ГОРОД НА ПОЛКЕ

Странное, волнующее чувство испытываешь, когда заглядываешь в комнаты, сплошь заставленные чертежами и планами будущих городов.

Мы в одном из многих институтов, где планируются новые города, которых еще нет на карте, и прошли переделку многие наши давно существующие города и поселки. Здесь были созданы проекты планировки ста пятидесяти старых и новых городов. Одни из этих чертежей свернуты в трубки, чтобы до поры до времени сохранить свою тайну, другие, наоборот, висят на стенах, выставленные напоказ.

Не выходя из комнаты этого здания, можно побывать в Смоленске, Махачкале и во многих других городах нашего советского отечества.

Вот только что сотрудник института получил распоряжение измерить длину одной из улиц Челябинска. Это он сделает быстро и просто: план города лежит перед ним.

А как много мог бы рассказать нам этот план!

Маленький уральский город Челябинск до революции насчитывал всего два, да и то небольших, предприятия. Побывавший в Челябинске в 90-е годы прошлого века писатель Д. Н. Мамин-Сибиряк так рассказывал об этом городке:

«Я отправился разыскивать квартиру. О тротуарах, конечно, не было помина, и, чтобы не сломать шею, я отправился серединой улицы. Но и тут приходилось постоянно натыкаться на какие-то камни... Как на грех, ночь была темная, а фонарей не полагалось, как и тротуаров. Я брел по улице буквально ощупью, высоко поднимая ноги и ощупывая каждый раз место, на которое ставил ногу».

В наше время Челябинск — большой промышленный город. Только на благоустройство его затрачивается ежегодно не один миллион рублей. Все знают Челябинский тракторный завод. Тракторы, построенные в Челябинске, можно увидеть на полях колхозов и совхозов и на многих стройках...

Но вот кто-то достает папки с надписью: «Калинин», «Кемерово», «Воронеж», «Тула», а также план города, еще даже не имеющего названия: на месте, где он будет заложен, сейчас лес или степь. Архитектор еще не закончил своей работы над проектом.

Какой, однако, властью обладает проектировщик городов!

Он только что нанес своим тонко отточенным карандашом контуры жилого района, разместил жилые дома, здание школы, детского сада, ясли. Затем вдруг отбросил карандаш и откинулся назад, словно раздосадованный чем-то...

Какая все же разрушительная сила в его резинке! Нет уж и следа от только что возведенного района — все стерто! Но через некоторое время он снова возникнет на листе бумаги. Только теперь для школы архитектор отведет такое место, чтобы больше было солнца в ее классах и соседние здания не затеняли окон. Все должно быть близко от дома, где живет человек. Детям не надо будет перебегать дорогу, чтобы попасть в школу, а

детсад тут же, рядом. И магазин неподалеку. Архитектор разместил свой крошечный квартал-городок подальше от беспокойного шума широкой магистрали. А неподалеку он расположил другой жилой четырехугольник, со своей школой, детсадом, магазином, аптекой, всем, что необходимо жителям.

Как же родился этот новый город, пока, правда, только на листе чертежа?

Новый город нельзя, конечно, было просто придумать, а затем взять да и выбрать для него какую-нибудь местность поживописней в любой части страны.

Решение о закладке нового города рождается, когда в этом есть необходимость. Должна строиться гидроэлектростанция, питающая своей энергией новые заводы, — создается промышленный центр. И проектировщик получает задание составить проект нового города. Новый город воздвигается раньше, чем гидроэлектростанция или заводы.

Забота о людях — главное в нашей стране.

Геологи открыли залежи угля, железной руды, нефти. Создаются шахты, рудники, промыслы, возводятся города й поселки для шахтеров, нефтяников, металлургов.

Так был рожден новый город Братск, который, подобно Комсомольску-на-Амуре, строит молодежь. Так было положено начало городу Нефтеморску, стоящему посреди Каспийского моря, близ Баку, на знаменитых Нефтяных камнях. Его жители берут нефть из-под морского дна и живут в городе на стальных

сваях с улицами-эстакадами. Но и в этом городе-острове есть все, что необходимо людям: удобные дома, библиотеки, клуб.

А бывает, обнаружится целебный источник в горах, и надо построить возле него город-курорт, народную здравницу, чтобы сюда могли приезжать отдыхать и лечиться люди издалека.

Конечно, создание проекта города не под силу одному или даже целой бригаде самых опытных архитекторов. Вот почему в любом институте проектирования городов можно встретить людей самых различных специальностей.

Экономист должен изучить нужды будущего города, заранее узнать, сколько потребуется его жителям хлеба и электроэнергии, воды и угля. Сколько надо построить жилых домов, детских садов и яслей. Какая территория потребуется городу.

Современный город нельзя проектировать и без участия инженеров. Над проектом нового города работает обычно много инженеров, к тому же самых разных специальностей: энергетики, транспортники, теплотехники.

Инженеры-проектировщики обязаны составить проект благоустройства территории, отведенной для строительства города. Дать совет строителям, каким способом осушить болота и как, к примеру, обезопасить будущий город от разлива реки или от ветров-ураганов. А когда надо будет составить проект озеленения нового города, архитектору помогут инженеры зеленого строительства. Есть у нас теперь и такая специальность.

