Обзор статистических источников и их критика. Параллельный рост общего населения Западной Сибири и населения городов. Торговля и промышленность как факторы централизации неземледельческого населения в городах. Социально-сословный состав городского населения

Наиболее существенные перемены в экономических условиях развития городов о которых шла речь в предыдущей главе, должны были найти свое отражение в демографических и экономических процессах, в количественных показателях и в качественных особенностях. Остановимся сперва на количественной стороне этих процессов, качественную же сторону мы рассмотрим в следующей главе. О том, как шел процесс роста городского населения в течение рассматриваемого периода, дают некоторое представление данные, которые можно получить из статистических источников того времени.

Необходимо поэтому вкратце остановиться на характере этих источников и степени достоверности тех сведений, которые в них содержатся.

Для всего XVIII в. можно воспользоваться данными ревизий, произведенных в течение этого столетия, но в отношении городов ревизии в лучшем случае дают численность одного только мужского населения. Данные пятой ревизии, которые опубликовал автор «Статистического обозрения Сибири» в 1810 г., содержат, кроме численности мужского населения, подробные сведения о его сословном составе и о .числе домов в городах.

Обстоятельный труд по демографической статистике П. Кеппена («9-я ревизия»), к сожалению, не дает сведений о численности населения отдельных городов. В 60-х годах появляются первые издания возникшего в это время Центрального статистического комитета. Приводимые в этих трудах статистические данные подвергались возможно строгой проверке и контролю, хотя источником этих сведений продолжали служить те сведения, которые доставлялись с мест административными органами. К статистическим трудам, содержащим сведения о суммарном городском населении или по отдельным городам Западной Сибири, относятся: «Статистические таблицы Российской империи, вып 2-й. Наличное население империи за 1858 г. (изд. 1863 г.)» «Томская губерния. Список населенных мест по сведениям 1859 г.». «Тобольская губерния. Список населенных мест по сведениям 1868—1869 гг.».

Из перечисленных трудов первый содержит лишь суммарный итог городского населения по Тобольской и Томской губерниям. «Список населенных мест» по Тобольской губернии содержит сведения, относящиеся к более позднему периоду, но приводит также сведения по первому списку населенных мест (изд. 1859 г.).

Сведения о населении отдельных городов Западной Сибири приведены в книге И. Завалишина «Описание Западной Сибири» (ч. I, изд. 1862 г., II — 1865 г.) с ссылкой на 10-ю ревизию как на источник этих сведений. Сравнивая эти данные с другими, также основанными на 10-й ревизии, следует полагать, что автор несколько изменил эти данные, хотя об этом он прямо не пишет. Наконец, особое место занимает пятитомное издание под названием «Городские поселения в Российской империи». Это издание заключает в себе все существующие городские поселения в начале 60-х годов. Пятый том этого издания содержит сведения о городах Тобольской и Томской губерний. В них помещены сведения о населении по каждому городу за 1858 г., заимствованные из источников Центрального статистического комитета.

Однако статистические сведения, которые дают все названные источники, поскольку, как мы знаем, они собирались городской и земской полицией, могут иметь только весьма относительное значение. Однако это единственные сведения, которыми мы располагаем. Составители «Списков населенных мест» в плане своего издания выражают сомнение в степени достоверности приводимых Данных, пишут: «показатели числа домов и дворов и числа жителей _ведены в списка не с целью точного по оным счета жилищ и народонаселения каждого стана, уезда или губернии, а только для обозначения относительного значения разных мест» (курсив, наш Р. К.). Но эти данные не только далеки от точности, но и расходятся в своих показателях в разных источниках.

Чтобы дать представление о степени расхождения даваемых сведений, приведу данные о численности городского населения нескольких городов за 1858—1859 гг. по разным источникам.

Города

И

с т о ч н и

к и

Список населенных мест

10-я ревизия (по За-валишину)

Городские поселения в Росс, имп

Тобольск ........

17056

17 056

15 894

Тюмень .........

13186

13 996

10 284

То«ск ..........

20 983

20 209

14 071

Барнаул .........

