммунистов, передвинутых на военную работу.

«Не должно остаться, — говорилось в письме, — ни одного сочувствующего, ни одного сознательного рабочего, хотя бы и не коммуниста, ни одной рабочей организации или группы, которые оставались бы не осведомленными об опасности, угрожающей рабочему классу, и не получили бы места и определенной задачи в общей борьбе против Деникина» 6. Центральный Комитет предлагал партийным организациям немедленно выдвинуть десятки работников на должности комиссаров полков, объявив добровольную запись. Коммунисты, годные для работы комиссарами, должны были немедленно направляться в распоряжение Политического управления Реввоенсовета Республики. Центральный Комитет требовал также от партийных организаций оказания помощи в создании советской кавалерии.

«Помогайте строить кавалерийские части! — говорилось в письме Центрального Комитета. — 16 и. г. В., т. 4.

Извлекайте всех коммунистов-кавалеристов, создавайте из них ячейки для советской кавалерии» 7.

Письмо заканчивалось выражением твердой уверенности в победе:

«Деникин должен быть разбит и будет разбит новым порывом революционной воли пролетариев-коммунистов» 8.

В тот же день (30 сентября) Центральный Комитет партии обратился с письмом к Московскому, Калужскому, Тульскому, Рязанскому губернским, Сычевскому, Гжатскому, Вяземскому и Юхновскому уездным комитетам партии. В этом письме ЦК указывал на серьезную угрозу, нависшую над Тулой и Москвой, и определял в связи с этим задачи партийных организаций центральных районов.

«Основная военная, и вместе с тем и политическая задача ближайшего месяпа, — указывалось в письме Центрального Комитета, —

во что бы то ни стало, ценой каких угодно жертв и потерь, отбить наступление Деникина и отстоять Тулу с ее заводами и Москву, а затем, имея огромное преимущество в пехоте, перейти в наступление против скованной бездорожьем и распутицей деникинской кавалерии» 8.

Центральный Комитет партии требовал от коммунистов наивысшего революционного напряжения Сил в организации разгрома врага. Партийным организациям центральных районов предлагалось немедленно снять с работы в тылу большинство членов партии, за исключением занятых на продовольственном фронте и в органах социального обеспечения, и перебросить для выполнения военных заданий.

Центральный Комитет партии обязал все партийные организации принять самое деятельное участие в создании ревкомов в угрожаемых районах, направить в них наиболее энергичных, испытанных, преданных революции работников. В письме указывалось, что главнейшей задачей ревкомов является широкая политическая работа среди рабочих и крестьянских масс. Ревкомы должны были также активно помогать в снабжении воинских частей всем необходимым для разгрома врага.

По указанию Центрального Комитета партии все партийные организации усилили разъяснительную работу среди широких слоев трудящихся. Многие тысячи коммунистов и беспартийных рабочих выступали на митингах и собраниях, рассказывали трудящимся о положении на фронтах и призывали помочь Красной Армии.

Советские газеты стали подробнее и ярче освещать героическую борьбу Красной Армии, самоотверженные усилия миллионов рабочих и крестьян по обеспечению фронта вооружением, боеприпасами, продовольствием. Центральное место в газете «Правда» в эти дни занимали статьи и призывы, посвященные борьбе против Деникина. 25 сентября в передовой статье «Правда» указывала на огромную опасность, которую несет Советской республике наступление деникинских войск. Газета призывала трудящихся десятикратно усилить помощь Красной Армии, приложить все старания, чтобы красноармейцы были снабжены всем необходимым. Газета призывала организовывать отряды смелых партизан, которые своими внезапными налетами не давали бы врагу ни минуты покоя.

На следующий день «Правда» опубликовала редакционную статью «Деникин и мир». В ней указывалось, что наступление белогвардейских армий Деникина — это прежде всего срыв всякого мира с соседними государствами, это усиленных! натиск со всех сторон, это рост опасности для мирового пролетариата. Чтобы получить мир, нужно разбить Деникина.

Решения и призывы Центрального Комитета РКП(б) вызвали новый политических! подъем во всех партийных организациях, среди рабочего класса и наиболее сознательных слоев трудового крестьянства.

Объявленная Центральным Комитетом партии персональная мобилизация ответственных работников-коммунистов слилась с массовой партийной мобилизацией. Местные партийные комитеты выделяли для фронта не только руководящих работников, способных стать во главе полков, дивизий, армий и органов снабжения, но и рядовых коммунистов, которые, влившись в подразделения в качестве красноармейцев, должны были вести там политическую работу и личным примером воодушевлять бойцов на поле боя. В прифронтовой полосе все коммунисты вступали в Красную Армию.

Первыми, как и всегда, на призыв Центрального Комитета партии откликнулись рабочие Петрограда. Здесь были мобилизованы коммунисты с большим подпольным партийным стажем, имевшие опыт руководящей работы. Уже 30 сентября первая группа мобилизованных коммунистов выехала на Южный фронт. На следующий день отправилась вторая группа. 2 октября трудящиеся Петрограда провожали третью группу рабочих-коммунистов. У вокзала для проводов собралось свыше 20 тысяч человек. Все желали уезжающим на фронт боевых успехов. Мобилизованные коммунисты поклялись отдать все силы, а если надо и жизнь делу разгрома врага. Мобилизация рабочих-коммунистов Петрограда продолжалась и в последующие дни. В первые три группы вошли члены Петроградского комитета РКП(б) и Исполкома Совета, секретари районных комитетов партии, председатели районных Советов, члены правлений профессиональных союзов.

В. И. Ленин придавал первостепенное значение партийной мобилизации. Он считал, что лучшие представители рабочего класса, влившись в Красную Армию, укрепят ее части, придадут им стойкость в обороне, наступательный порыв.

«Неустойчивые элементы будут укреплены, настроение будет поднято, перелом будет достигнут. Пролетариат, как бывало постоянно в нашей революции, поддержит и направит колеблющиеся слои трудящегося населения» 10.

2 октября В. И. Ленин отправил телеграмму петроградским рабочим, в которой приветствовал энергичное проведение мобилизации для Южного фронта и выражал уверенность, что она будет доведена до максимальных пределов. Новому патриотическому почину питерцев В. И. Ленин посвятил упоминавшуюся уже статью «Пример петроградских рабочих», которая 4 октября была опубликована в «Правде». В. И. Ленин отмечал, что в Петрограде рабочим давно уже приходится нести на себе больше тягот, чем рабочим других промышленных центров. Лучшая часть питерских рабочих уже в первые дни после победы пролетарской революции была взята на работу в государственный и партийный аппарат в центре и на местах. Рабочие Петрограда испытывали

наибольшие трудности с продовольствием. С первых дней революции им приходилось жить и бороться в условиях постоянной угрозы нападения врага.

«И все же мы видим, — писал В. И. Ленин,— что ни малейшего уныния, ни малейшего упадка сил среди питерских рабочих нет. Наоборот. Они закалены. Они нашли новые силы. Они выдвигают свежих борцов. Они превосходно выполняют задачу передового отряда, посылая помощь и поддержку туда, где она более всего требуется» 11. В. И. Ленин призвал всех рабочих последовать этому примеру, и тогда, писал он, победа будет за трудящимися.

8 октября на Южный фронт выехала из Петрограда пятая группа ответственных партийных и советских работников в составе 100 человек, а 12 октября Петроград торжественно провожал на фронт еще 217 коммунистов.

В числе коммунистов, выехавших на Южный фронт, были члены Петроградского комитета партии Л. Л. Львов и В. Н. Павлов, председатель губернского совета профсоюзов Н. М. Анцелович, член исполкома Петроградского Совета С. М. Корчагин и другие.

Почти одновременно с проведением персональной мобилизации Петроградский комитет партии 6 октября вынес решение о мобилизации на фронт рядовых членов партии. В решении говорилось:

«Постановлением ЦК РКП наша Петроградская организация должна выделить максимум своих сил для Южного фронта. Несколько сот ответственных работников уже отправились туда. Мы имеем также задание двинуть туда же, на Южный фронт, пару тысяч рядовых членов нашей партийной организации» 12. Каждый местный партийный коллектив должен был выделить на Южный фронт от 15 членов партии одного коммуниста, а каждый военный партийный коллектив тыловых частей и учреждений Петроградского округа — одного коммуниста от 10 членов партии. Цетроградский комитет обязал районные комитеты закончить мобилизацию рядовых коммунистов в течение трех дней.

Массовая партийная мобилизация, как и персональная, проходила с большим успехом. Невский районный партийный комитет Петрограда, как только получил постановление ЦК, сейчас же, несмотря на позднее время, созвал экстренное заседание, на котором был поставлен вопрос о мобилизации. Все члены райкома и другие ответственные работники настаивали, чтобы их всех без исключения отправили на фронт. Только после долгой дискуссии комитету удалось оставить часть товарищей; выделенные же 12 человек немедленно отбыли на фронт. Так же проходила партийная мобилизация и в других районах Петрограда.

Горячо откликнулись на призыв Центрального Комитета партии о помощи Южному фронту и московские рабочие. Уже 1 октября в Москве была выделена группа рабочих — членов партии для отправки на фронт. 3 октября уехал первый отряд коммунистов—рабочих столицы. На митинге, состоявшемся на Курском вокзале, отъезжавшие заявили:

«Клянемся святым красным знаменем — ни одного шага назад, только вперед».

7 октября трудящиеся Москвы провожали на Южный фронт новую группу коммунистов в 45 человек. 10—12 октября из Москвы выехала на фронт еще одна группа коммунистов.

Персональную мобилизацию коммунистов Московский комитет проводил под непосредственным руководством комиссии Центрального Комитета партии. Мобилизационная комиссия ЦК с помощью Московского и районных комитетов проверяла различные московские учреждения, чтобы высвободить наибольшее число коммунистов для посылки на фронт. По ее предложению были закрыты или значительно сокращены многие учреждения, в которых не было в то время острой необходимости. Комиссия Центрального Комитета партии проверяла деловые и политические качества мобилизованных коммунистов и в соответствии с этим рекомендовала их на ту или другую работу.

18 октября Исполнительная комиссия Московского комитета обсуждала, как идет мобилизация коммунистов. Железнодорожная районная партийная организация, объединявшая главным образом железнодорожников Московского узла,была,как и раньше,освобождена от партийной мобилизации на фронт, но Железнодорожный районный комитет, учитывая желание коммунистов, возбудил ходатайство перед Московским комитетом о разрешении провести партийную мобилизацию. С ходатайством о проведении новой мобилизации на борьбу с Деникиным выступили и другие районные комитеты, выполнившие полученное задание. Исполнительная Комиссия Московского комитета, обсудив эти просьбы, постановила:

«Разрешить Железнодорожному району мобилизовать для посылки на фронт 120 товарищей. Остальным районам воздержаться от мобилизации до окончания мобилизации, проводимой Комиссией при ЦК» 13.

24 октября трудящиеся Москвы провожали на Южный фронт коммунистов Железнодорожного района. В 4 часа дня в помещении районного комитета партии собралось до двух тысяч рабочих. Вместе с отъезжавшими они направились к зданию Моссовета, а затем с пением революционных песен — на Курский вокзал.

Успешно проходила мобилизация членов партии в Московской губернии. К 12 октября Московским губернским комитетом РКП(б) была отправлена первая группа мобилизованных. В последующие дни выехали на фронт еще три группы общей численностью около 200 человек. 18 октября Московский губернский комитет постановил послать на фронт часть членов партии из отрядов особого назначения, и через день все намеченные к отправке коммунисты прибыли в губком, откуда они должны были выехать в действующую армию.

К 22 октября Московский городской и губернский комитеты партии, ВЦСПС, центральные комитеты всероссийских производственных объединений и центральные советские учреждения выделили для армии уже 600 коммунистов. Партийная мобилизация с неослабевающей энергией продолжалась и дальше.

В связи с ожесточенными боями, развернувшимися на Южном фронте, большими потерями в командном и политическом составе Центральный Комитет партии принял решение отправить на фронт более половины очередного выпуска слушателей Коммунистического университета имени Я. М. Свердлова. На фронт было выделено более 600 коммунистов.

24 октября перед слушателями-свердловцами, отправлявшимися на фронт, выступил В. И. Ленин. Дав всесторонний анализ положения на фронтах, рассказав о грозной опасности, возникшей на Южном фронте, В. И. Ленин подчеркнул огромную роль передовых русских рабочих в защите Советской республики от посягательств иностранных империалистов и их белогвардейских союзников. Русские рабочие шли в авангарде борьбы, они являлись цементирующим ядром в союзе рабочего класса и трудящегося крестьянства. В. И. Ленин указал, что в наиболее тяжелые периоды борьбы против интервентов и белогвардейцев, когда необходимо было укрепить Красную Армию, сплотить ее, повысить боеспособность, Коммунистическая партия всегда обращалась за помощью к наиболее передовой части пролетариата и находила у него самую дружную поддержку. Влившись в части Красной Армии, состоявшие преимущественно из крестьян, передовые рабочие-коммунисты приносили свою организованность, преданность делу революции, бесстрашие и ненависть к эксплуататорам.

Московская партийная организация послала на Южный фронт своих лучших коммунистов. Московские коммунисты внесли большой вклад в укрепление войск Южного фронта. Только в течение октября Москва направила на Южный фронт 3268 коммунистов.