11287

10 922

11 681

Обшее население в То

больской губ.....

79 539

69 046

74 243

В Томской губ.1.....

50098

45 441

40 595

Обнаруживаемое таблицей расхождение сведений о населении городов по разным источникам является подтверждением того, что достоверность этих сведений очень сомнительная, но ввиду отсутствия других более надежных источников приходится остановить свой выбор на том из них, сведения которого можно считать ближе к действительности. ^

Для этого сравним численность населения нескольких городов за 1858 г., по разным источникам с данными предыдущей и последующей даты. Для такого сравнения мы располагаем сведениями о населении городов в 1851 г. (по А. Г. Гагемейстеру) и о населении тех же городов в 1875—1876 гг., которые дает «Экономическое состояние городских поселений Сибири». Сравнивая эти данные,

Города

Гагемейстер (1851 г.)

Список населенных

мест (1858 г.)

Городские поселения (1858 г.)

Экономическое состояние городских поселений (1876 г.)

Тюмень . . . Томск ....

9 674 13511

13186 20 983

10 284 14 071

16 664 33 800

1 Данные общего населения относятся к одному и тому же списку городов. В Тобольской губернии: Тобольск, Березов, Ишим, Курган, Омск, Тара, Туринск, Тюмень; Ялуторовск, Петропавловск и Тюкалинск; в Томской губернии: Томск, Барнаул, Бийск, Канск, Кузнецк, Мариинск, Колывань, Нарым.

ет учесть, что первый промежуток, отделяющий 1851 г. от |«Ч8 г продолжался 7 лет, второй, отделяющий 1858 г. от 1876 г.— 18 лет,' т. е. почти в два с половиной раза дольше.

«Списки населенных мест» дают увеличение населения для Томени за период 1851—1858 гг. на 3 512 человек, за период 1858— ,876 гг. на 3 478 человек.

«Городские поселения» дают соответственно 610 и 6 380 человек Для Томска «Списки населенных мест» дают 7 472 и 12 817 чел.; «Городские поселения» — 561 и 19 729 чел.

Если принять во внимание, что те тенденции развития Тюмени к Томска, которые были нами освещены в 3-й главе, продолжали существовать и в течение 2-й половины XIX в. (вплоть до постройки Сибирской ж. д.) и усилились в связи с общим развитием товарно-капиталистического производства в Западной Сибири, то следует думать, что принятие данных «Городских поселений» в ка честве среднего звена между 1851 г. и 1876 г. гораздо более обосно вано, чем выбор в качестве источника «Списка населенных мест» По приведенным соображениям для итоговой характеристики дина мики городского населения я предпочел принять сведения, давае

мые «Городскими поселениями».

* *

*

Как же шел рост общего населения Западной Сибири и параллельно с ним населения городов?

Сравним между собою данные о численности городского и сельского населения в обеих западно-сибирских губерниях за промежуток 1825—1858 гг.

Рост городского и сельского населения в Западной Сибири в период 1825—1858 гг. 1

Городское население

Сельское население

Губернии

в 1825 г.

в 1858 г.

Уве

в 1825 г.

в 1858 г.

Уве

в тыс. чел.

личение

в %

в тыс. чел.

личение

в %

Тобольская . . Томская . . . Вся Сибирь . .

50,3 28,7 79,0

74,2 40,6 114,8

147,5 141,5 145,3

539.2

396.3 935,5

947.0

654.1 1601,1

176,6 162,5 171,1

Общее население для 1858 г. принимается по «Статистич. табл. с 0С" 17о'П' Наличие населения империи за 1858 г.»,

тр. 179—180. Данные о городском населении в таблицах отсутствуют. Они взяты: для 1825 г. из «Статистич, изображения городов и поселков Российской имп. по 1825 г.», в сумму вошло исчисленное население Барнаула и Колывани; для 1858> г. из «Городских поселений в Российск. имп.»