С группой московских коммунистов на фронт выехал Д. А. Павлов — один из старейших членов партии (с 1899 года), по профессии модельщик. Он был талантливым организатором и пропагандистом. Ни царские тюрьмы, ни ссылки не сломили волю этого выдающегося представителя русского рабочего класса. После июльских дней 1917 года в его квартире в Петрограде

неоднократно происходили заседания Центрального Комитета партии. В его же квартире в июле 1917 года укрывался В. И. Ленин. После победы Советской власти Д. А. Павлов работал на самых ответственных участках. Неоднократно выполнял он непосредственные задания Центрального Комитета партии, В. И. Ленина. Во время партийной мобилизации на борьбу с Деникиным Д. А. Павлов настоял на своей отправке на фронт.

В числе мобилизованных находился другой выдающийся представитель русского рабочего класса — М. П. Янышев, иваново-вознесенский рабочий-ткач. В революционное движение он вступил задолго до революций 1905 года. Преследуемый царским правительством, М. П. Янышев в 1906 году переходит на нелегальное положение и бежит за границу. В первые же дни Февральской революции он возвращается на родину и работает в Московском областном бюро РСДРП (большевиков). В Октябрьские дни он принимал активное участие в боях. Вскоре М. П. Янышев был избран членом исполкома Московского Совета и членом ВЦИК. Одновременно он являлся председателем Московского революционного трибунала, членом коллегии МЧК.

В. И Ленин придавал особенно большое значение пополнению руководящих кадров Красной Армии коммунистами с дореволюционным партийным стажем. В октябре 1919 года он писал: «Усиленно происходит мобилизация старых членов партии на военную работу. Надо никоим образом не ослаблять, а все усиливать и усиливать эту работу»14.

Некоторые коммунисты, лично известные. В. И. Ленину, получали непосредственно от него задания при отъезде на фронт.

В дни тяжелых испытаний осени 1919 года вождь партии и глава Советского правительства В. И. Ленин, несмотря на свою огромную занятость государственными делами, постоянно общался с трудящимися. Он много раз выступал на рабочих митингах, на собраниях коммунистов, писал обращения и письма к красноармейцам и рабочим.

6 октября В. И. Ленин в приветствии ко II Всероссийскому съезду комсомола призывает молодежь оказать всемерную помощь фронту. Через несколько дней он направляет поздравительную телеграмму в Уфу рабочим, досрочно восстановившим мост через реку Белую. 16 октября В. И. Ленин произносит речь с балкона Московского Совета перед отрядами рабочих-коммуни-стов Ярославской и Владимирской губерний, которые отправлялись на Южный фронт. 17 октября он пишет обращение к рабочим и красноармейцам Петрограда, а 19 октября — «К товарищам-красноармейцам», разъясняя трудность сложившейся на фронтах обстановки и призывая сделать все возможное для победы. 24 октября В. И. Ленин выступает в Доме Союзов перед мобилизованными на фронт рабочими-коммунистами Иваново-Вознесенска. В этот же день он произносит большую речь перед слушателями Коммунистического университета имени Я. М.Свердлова, отправлявшимися на фронт.

Призывы, статьи и речи великого Ленина, полные глубокой веры в неисчерпаемые силы народа, в победу над врагами Советской страны, поднимали на вооруженную борьбу новые и новые отряды рабочих и крестьян, воодушевляли миллионы людей на героическую защиту завоеваний Великой Октябрьской социалистической революции.

Высокий политический подъем царил осенью 1919 года не только в Петрограде и Москве, но и в других местах, особенно в промышленных центрах Советской республики.

Успешно прошла партийная мобилизация в Иваново-Вознесенской губернии. 3 октября в Иваново-Вознесенске состоялось общегородское партийное собрание, которое потребовало от каждого коммуниста отдать все свои силы делу разгрома Деникина, обязало партийные ячейки немедленно приступить к мобилизации коммунистов на фронт. 9 октября состоялось • заседание бюро Иваново-Вознесенского губкома под председательством ответственного секретаря губкома О. А. Варенцовой. На заседании было решено объявить общую партийную мобилизацию.

«Иваново-Вознесенский губернский комитет партии, — говорилось в решении, — объявляет партийную мобилизацию всех коммунистов, как рядовых, так и ответственных работников,в размере от 20 до 50 процентов. Губернский комитет партии производит мобилизацию ответственных работников-коммунистов во всех советских учреждениях в размере 50 процентов» 15.

Непосредственное проведение мобилизации губернский комитет возложил на специально созданный для этого штаб. 16 октября бюро Иваново-Вознесенского губернского комитета партии в связи с указаниями Центрального Комитета об усилении военной работы постановило ускорить партийную мобилизацию, направить на фронт максимальное число ответственных партийных и советских работников. На бюро были утверждены коммунисты, рекомендованные для посылки на фронт городским и уездным комитетами.

18 октября бюро губернского комитета заслушало доклад мобилизационного штаба. К этому времени было уже мобилизовано 250 коммунистов от Иваново-Вознесенска, 71 — от Кинешмы, 30 — от Родников, 20 — от Кохмы. Отправка первого отряда, численностью около 350 человек, была назначена на 22 октября. Губком партии вручил коммунистам, едущим на фронт, знамя, на котором было написано: «Красные ивановцы — на фронт, за рабочих и крестьян!». Десятки тысяч беспартийных рабочих Иваново-Вознесенска провожали коммунистов на фронт. 24 октября утром мобилизованные были в Москве. Здесь иваново-вознесенских коммунистов встретили представители партийных и профессиональных организаций столицы, пригласившие их на митинг в Дом Союзов, куда прибыл В. И. Ленин. В своей речи он обрисовал общее положение на фронтах и выразил уверенность, что иваново-вознесенские рабочие-коммунисты сумеют оказать благотворное влияние на укрепление фронта. На следующий день В. И. Ленин принял представителей иваново-воз-несенских коммунистов. Они просили направить их всех в одну армию. В. И. Ленин согласился и вручил им письмо для Реввоенсовета Южного фронта.

«Очень рекомендую, — писал В. И. Ленин, — подателя, давно известного мне лично большевика, тов. Степана Назарова.

Вместе с другими иваново-вознесенскими товарищами они составили обдуманно организованную группу (от 300 до 500 человек) для всестороннего обслуживания и оздоровления целой армии.

Горячо рекомендую товарищей и очень прошу принять все меры, чтобы они не затерялись, а были размещены правильно и заботливо.

Очень прошу меня известить о получении этога письма и о том," куда и как назначены товарищи» 16.

Через три дня после отъезда первого отряда из Иваново-Вознесенска выехал на фронт второй отряд коммунистов численностью в 176 человек; половину его составляли рабочие Кинешмы. Мобилизация коммунистов на фронт в Иваново-Вознесенской партийной организации с огромным подъемом продолжалась и дальше.

29 октября губернский комитет РК11(б) вновь рассматривал вопрос о ходе мобилизации. К этому времени было мобилизовано более 500 коммунистов. Почти все они уже уехали на фронт. В связи с упразднением мобилизационного штаба дальнейшую отправку коммунистов па фронт бюро возложило на секретариат. Иваново-Вознесенская организация, как и во время предыдущих партийных мобилизаций, отдала для фронта лучшие партийные силы. Только с апреля по октябрь 1919 года она по указанию Центрального Комитета партии и по собственной инициативе провела десять партийных мобилизаций для укрепления различных фронтов Республики. В результате этих мобилизаций около 7 тысяч лучших коммунистов Иваново-Вознесенской организации были влиты в ряды Красной Армии. В числе посланных на Южный фронт были члены губернского исполкома С. И. Назаров, А. И. Крылов, Н. А. Шашин, члены исполкома городского Совета М. Н. Крылов, М. В. Королев, М. И. Зайцев, председатель Шуйского горкома партии А. Н. Вицин, руководитель партийной организации Кинешмы А. Цветков и многие другие работники.

Размах и подъем, с которыми прошла партийная мобилизация осенью 1919 года на Южный фронт в Иваново-Вознесенской губернии, свидетельствовали, что Иваново-Вознесенская партийная организация, шедшая вместе с другими губернскими организациями центральных районов Советской России в авангарде революционного движения русского рабочего класса, являлась надежной опорой Центрального Комитета партии в борьбе за укрепление вооруженных сил Советского государства.

Организованно прошла партийная мобилизация и в других центральных губерниях Советской России. Своих лучших коммунистов, знающих военное дело и способных занять командные и политические должности в Красной Армии, мобилизовала Ярославская партийная организация. Многие рабочие-коммунисты добровольно записывались в отряды для отправки на фронт. Среди прибывших на Южный фронт коммунистов Ярославской организации был один из ее руководителей, член партии с 1905 года, в прошлом рабочий, П. А. Будкин. Он впоследствии геройски погиб в боях с белоказаками Деникина, сражаясь в окружении до последнего патрона.

С большим подъемом проходила мобилизация коммунистов во Владимирской партийной организации. В начале октября состоялось общее собрание коммунистов Владимира совместно с беспартийными рабочими и красноармейцами, посвященное мобилизации на Южный фронт. Собрание приняло решение мобилизовать на Южный фронт 50 процентов членов партии и сочувствующих, 25 процентов членов профсоюзов и фабзавко-мов, 10 процентов членов Коммунистического союза молодежи. Выступая 16 октября на митинге перед коммунистами, мобилизованными Ярославским и Владимирским губернскими комитетами партии и следовавшими через Москву на фронт, В. И. Ленин приветствовал их и выразил уверенность, что они личным примером внесут свой вклад в дело укрепления Южного фронта. 19 октября из Владимира была отправлена уже третья группа мобилизованных коммунистов и сочувствующих численностью в 300 человек.

Из Тверской губернии в первой половине октября на Южный фронт было послано 719 коммунистов. Каширская уездная партийная организация послала в распоряжение Политуправления Реввоенсовета Республики 90 коммунистов, имевших опыт руководящей работы, и 200 коммунистов направила с маршевыми ротами непосредственно на фронт. В Пензенской губернии, чтобы высвободить наибольшее количество коммунистов, были слиты некоторые губернские, городские и уездные организации. Партийная мобилизация, проведенная губкомом, дала фронту 33 коммуниста, имевших опыт руководящей работы, и 277 рядовых членов партии.

На помощь Южному фронту пришли партийные организации Поволжья. Саратовский губернский комитет в связи с объявленной партийной мобилизацией писал своим уездным организациям: «Враг захватил Воронеж и врывается в пределы соседней с нами Тамбовской губернии. Враг создал угрозу Москве.

Центральный Комитет партии в циркулярном письме от 30 сентября точно определил задачи нашей партии в переживаемую исключительно серьезную минуту.

Наша задача — без лишних слов, быстро, но без суеты, провести... новую мобилизацию ответственных работников. Снимаются работники со всех решительно постов, не обслуживающих нужды обороны» 17.

В Симбирске все мобилизованные местным партийным комитетом коммунисты вливались в части, следовавшие эшелонами на Южный фронт. Из Рыбинска выехало 200 коммунистов, из Казани — 100. На фронт были отправлены многие коммунисты Самарской, Казанской и других губернских партийных организаций Поволжья.

Послали коммунистов на укрепление Южного фронта и партийные организации северных губерний. 110 коммунистов отправила на борьбу с деникинцами Олонецкая губерния. Новгородская партийная организация выделила 100 коммунистов. Многие партийные организации северных губерний направили в ряды Красной Армии в течение 1919 года не менее половины своего состава. В отчете Северо-Двинского губернского комитета говорилось:

«Четыре последовательные партийные мобилизации, проведенные по постановлению центра, вырвали из рядов Северо-Двинской организации до 50 процентов лучших товарищей... Таким образом, организации редели, но ушедшие лучшие работники сделали громаднейшую работу в смысле влияния на Красную Армию и население прифронтовой полосы» 18.

В прифронтовых губерниях почти все коммунисты уходили в действующую армию. В организациях оставалось лишь небольшое число членов партии, возглавлявших отдельные участки, обслуживавшие фронт, а также коммунисты, не годные к военной службе по состоянию здоровья или по возрасту. Три четверти своего состава мобилизовала Брянская партийная организация. Орловский губком осенью 1919 года писал в ЦК, что в настоящее время губернская партийная организация насчитывает в своих рядах не более двух тысяч коммунистов.

«Эти цифры станут показательными, — говорилось в отчете, — если вспомнить, что в апреле мы насчитывали в своих рядах до 13 ООО. Такое падение числа членов объясняется прежде всего теми многочисленными мобилизациями, которые проводил губком» 19.

Другая прифронтовая организация, Курская, еще в июне приняла решение мобилизовать более четырех пятых своих членов. Часть из них направлялась в Красную Армию, другая — на укрепление прифронтового тыла. В последующем с приближением белогвардейских войск к Курску вся партийная организация влилась в войска Южного фронта.

Почти всех своих коммунистов послала на фронт Воронежская губернская партийная организация. Весной 1919 года она имела около четырех тысяч членов партии. Осенью того же года осталось всего лишь около 120 коммунистов -V остальные ушли в Красную Армию. Но и из оставшихся коммунистов в период наступления белогвардейцев на Воронеж был сформирован отряд, который принял участие в боях за город.

В связи с тем, что в стране развернулось формирование новых кавалерийских соединений и укреплялись существовавшие, Оргбюро Центрального Комитета партии 13 октября разослало циркулярное письмо ко всем партийным организациям, в котором потребовало усилить мобилизацию в Красную Армию кавалеристов — членов партии. Центральный Комитет писал:

«Всем ясно, что для успешной борьбы с конными частями Деникина, нам необходимо создание красных кавалерийских частей, которые если и будут первое время несколько уступать врагам по своей численности, то по качеству и по своей готовности и способности защищать Советскую Россию должны быть неизмеримо выше их» 20.