Эти данные показывают, что городское население в обеих западносибирских губерниях росло почти одинаково; сельское же население в Тобольской губ. увеличилось с большей быстротой, чем в Томской. Более ускоренный рост сельского населения Тобольской губ. за эти годы объясняется прежде всего ее положением у самого «входа» в Западную Сибирь. В то же время плодородные земли Алтая находились в монопольном владении Кабинета и не были доступны для массового заселения и освоения.

Сравнивая между собою темпы роста городского и сельского населения, мы обнаруживаем, что за 33 года городское население увеличилось почти наполовину, меж тем как сельское население выросло за это время больше, чем наполовину. Более быстрый рост сельского населения привел к изменению соотношения этого населения с городским: удельный вес городского населения снизился с 7,8% в 1825 г. до 7,2% в 1858 г. По губерниям процент городского населения снизился соответственно в Тобольской губ. с 8,5 до 7,3, в Томской губ. с 6,8 до 5,8.

Таким образом к концу 50-х годов население западносибирских губерний распределялось между городом и деревней в следующей прддорции (в %):

Губернии

Сельское

Городское

Тоббльская . . .

92,7

7,3

Томская .....

94,2

5,8

Для того чтобы получить правильное представление о значении приведенных показателей городского населения в обеих губерниях, сравним их с аналогичными показателями в некоторых губерниях Европейской части России, приняв во внимание, что средний коэфнциент урбанизации в России составлял в 1858 г.— 10,6%

г0больской губ. по показателю урбанизации стоят % изко губернии: Тамбовокая (7,3%), Волынская (7,2%), Эвенская (6,9%); к Томской губ.: Костромская (5,7%), Рязанская (6,2%), более низкие показатели дают убери ни: Вятская (2,5%), Вологодская (4,4%), Самарская (4,1%)

Как видим, по степени развития городского населения на одном уровне с западносибирскими губерниями стояли многие центральные и западные губернии Европейской России. Западная Сибирь стояла в этом отношении впереди многих других северных, восточных и юго-вос-точных губерний Европейской России.

Неодинаковое изменение показателей роста городского и негородского населения было вызвано прежде всего тем, что почти весь прилив нового населения в Тобольскую и Томскую губернии из Европейской России питал рост одного только сельского населения, городское же население росло главным образом за счет своего естественного прироста.

В пользу этого вывода говорит прирост городского населения, который составлял ежегодно всего 1,4% или 14 человек на 1 ООО жителей, т. е. он шел примерно в границах естественного прироста. Отсюда можно было бы заключить, что население городов Западной Сибири почти не увеличивалось за счет приливающего извне нового населения. Но этот вывод, к которому мы приходим на основании среднего показателя прироста населения всех городов, не может быть верным, так как этот показатель затемняет существующие различия между городами. Несомненно, что прилив нового населения извне, хотя и весьма слабый, повидимому, существовал. Такое пред* положение основано на том, что в некоторых городах Западной Сибири прирост населения был ниже естественного, а в иные годы смертность населения в этих городах превышала рождаемость. Так, например, данные, которыми мы располагаем за период 1860—1869 гг. показывают, что в Тобольске перевес смертности над рождаемостью составлял свыше 4 тыс. чел.. Отсюда следует, что в других городах рост населения был выше его естественного прироста. Во всяком случае верно то, что в западносибирских городах в течение рассматриваемого периода не наблюдается процесса отвлечения населения из деревень в город, из сельского хозяйства в промышленность. Население городов росло крайне медленно, притом рост его отличался неравномерностью между отдельными городами. Этот вывод подтверждается показателями роста населения по отдельным городам.

Рост отдельных городов в 1825—1858 гг.

Численность

населения в

Население

Города

1825 г. 1

1858 г.

1858 г. в о/0 к 1825 г.— 100.

Тобольск . . .

16 882

15 894

94,1

Березов . . .

922

1 420

154,0

Ишим ....

1 211

2 298

189,7

Курган ....

1 290

3 333

258,4

Омск.....

9122

18 437

202,1

Тара.....

4 323

4 610

106,6

Туринск . . .

2 630

' 3881

147,6

Тюмень . . .