ЦК предлагал партийным организациям немедленно выделить из своей среды добровольцев-кавалеристов и направить их в распоряжение Политуправления Реввоенсовета Республики. Все коммунисты, служившие ранее в кавалерии, независимо от занимаемой должности, мобилизо-вывались и направлялись на укрепление кавалерийских частей. Местные комитеты РКП(б) обязывались поименные списки добровольцев-кавалери-стов телеграфно сообщать в Центральный Комитет партии.

Большую работу по укреплению фронта и армии развернули по призыву партии профессиональные союзы.

14 октября Всероссийский Центральный Совет профессиональных союзов обратился ко всем советам профессиональных союзов с призывом мобилизовать свои лучшие силы для укрепления фронта и для улучшения дела снабжения Красной Армии. Почти все правления союзов немедленно приступили к мобилизации. Некоторые правления выразили желание пойти на фронт в полном составе.

19 октября Совет Московского укрепленного района вынес решение о создании на всех фабриках и заводах столицы рабочих дружин. Тотчас профсоюзные организации начали запись в дружины, которые должны были служить резервом для войск и помогать в военном обучении трудящихся.

«Правда» писала в эти дни:

«На всех заводах и фабриках Москвы у рабочих повышенное настроение. Все сознают серьезность момента. И поэтому повсюду чувствуется бодрость, решительность. Во многих районах идет уже запись добровольцев-рабочих. Являются и требуют отправки немедленно на фронт» 21.

В октябре ВЦСПС направил на Южный фронт 87 руководящих профсоюзных работников. Президиум губернского Орловского совета профсоюзов развернул мобилизацию членов профсоюзов в возрасте от 18 до 40 лет. В Туле, на Дальних подступах к которой шли ожесточенные боид общегородская профсоюзная конференция объявила все профсоюзные организации на военном положении, а всех членов союза—мобилизованными. Конференция постановила создать из членов профсоюза резервные полки. Осенью 1919 года профсоюзы направили в Красную Армию десятки тысяч трудящихся.

Одновременно множество рабочих и крестьян центральных районов Советской республики участвовало в строительстве укреплений в тылу Южного фронта. Они работали дни и ночи, не щадя сил. По далеко не полным данным, в создании укрепленной линии московского сектора ежедневно участвовало в Московской, Калужской, Тульской и Рязанской губерниях более 22 тысяч рабочих и крестьян и 120 тысяч красноармейцев.

Вместе с мужчинами шли на фронт женщины-труженицы. К активной политической жизни поднялись тысячи трудящихся женщин, которые не хотели оставаться в стороне от борьбы в такой напряженный момент. В первых рядах были работницы Москвы и Петрограда. 22—23 сентября в Москве проходила конференция беспартийных работниц. На ней присутствовало свыше трех тысяч делегаток, которые представляли более 60 тысяч работниц. На конференции выступил В. И. Ленин. Делегатки сердечно приветствовали появление В. И. Ленина на трибуне. В зале неоднократно раздавались возгласы: «Да здравствует наш дорогой вождь товарищ Ленин!».

Конференция послала приветствие Красной Армии, героически сражавшейся против объединенных сил внешней й внутренней контрреволюции. Московские работницы обратились ко всем работницам и беднейшим крестьянкам Советской России с призывом оказать всемерную помощь социалистической Родине в борьбе против контрреволюции.

В дни самой напряженной борьбы с Деникиным тысячи женщин Москвы, Петрограда и других городов и селений вступили в ряды Красной Армии. Многие из них были отправлены на Южный фронт. Оставшиеся в тылу женщины трудились на военных предприятиях, заботились о раненых и больных красноармейцах, принимали деятельное участие в борьбе с голодом и эпидемиями.

Призыв Коммунистической партии о помощи Южному фронту нашел самый живой отклик и в сердцах рабочей и крестьянской молодежи. В начале октября в Москве собрался II Всероссийский съезд комсомола. Съезд постановил провести мобилизацию комсомольцев, достигших 16-летнего возраста. В губерниях, являвшихся ближайшим тылом Южного фронта — Московской, Орловской, Тульской, Курской, Воронежской, Тамбовской, Рязанской и Калужской, — должна была производиться поголовная мобилизация комсомольцев. Остальным комсомольским организациям предлагалось мобилизовать 30 процентов своего состава. Петроградская организация комсомола проводила мобилизации комсомольцев для укрепления 7-й армии, защищавшей Петроград. Центральный Комитет партии, желая сохранить молодые коммунистические кадры, указал местным партийным комитетам на то, что мобилизацию комсомольцев необходимо произвести постепенно, начиная со старших возрастов. В первую очередь должно, быть мобилизовано 25 процентов комсомольцев в пределах Московского укрепленного района и 10 процентов за его пределами.

Члены Коммунистического союза молодежи, по своему возрасту и физическому состоянию пригодные для строевой службы, должны были зачисляться в запасные части и в действующую армию. Отважных и смелых рекомендовалось использовать в разведке, девушек назначать санитарками. Другая часть комсомольцев получала назначение в армейские органы снабжения, в санитарные части, в подразделения связи.

Мобилизации комсомольской молодежи прошли по всей стране дружно, с большим подъемом.

Среди комсомольцев, отправлявшихся на Юяшый фронт, было много добровольцев. «Райком закрыт.. Все ушли на фронт» — такие объявления в те дни нередко можно было видеть на дверях комитетов комсомола в городах прифронтовой полосы. В Москве было мобилизовано на фронт около тысячи комсомольцев. В Петрограде из комсомольцев был создан отряд, который выступил на защиту города во время второго наступления войск Юденича. Активное участие в боях приняли комсомольцы Гатчинской и Колпинской организаций Петроградской губернии. Иваново-Вознесенская организация союза молодежи мобилизовала на фронт 30 процентов своих членов. Из Витебска к 17 октября выехали на фронт 60 комсомольцев. В Твери к 19 октября отправилось на фронт 105 комсомольцев. Поголовная мобилизация членов Коммунистического союза молодежи была проведена в Новгороде. 30 процентов своего состава мобилизовала на борьбу против деникинщины комсомольская организация города Николаевска.

В Центральный Комитет комсомола из различных районов страны ежедневно поступали телеграммы об успешном ходе мобилизации. В Вятской губернии к середине ноября было мобилизовано около 400 комсомольцев. В Вятку из уездов продолжали прибывать все новые и новые группы комсомольцев. Из мобилизованных комсомольцев был сформирован отряд лыжников и несколько стрелковых подразделений.

Всего, по неполным данным, Коммунистический союз молодежи дал осенью 1919 года Красной Армии 10 тысяч комсомольцев.

Комсомольские мобилизации на фронт носили характер массовых политических кампаний, находивших широкий отклик среди всей трудящейся молодежи. Они способствовали воспитанию молодого поколения в духе преданности социалистической Родине и священной ненависти к врагам революции. Проводы комсомольцев на фронт сопровождались митингами и демонстрациями. Когда 20 октября отправлялись на фронт мобилизованные комсомольцы Тверской губернии, их провожала вся трудящаяся молодежь Твери. От здания губкома комсомола, где собрались отъезжавшие и те, кто пришел их провожать, все стройными колоннами, со знаменами и транспарантами, под звуки марша направились на вокзал, У поезда состоялся митинг. Все выступления на митинге были проникнуты чувством великой ответственности за дело защиты Советской республики.

Приток в армию коммунистов, кадровых рабочих — членов профсоюзов и комсомольцев явился одним из решающих условий укрепления Южного фронта, повышения дисциплины и боеспособности войск, достижения перелома в борьбе с Деникиным.

В это трудное время, когда белогвардейские войска приближались к Москве, а в тылу Красной Армии орудовали шпионы и диверсанты, когда Республика испытывала сильную нужду в самом необходимом — топливе, металле, вооружении, продовольствии, — еще более возрос в массах авторитет Коммунистической партии — вождя и организатора трудящихся. Ее твердость и мудрость укрепляли моральные силы рабочих и трудящихся крестьян, зажигая миллионы сердец непоколебимой верой в победу над интервентами и внутренней контрреволюцией.

Грозившая стране опасность еще более сблизила партию с трудящимися массами, с воинами Красной Армии. Это нашло яркое отражение в непрерывном росте партийных рядов.

Мобилизации коммунистов на фронт потребовали пополнения партии наиболее подготовленными и преданными революции рабочими и крестьянами. Пленум Центрального Комитета партии 26 сентября 1919 года принял решение о проведении «партийной недели» с целью пополнения рядов РКП(б). 30 сентября Центральный Комитет обратился с письмом об этом ко всем организациям РКП(б). В письме говорилось о необходимости организовать в ближайшее время в городах, деревнях и войсках «партийную неделю» и подчеркивалось, что во время «недели» в партию должны приниматься только рабочие и работницы, красноармейцы и матросы, крестьяне и крестьянки. Для всех остальных на это время прием в партию временно прекращался.

«Мы хотим, — говорилось в письме Центрального Комитета, — увеличить численный состав нашей партии. Но — исключительно привлечением в ряды партийных организаций рабочих и работниц с фабрик и заводов, крестьян и крестьянок из деревень» 22.

Проведение «партийной недели» рассматривалось Коммунистической партией как важнейшая политическая кампания, призванная пополните и еще более укрепить ее ряды, еще теснее сблизить ее с народными массами. Во время подготовки и проведения «партийной недели» Центральный Комитет широко развернул устную и печатную пропаганду. Газеты и журналы систематически писали о программе партии, об ее героической истории, ее борьбе за освобождение рабочих и крестьян. 8 октября — в первый день «партийной недели» — центральные газеты «Правда» и «Известия ВЦИК» вышли с призывами:

«Сегодня началась партийная неделя. Рабочие, красноармейцы, крестьяне, идите на митинги! Там вы узнаете, за что борются и чего хотят коммунисты! Все трудящиеся, все, кому ненавистен гнет капитала, должны объединиться в мощной Коммунистической партии!» 23.

Обращаясь к передовым рабочим и наиболее сознательной части трудового крестьянства, «Правда» писала:

«Товарищи! Среди вас не должно быть равнодушных, несознательных, трусливых! Все в ряды борцов! Все под красное знамя партии!»24.

Проведение «партийной недели» и ее результаты явились новой яркой демонстрацией нерушимого единства партии с рабочим классом и трудовым крестьянством, преданности трудящихся делу Коммунистической партии, ее огромного авторитета среди народных масс. Во время «партийной недели» только в 29 губерниях Советской республики в партию вступило около 160 тысяч человек, более половины которых составляли рабочие.

Больше всего новых членов партии дала Москва — 14 581 человек; на втором месте был Саратов, где в партию влилось 9500 человек; на третьем — Петроград, где «партийная неделя» проводилась уже во второй раз, — здесь вступило в партию 5839 человек.

Приток в партию нового отряда рабочих и трудящихся крестьян позволил ей усилить свое влияние на все звенья советского государственного аппарата и армию.

В. И. Ленин, подводя итоги «партийной недели», отмечал, что достигнутый партией успех является прямо-таки замечательным.

«Этот успех, — подчеркивал он, — доказал и наглядно показал столичному населению, а за ним и всей республике и всему миру, что именно в глубинах пролетариата, именно среди настоящих представителей трудящейся массы заключается самый надежный источник силы и крепости Советской власти» 25.

Оценивая перспективы ожесточенной борьбы между молодой Советской республикой и лагерем империализма, В. И. Ленин указывал, что побеждает на войне тот, у кого больше резервов, больше источников силы, больше выдержки в народной толще. У Советской республики всего этого было больше, чем у белых, больше, чем у лагеря империализма.

«У нас этого больше, — подчеркивал В. И. Ленин,—ибо мы можем черпать и долго еще будем черпать все более и более глубоко из среды рабочих и трудящихся крестьян, из среды тех классов, которые капитализмом были угнетены и которые составляют везде подавляющее большинство населения» 26.

Опасность, связанная с приближением врага к сердцу Советской страны — Москве, еще более сплотила рабочих и трудящихся крестьян в единую братскую семью, способствовала превращению Республики в неприступную крепость. Тыл давал армии все, что было необходимо для победы.

Коммунистическая партия и Советское правительство старались максимально усилить и улучшить работу тыла по удовлетворению нужд фронта. Одна из главных трудностей состояла в том, что недоставало квалифицированной рабочей силы. Совет Обороны в сентябре и октябре провел несколько мобилизаций квалифицированных рабочих для заводов, работавших на оборону. Одновременно, несмотря .на тяжелое положение на фронтах, из Красной Армии были откомандированы наиболее квалифицированные и необходимые промышленности и транспорту рабочие. Необходимость крайнего напряжения сил заставила Совет Обороны принять 17 октября постановление «О повышении производительности труда». Это постановление предусматривало увеличение рабочего дня до 12 часов с прогрессивной системой оплаты сверхурочных работ, введение премий за перевыполнение установленных норм выработки и ряд других мероприятий. Увеличение рабочего дня с 8 до 12 часов являлось временной, чрезвычайной мерой, вызванной тяжелой военной обстановкой. Героический рабочий класс понимал и всецело одобрял Эту вынужденную меру, на которую пошло Советское правительство. На заседании правления Симбирского патронного завода 4 декабря отмечалось, что введение 12-часового рабочего дня воспринято всеми рабочими и работницами с высоким сознанием, производственные задания выполняются в образцовом порядке.