7 727

10 284

133,1

Ялуторовск. .

1 845

2 789

151,2

Петропавловск

3 495

9 926

287,0

Тюкалинск . .

842. 10 197

1371

162,8

Томск ....

14 071

138,0

Барнаул . . .

н. св.

11 681

н. св.

Бийск ....

3 102

3 769

121,5

Каинск ....

1 625

2 930

180,3

Кузнецк . . .

2154

1 655

76,3

Мариинск . .

3 347

Колывань . .

н. св.

2 251

н. св.

Нарым ....

877

891

101,6

Таблица не оставляет никакого сомнения в том, что юго-западные города Западной Сибири, выросшие в центре земледельческих районов, связанные экономически с южными скотоводческими районами, показывают .наиболее высокий рост населения, значительно превышающий норму естественного прироста. Это—города: Петропавловск, Курган, Ишим, имевшие соответственно ежегодный прирост в 5,6, 4,8 и 2,4%. К числу этих городов относится и Омск с ежегодным приростом в 4,4%, хотя его рост, как мы знаем, связан почти исключительно с переносом в 1838 г. центра управления из Тобольска в Омск. Абсолютное уменьшение населения показывают города: Кузнецк, Тобольск, близко к этим городам стоят Нарым и Тара.

Однако таблица несколько затемняет процесс роста отдельных городов. 'Дело в том, что она показывает только относительный рост отдельных городов, при этом такие карликовые поселения, как Березов, Туринск, даже при небольшом абсолютном росте населения, неизбежно дают сравнительно высокий процент прироста и, наоборот, такие города, как Тюмень и Томск, попадают по приросту в одну группу с этими городами.

Между тем, если взять абсолютный прирост населения в городах в течение 1825—1858 гг. равный 35,8 тыс. человек, и проследить как он распределяется между городами, то окажется, что на долю только пяти городов, а именно: Омска, Петропавловска, Томска, Тюмени и Кургана, приходится /з (67%) всего абсолютного прироста городского- населения.

Однако рост даже юго-западных городов (Омска, Петропавловска и других) измеряется такими незначительными абсолютными величинами, что и они не в состоянии поколебать представления о присущем городам Западной Сибири застойного характера развития. Масштабы их роста — карликовые. Эта характерная черта их развития хорошо подчеркивается наблюдениями за пере- . мещением городов во времени из одной категории в другую.

Для сравнения приведем данные о 15 городах и проследим их движение за период 1825—1858 гг.

Анализируя таблицу на стр. 156 мы обнаружим, что в течение 33 лет (1825—1858 гг.) из трех городов самой низшей группы (города Березов, Тюкалинск и Нарым),один только Нарым к 1858 г. остался в той же группе. Из группы городов с населением в 1—2 тыс. жителей (Ишим,

Курган, Ялуторовск, Каменск) все города перешли в следующую категорию городов (с населением от 2—5 тыс. жителей), зато из пяти городов этой последней катего

Количество городов с населением, в тыс. чел.

Годы

Менее 1 тыс.

От 1-2

От

2-5

От 5-10

От 10-15

От 15-20

1825 .....

1858 .....

3 1

4 3

5 7

1 1

1

2

1 1

рии (Тара, Туринск, Петропавловск, Бийск и Кузнецк) только один Петропавловск успел перейти в следующую более высокую категорию (от 5—10 тыс. жителей), а Кузнецк перешел в низшую. Томск остался в той же категории (10—15 тыс. человек), в какой он состоял в 1825 г., но в 1858 г. в туже группу вошел город Тюмень.

В высшей категории (15—20 тыс. жителей) и в 1825 г. и в 1858 г. находился единственный город — Тобольск, ко в 1858 г. население его уменьшилось. Таким образом для 11 городов (из 15) высшим пределом развития оставалась группа от 2 до 5^ыс. человек. Томск и Тобольск застряли на долгий период в тех же группах, в каких они находились в 1825 г., и только Тюмень и Петропавловск сумели «прорваться», каждый в следующие более высокие группы.

Для объяснения причин застойного развития городского населения обратимся к выяснению характера промышленности и торговли, которые были в них сосредоточены, и отношения их к эволюции городов. Однако для разрешения возникающих при этом вопросов источники дают недостаточные сведения, отрывочные и весьма скудные. ! ' ^

Известно, что города в период раннего феодализма — это наиболее крупные по сравнению с деревней поселения, жители которых занимаются сельским хозяйством и ремеслом. Впоследствии города превращаются в центры ремесла и торговли. В более поздний период в городах начинает концентрироваться капиталистическая промышленность в форме мануфактур, которые с появлением паровой машины превращаются в крупные фабрики и заводы. Только на этой стадии своего развития промышленность превращается в фактор бурного экономического развития городов.

Если мы обратимся к имеющимся данным о промышленности в городах и селах Западной Сибири, то прежде всего бросаются в глаза ничтожные размеры промышленных предприятий, которые в источниках того времени именуются «заводами». Вот несколько примеров. В 1860 г. в пределах Тобольской губ. числилось 580 таких «заводов» и «фабрик», находившихся в городах и вне городов, и на всех этих предприятиях было занято всего 3 744 работника, что дает в среднем на каждое всего 6,5 человека. Те же предприятия в том же году выработали продукции на 2 405,8 тыс. руб, что дает в среднем 4,1 тыс. руб. выработки.

Таким образом, «заводские» предприятия того времени являются скорее ремесленными мастерскими. Но средние показатели неизбежно сглаживают действительные различия.

В той же Тобольской губ. существовали предприятия, на которых по имеющимся сведениям было занято- более значительное количество работников. Например, на четырех винокуренных заводах этой губернии числилось 1 408 человек, что дает в среднем 352 человека на каждый; на суконной фабрике (в Омске) работало 158 чело-век. Но число этих предприятий было невелико, и они не меняли общей картины.

Карликовый характер предприятий был свойственен и промышленности Томской губ. Исключение в этой губернии составляет горнозаводская промышленность Алтайского округа, основанная на принудительном труде. Впрочем, элементы большей или меньшей принудительности труда составляли неотъемлемую принадлежность всех более крупных винокуренных, суконных и других предприятий. В обществе с неразвитыми экономическими отношениями крупная промышленность могла возникнуть и существовать только на основе принудительного труда, на труде крепостных, ссыльных, каторжан, солдат и т. д.

Сама промышленность Западной Сибири отличается большим однообразием.

Ее можно разделить на следующие группы:

промышленность по обработке животного сырья: кожевенная, лосинная, салотопная, мыловаренная, свеч-носальная и др.;

промышленность по обработке растительного сырья: винокуренная, пивоваренная, водочная, маслобойная, канатная, писчебумажная, скипидарная и т. д.;

промышленность по обработке ископаемого сырья: кирпичная, гончарная, стекольная и т. д.

прочая, которая состояла из большого числа кузниц и мельниц, с одной стороны, и единичных предприятий, сосредоточенных в таких городах, как Тюмень и Томск (литейное и др.), с другой стороны.

Орудия труда, употреблявшиеся в этих предприятиях, были орудиями, рассчитанными на единоличное употребление, неуклюжие и рутинные. Общие условия развития промышленного производства в Западной Сибири, а именно, раздробленность, узость и замкнутость отдельных чисто местных рынков, должны были вызвать состояние застоя и в формах производств.

Однако неправильно относить всю промышленность Западной Сибири к типу или ремесла или крепостнической мануфактуры. В действительности большая часть мелкой промышленности находилась в состоянии перехода от ремесла к мелкому товарному производству и превращения ремесленника в товаропроизводителя. С постепенным расширением производства для сбыта изделий на местных рынках и на ярмарках начинают действовать законы товарного производства.