Исключительно тяжело было с топливом. Центральный Комитет партии и Советское правительство провели большую работу по обеспечению фабрик и заводов топливом. Из-за недостатка каменного угля и нефти^ вызванного захватом белогвардейцами важнейших угольных и нефтяных районов, пришлось переходить на дровяное топливо. На заготовку дров осенью 1919 года были направлены новые сотни и тысячи трудящихся города и деревни. 13 ноября Центральный Комитет партии обратился ко всем партийным организациям со специальным письмом «На борьбу с топливным кризисом», которое было написано В. И. Лениным. В этом письме Центральный Комитет призывал во что бы то ни стало преодолеть топливный голод. ЦК предложил повсеместно ввести трудовую повинность по заготовке топлива, укрепить трудовую дисциплину на лесоразработках. Партийным организациям вменялось в обязанность сделать вопрос о заготовке топлива одним из постоянных пунктов повестки дня всех партийных собраний, поставить в центр всей своей работы. Центральный Комитет призывал коммунистов

«добиться революционного напряжения энергии для самой быстрой добычи и доставки наибольшего количества всяческого топлива, угля, сланца, торфа и так далее, а в первую очередь дров, дров и дров» 27.

Принятые чрезвычайные меры позволили обеспечить промышленность необходимым минимумом топлива.

На призывы Коммунистической партии и Советского правительства о расширении военного производства рабочие ответили повышением производительности труда. Благодаря трудовому героизму рабочих оружейные и патронные заводы из месяца в месяц увеличивали производство военной продукции. Так, Тульский оружейный завод увеличил выпуск винтовок с 23,3 тысячи в августе до 30,2 тысячи в сентябре и 32 тысяч в октябре 1919 года. Производство винтовок на Ижевском заводе поднялось с 12,6 тысячи в августе до 19,2 тысячи в октябре. Возросло также производство пулеметов на Тульском оружейном заводе: с 595 пулеметов в августе до 690 в сентябре. Производство винтовок в стране увеличилось с 35 910 штук в августе до 51 204 в сентябре. Выпуск патронов возрос с 32 497 тысяч в августе до 34 558 тысяч в октябре и до 45 348 тысяч в декабре.

Улучшение работы военной промышленности позволило значительно увеличить поставки вооружения и боеприпасов армии и прежде всего Южному и Юго-Восточному фронтам.

Одновременно Центральный Комитет партии и Советское правительство улучшали систему военного снабжения. 11 октября Политбюро ЦК РКП(б) приняло решение создать при Чусоснаб-арме (Чрезвычайный уполномоченный Совета Обороны по снабжению Красной Армии) коллегию на правах партийного комитета. Была образована также специальная комиссия, которой поручалось в недельный срок детально ознакомиться с деятельностью центральных органов военных заготовок. В ее состав вошли Л. Б. Красин, Н. А. Милютин, Э. М. Склянский и другие. Комиссии было предложено представить Политбюро проект мероприятий но улучшению работы органов военного снабжения.

Снабжение фронтов оружием, боеприпасами и обмундированием постепенно улучшалось.

Усилило свою помощь Красной Армии в эти напряженные дни трудовое крестьянство. Осенью 1919 года, когда решался вопрос о жизни Советской республики и нужцо было выбирать между Советской властью и Деникиным, трудовое крестьянство пошло за Советами. Это, в частности, нашло свое выражение в массовой явке дезертиров. Если летом 1919 года часть среднего крестьянства юга России и особенно Украины не поддержала Советскую власть в борьбе против Деникина, что явилось одной из основных причин отступления Красной Армии на Южном фронте, то теперь, к осени 1919 года, испытав на собственном опыте буржуазно-помещичью диктатуру белогвардейцев, грабежи и насилия, среднее крестьянство окончательно повернуло в сторону Советской власти. Это послужило одним из решающих условий разгрома белогвардейщины на юге.

В политических сводках и донесениях с фронта с конца сентября 1919 года все чаще и чаще появлялись сообщения об усилении помощи советским войскам со стороны трудового населения прифронтовой полосы.

Политуправление 12-й армии в начале октября сообщало о том, что даже те слои трудового крестьянства Украины, которые недружелюбно относились к Советской власти, меняют свое отношение к ней и оказывают Красной Армии всяческое содействие, в частности, доставкой хлеба, сена, подвод.

В поЛитдонесении 12-й армии говорилось о том, что

«многие добровольно вступают в Красную Армию. На съезде комбедов крестьяне выразили готовность всеми мерами поддержать Советскую власть» 28.

Крестьяне местечка Птичь помогли красноармейцам не только продовольствием, — они непосредственно участвовали в боевых действиях. В Чернобыльском уезде многие крестьяне выразили желание вступить в ряды Красной Армии или в партизаны, чтобы бороться против Деникина. В деревне Качалы этого же уезда крестьяне до-броволыю собрали для Красной Армии овес и муку. В деревне Старая Буда после митинга многие крестьяне записались в Красную Армию. Из 13-й армии сообщали в октябре, что население, пострадавшее от деникинцев, встречает Красную Армию с большой радостью. Из Тамбовской губернии, являвшейся прифронтовым тылом 9-й армии, в октябре сообщали, что в настроении крестьян наступил резкий перелом, заготовка хлеба для Красной Армии идет успешно, крестьяне с нетерпением ждут разгрома Деникина.

По всей стране проходил сбор подарков для бойцов Красной Армии, хотя трудящиеся из-за войны и страшной разрухи сами испытывали постоянную нужду и в продовольствии и в одежде. По неполным данным, только к 7 ноября — второй годовщине Великой Октябрьской социалистической революции — трудящиеся Советской страны послали воинам Красной Армии на фронт 552 500 подарков, из которых свыше 148 тысяч — для красноармейцев Южного фронта.

Благодаря героическим усилиям партийных организаций, Советов и широких масс трудящихся со всех концов страны и прежде всего из центральных районов непрерывно шли на фронт людские пополнения, эшелоны с вооружением и боеприпасами, тепло- одеждой и продовольствием.

Могучий патриотический подъем трудящихся, вдохновленных Коммунистической партией на защиту Советской власти, оказывал непосредственное воздействие на боеспособность частей Красной Армии. Сила отпора советских войск врагу нарастала с каждым днем.

Усилилась в это время и борьба трудящихся в районах, занятых деникинцами. Под руководством подпольных большевистских организаций она принимала все более массовый характер. В авангарде этой борьбы шел рабочий класс.