В некоторые отрасли промышленности, работавшие на более обширный рынок, вторгается торговый капитал в виде торговца-скупщика и торговца-раздатчика материала. Торговый капитал, пробивая себе дорогу в эти отрасли, подчиняет себе производства мелких товаропроизводителей. Наиболее ярко этот процесс протекает в таких отраслях промышленности, как кожевенная, салотопная и др., и в отдельных городах, как Тюмень Томск. Однако, капитал не был в состоянии сразу изгнать в тех отраслях промышленности, куда он проникал, старые методы производства, превратить применяемые в них орудия производства в современные производительные силы, приводимые усилиями многих людей, ремесленные орудия труда в систему машин, маленькую мастерскую в капиталистическую фабрику.

При таком единственно возможном подходе к вопросу становится ясным, почему промышленность городов, крайне скромная по размерам, не могла по своей социальной природе явиться фактором, двигающим вперед развитие городских поселений.

Наглядным подтверждением того, что промышленность того времени не могла явиться градообразующим фактором, служит распределение суммы промышленного производства между городом и селом в 1860 г.

11роизведепо промышлен.

Губернии

предприятиями (в тыс. р.)

в городах

вне городов

Тобольская . .

1 101,2

1 304,7

Томская 1 . . .

411,0

210,1

Итого . . .

1 512,2

1 514,8

Таблица показывает «равномерное» размещение промышленности между городами и селами, но эта «равномерность» целиком вытекала из общего крайне низкого экономического состояния Западной Сибири и состояния самой промышленности.

Транспортные пути для перевозки сырья находились в жалком состоянии. Межрайонные связи были еще неразвиты. Промышленная продукция находила сбыт преимущественно на местных рынках. Исключение составляли только такие изделия, как кожи, топленое сало-, хлебное вино, которые служили предметом сбыта в другие отдаленные части страны. Промышленность базировалась на примитивной технике.

При этих условиях город не обладал какими-либо экономическими преимуществами, делавшими его способным притягивать к себе промышленное производство. Некоторые отрасли совершенно определенно избегали города, но совсем не по той причине, почему, по словам Ф. Энгельса, «каждый отдельный капиталист постоянно стремится перенести свое производство из необходимо порождаемого капитализмом большого города в сферу сельского производства».

Общая неразвитость экономических условий служила причиной того, что промышленность часто предпочитала сельскую местность, гда она находилась в непосредственном контакте с местным рынком сбыта, рынком сырья или местом заготовки древесного топлива.

Расселяясь вне городов, эта промышленность вместе с тем не была способна превратить деревню в город по той причине, почему она была бессильна двигать и развивать те мелкие города, в которых она частью осела.

Какие именно отрасли промышленности тяготели преимущественно к городам или преимущественно к деревням, какие обнаруживали своего рода «безразличие» к месту своего пребывания, представление об этом может дать распределение промышленных предприятий (так называемых «заводов» и «фабрик») между городом и деревней.

Распределение промышленных предприятий между городом и деревней в Тобольской губ. в 1860 г.1.

Отрасли промышленных производств

Число промышленных п

едприятий

в городах

ьне городов

всего

354

226

580

В том числе:

Промышленные предприя

тия по обработке жи

194

348

вотного сырья ....

154

Промышленные предприя

тия по обработке рас

23

46

69

тительного сырья. . .

Промышленные п едпрня-

тия по обработке иско

паемого сырья ....

138

11

149

«Городскими» по преимуществу производствами были: свечносальное (производство свечей для канцелярий и более зажиточного городского населения), мыловаренное, кирпичное (для городского строительства отдельных домов, церквей, присутственных мест), гончарное (производство горшков, чашек, блюд Для городского и сельского потребителя). «Сельскими» по преимуществу производствами были: винокуренное, маслобойное, стеклянное и др., употреблявшие большое количество дровяного топлива. К «нейтральным» принадлежали салотопенное и кожевенное. Это были самые распространенные производства; свыше половины всех предприятий губернии были заняты обработкой кожи и перетопкой сала. Они почти ровно наполовину делились между городом и деревней (144 в городах, 152 в деревне).

В процессе формирования населения городов более значительную роль,, чем промышленность, играла торговля, особенно оптовая, и связанные с нею складочно-распределительные функции. Развитию торговли и выяснению значения ее в жизни городов было уделено достаточно места в предыдущих главах этой книги.