Осенью 1919 года волна революционных выступлений прокатилась по всем промышленным центрам в тылу деникинских войск. Наиболее мощным было выступление рабочих в октябре в Ростове-на-Дону и его окрестностях. Оно началось всеобщей забастовкой на Владикавказской железной дороге. К железнодорожникам вскоре присоединились рабочие и работницы фабрик и заводов, а также пекари, булочники, рабочие и служащие Донского речного пароходства. Даже по преуменьшенным данным белогвардейских газет, в забастовке участвовало свыше 30 тысяч человек. Попытки меньшевиков парализовать движение не дали никаких результатов. Забастовка продолжалась более двух недель. Рабочие устраивали политические демонстрации. Деникинские власти объявили город на военном положении и бросили против рабочих войска. Только силой оружия движение было подавлено.

Выступление рабочих против деникинцев произошло в конце октября и в Харькове. Рабочие металлообрабатывающих заводов Харькова отказались выполнять заказы для деникинской армии. В октябре бастовали две тысячи шахтеров Макеевского района. В это же время проходила забастовка рабочих Парамоновских и Азовских угольных копей. Для подавления ее белогвардейское командование вынуждено было направить запасный офицерский батальон.

По примеру рабочих поднималось против деникинщины и трудовое крестьянство. Этому способствовала огромная политическая работа, которую вели среди крестьянства подпольные большевистские организации.

Борьба трудового крестьянства против белогвардейского режима принимала самые разнообразные формы: восстания, саботаж мобилизаций и призывов в белую армию, создание вооруженных отрядов для отпора карателям, укрытие продовольствия от белогвардейцев и т. п. Особенно значительный размах приняли восстания трудового крестьянства осенью 1919 года на Украине. Они начались в Киевской, Полтавской, Екатерино-славской, Черниговской губерниях, а затем охватили и другие районы Украины. Объявленная деникинцами осенью 1919 года мобилизация в армию мужского населения в возрасте от 18 до 45 лет позорно провалилась.

Во многих районах повстанцы ликвидировали деникинскую администрацию и установили свою власть. Крупные размеры приняли выступления трудящихся в Причерноморье, в Крыму, на Тереке и в Дагестане, где действовало много партизанских отрядов. Попытки белогвардейского командования уничтожить партизан оказались безуспешными.

Для подавления революционных выступлений рабочих и крестьян белогвардейцы вынуждены были бросать регулярные воинские части, нередко снимая их с фронта.

Оценивая перспективы борьбы Красной Армии против белогвардейцев, В. И. Ленин говорил в октябре 1919 года:

«Неприятель чувствует, что происходит перелом всей войны... Исход будет там, на Южном фронте, в недалеком будущем» 29.

В. И. Ленин указывал, что Дениинна ожидает та же судьба, что и Колчака.

Укрепляя фронт, Коммунистическая партия и Советское правительство одновременно вели жестокую борьбу против контрреволюции в тылу. В середине сентября 1919 года органы ВЧК раскрыли в Москве заговор белогвардейской шпионской организации «национальный центр». 23 сентября в газетах было опубликовано обращение ВЧК ко всем трудящимся Советской республики. В нем говорилось, что заговорщики пытались открыть Деникину ворота в Москву. С минуты на минуту они ждали появления белогвардейских войск в столице и уже подготовили на этот случай новое, контрреволюционное правительство. Но планам врагов не суждено было сбыться. Органы Советской власти, опирающиеся на поддержку миллионов рабочих и трудящихся крестьян, ликвидировали гнездо контрреволюции в Москве. ВЧК призывала всех трудящихся повысить бдительность.

В этом же номере газеты был опубликован список активных участников «национального центра» в Москве и Петрограде, расстрелянных за вражескую деятельность.

Несмотря на разгром «национального центра», враг не унимался. Он предпринял новое контрреволюционное выступление. 25 сентября в здании МК партии, в Леонтьевском переулке (ул. Станиславского), во время собрания партийного актива вражескими агентами были брошены две бомбы. В результате взрыва погибло 12 активных партийных работников и 30 было ранено. В числе погибших был секретарь Московского комитета партии В. М. Загорский, получили ранения Е. М. Ярославский, М. С. Ольминский и другие.

Коммунистическая партия и Советское правительство приняли ряд новых мер, чтобы пресечь контрреволюционные вылазки. 26 сентября Московский губисполком принял постановление об усилении борьбы против заговорщиков, диверсантов и шпионов. В нем указывалось:

«Принимая во внимание необходимость решительными мерами покончить со всеми белогвардейскими заговорщиками, провокаторами, шпионами, пытающимися своей преступной деятельностью ослабить наш фронт и открыть дорогу врагу трудящихся, Исполнительный Комитет Московского губернского Совета рабочих и крестьянских депутатов постановляет: 1) объявить Московскую губернию на военном положении; 2) для общего руководства борьбой с врагами революции, для защиты рабочих и крестьян от белогвардейских происков учредить Губернский Революционный Комитет, которому предоставляются широкие полномочия по проведению в жизнь всех необходимых военных мероприятий»30.

Трудящиеся единодушно требовали на митингах и собраниях, проходивших на фабриках и заводах Москвы, Петрограда и других, городов, беспощадной расправы с врагами.

«Донецкий уголь должен быть наш! Победа над деникинекими бандами — победа над голодом». 1919 г.

(Плакат худ. А. А. Радакова.)

27 сентября в Москве открылся губернский съезд профсоюзов. В резолюции съезда было сказано, что российская и мировая контрреволюция не ограничивается открытой военной борьбой против миллионов и десятков миллионов рабочих и крестьян Советской России, а прибегает к гнусным заговорам против Республики и террору против лучших представителей рабочего класса. В этих условиях организованный российский пролетариат обязан отдать все свои силы обороне Республики Советов. Съезд профсоюзов выразил полное одобрение политике Советской власти, которая «является единственно правильной политикой, способной привести социалистическую Республику к полной и окончательной победе над своими врагами и к победоносному выходу из тягчайшей гражданской войны» 81. Общее собрание коммунистов и сочувствующих Обуховского района Петрограда в своем постановлении, принятом в связи с вражеской террористической вылазкой в Москве, с гневом заявило: «Гнусные убийцы! Вам не удастся победить миллионы трудящихся. За смерть одного

нашего товарища слетит не одна сотня ваших голов. Советская власть была, есть и будет. Вечная память погибшим и смерть белогвардейской сволочи!» 32.

Со всех концов Советской России в Москву в адрес Центрального Комитета партии, Советского правительства и Московского Совета шли телеграммы от рабочих и крестьян с выражением гневного возмущения злодейским актом белогвардейцев. Партийные организации и органы Советской власти, усиливая борьбу с внутренней контрреволюцией, укрепляли революционный порядок в тылу и еще теснее сплачивали ряды трудящихся.

Благодаря мудрому руководству Коммунистической партии тыл Красной Армии с каждым днем все более укреплялся. Страна усиливала помощь фронту и людьми и материальными средствами. Все это в сочетании с тем переломом, который наступил в настроении среднего крестьянства в районах, оккупированных деникинцами, создавало решающие предпосылки для победы Красной Армии.

__________________________