К сожалению, невозможно уточнить характеристику этого процесса выяснением его количественной стороны, ввиду отсутствия статистических данных о товарообороте и грузообороте городов. Некоторое значение приобретают сведения о количестве числящихся в гильдии торговцев по отдельным городам.

В Тобольской губ. в 1860 г. было выдано торговых свидетельств 848. Капиталов 1-й гильдии, т. е. капиталов, занятых преимущественно в оптовой торговле, было всего 18, из них в Тюмени — девять, в самом Тобольске — всего один. Наибольшее число торговцев с торговыми свидетельствами было в Петрздавловске (173), но это были преимущественно мелкие торговцы, торговавшие по свидетельствам 2-й гильдии, затем Курган и др.

Совершенно очевидно, что капиталы, занятые в торговле, принадлежали в подавляющем своем большинстве к мелким Каждый город был «как бы заключен в самом себе» и связан только с окрестными жителями потребностями в жизненных припасах.

Разрозненность городов и неоживленность в них торговой деятельности послужила, главным образом, к образованию большого числа сельских ярмарок и торжков, расплодивших огромное количество мелких торговцев, переезжавших в течение всего года с одного рынка на Другой. Торговля, распыленная по мелким торжкам и ярмаркам, не могла явиться фактором централизации населения в немногих городах.

Известную роль в процессе централизации городского населения играли административные и отчасти военные функции городов, которые вызывали и определенные экономические последствия.

Под влиянием административно-военных функций создается в городах известный круг жителей (чиновники, военные). Войдя в общий состав населения, они влияют на экономическую жизнь города своими потребностями, способами удовлетворения этих потребностей. В Омске военно-чиновничья среда наложила реальную печать на жизнь города, но она была заметным фактором также в Тобольске, Томске, Барнауле.

Народнохозяйственные функции городов являются тем фактором, который определяет вместе с тем социальный состав населения.

Некоторые более или менее приближенные представления об этом могут дать сведения о сословных группах среди городского населения. Попытаемся выяснить на основании этих материалов некоторые наиболее характерные черты социального состава городского населения в середине XIX в.

___

Наиболее характерной для городов группой населения является та, которая объединяет мещан, цеховых и купцов. Эта группа составляла в городах Тобольской губ. половину населения, в Томской губ. около 2/з всего городского населения.

К этой группе принадлежали купцы, мелкйе торговцы, ремесленники, чернорабочие, мелкие служащие и мещане, не имевшие определенных занятий или занимавшиеся сельским хозяйством и рыболовством. Типичным в этом отношении городом была Тюмень. Среди населения Тюмени 78,3% принадлежали к «городской» сословной группе. Следующее место после него занимал Томск, в котором мещане и купцы составляли около половины всех жителей.

Торговые функции некоторых городов должны были сказаться в относительной многочисленности той части населения, которая принадлежала к купеческому сословию. Действительно, в таких городах, как Тюмень, Томск и Петропавловск, которые выделялись на общем фоне своими торговыми операциями, носившими преимущественно оптовый характер, лица купеческого сословия составляли почти половину всего этого сословия в крае: 1 529 человек из общего количества в 3 218 человек.

Выполняемые городами административные функции обусловили наличие в составе городского населения группы чиновников. По количеству жителей, примыкающих к этой группе, выделялись прежде всего губернские города: Тобольск, Томск, а также местопребывание генерал-губернатора всей Западной Сибири — город Омск. Эти же города выделялись относительной многочисленностью военных. Однако в отношении военного населения побивал рекорд город Омск: военные составляли 60% всего населения этого города и почти '/з всего военного населения в крае.

Таковы те статистические данные о городском населении и его социальном составе, весьма скудные и не совсем достоверные, но единственные, которыми можно для этой цели воспользоваться. Этого, однако, далеко недостаточно. Для того, чтобы экономическая жизнь городов получила более конкретное, предметное освещение, следует обратиться к характеристике хозяйственной деятельности жителей каждого отдельного города.