Ведь и озеленение городов проводится совершенно новым методом, с помощью различных механизмов.

Нельзя будет обойтись без совета санитарных врачей.

Врач ознакомится с проектом жилых домов для нового города или поселка. Он проверит, светло ли, тепло ли будет в этих домах. Он должен проследить за тем, чтобы между жилыми домами и предприятиями города было достаточное расстояние и чтобы ветер не относил дым из заводских труб к домам. Врач вместе с проектировщиками решит, куда промышленные предприятия должны спускать грязные сточные воды. Он сам не раз проверит качество питьевой воды.

Далеко за чертой города, в месте, указанном врачом, будут устроены станции по обезвреживанию городских нечистот. Их затем используют для удобрения полей.

Как же лучше всего распределить отведенную под город территорию?

Вот где надо много раз отмерить, прежде чем отрезать для тех или иных нужд какой-нибудь участок земли. Слишком дорого обошлась бы новому городу любая ошибка проектировщика: ведь от этой ошибки испытывали бы всяческие неудобства десятки, а то и сотни тысяч жителей города.

Свою работу творцы городов делают сообща, и они, бывает, спорят между собой, обсуждая проект города.

Вот большой чертеж будущего города уже лежит на столе, делая комнату еще более тесной. Автор проекта нового города — невысокий человек со светлой бородкой клинышком и синими с хитрецой глазами — то и дело покусывает пшеничного цвета ус да обдергивает, по старой привычке, пиджак, словно гимнастерку.

Он явно волнуется.

Кажется, все предусмотрено в его проекте. Он хорошо знает район строительства. Ему известна здесь каждая складка местности, каждый бугорок. Он изучил климат этих мест. Здесь лето жаркое, знойное, и он решил защитить новый город кольцом зелени, а в скверах устроить фонтаны. Проектировщик отвел возвышенные места для самых красивых городских зданий — Дома Советов, театра, городского Дома пионеров. Они будут видны издалека.

Просмотрена не раз каждая черточка проекта. И все же архитектору приходится отбивать одну атаку за другой, а иной раз и отступать, признавая правильными доводы своих друзей и помощников.

— Склоны, которые вы предполагаете засадить деревьями, выглядят приятно. Ничего не скажешь. Но вот вопрос, как вы будете поливать эти деревья, — замечает инженер зеленого строительства.

А инженер-транспортник утверждает, что проектировщик сузил магистраль, ведущую к вокзалу. Он заявил автору проекта:

— Вы неправильно использовали цифры, которые я предоставил в ваше распоряжение.

Инженер точно подсчитал, сколько людей будет ежедневно приезжать в этот город по железной дороге, воде и воздуху и сколько примерно уезжать отсюда в тот же день.

Да, вокзальную магистраль придется основательно расширить.

Вместе с инженером-транспортником автор проекта определил, по каким улицам пустить трамваи, где проложить линию троллейбуса, даже место для посадки вертолетов — городской вертодром — будет обозначено заранее. Воздушные такси станут привычным видом транспорта, когда город вырастет.

После выступления санитарного врача выяснилось, что жилые кварталы нового города все еще недостаточно защищены от заводского дыма: ведь заводы строятся неподалеку.

Товарищи архитектора по работе как бы чувствовали себя жителями нового города, мысленно прохаживались по его кварталам, бульварам и паркам, даже заглядывали в дома. Они говорили, действовали, спорили от имени будущих жителей города, защищали их интересы.

И архитектор снова возвращается к своим чертежам, чтобы учесть советы друзей и сделать необходимые поправки...

Особенно сложен труд проектировщика, занятого реконструкцией города, который существует уже много столетий. Ты это знаешь из рассказа о том, как была реконструирована Москва.

Обычно проектировщик изучает каждую улицу, каждый переулок того города, над переделкой которого работает, подолгу просиживает в архивах, разыскивая старые городские планы, пожелтевшие от времени фотографии, чтобы представить себе этот город таким, каким он был когда-то.

Надо увидеть, каким станет этот город в будущем.

Но много должен знать и создатель проекта нового города. Он обязан учесть, какое количество осадков в виде дождя или снега выпадает здесь. До какого градуса доходят морозы или жара в обычный год. И даже капризы климата этих мест следует взять на заметку.

Если, скажем, в этой местности хотя бы однажды был зарегистрирован ураган небывалой силы, наводнение или же снегопад, такой, что остановил движение на дорогах, проектировщик не имеет права пройти мимо этих фактов. Ведь города строятся не на годы, а на века. Ураган, наводнение, снегопад могут повториться. Многое можно сделать для того, чтобы жители города не пострадали от стихии.

Проектировщик изучит весенние разливы рек, узнает, какой у здешней реки характер и, если нужно, защитит город высоким валом-дамбой, — построит такие мосты, которые могли бы служить и во время самых сильных разливов.

Едва строители нового, еще не существующего города успеют разбить палатки и сварить первый обед на костре, как на строительную площадку обязательно приедет автор проекта нового города, чтобы наблюдать за стройкой.

На чертеже он уже проложил широкий проспект, разбил стадион па высоком берегу реки, отвел место для парка. А теперь сам станет свидетелем того, как рождается город, который он проектировал.

Проектировщики городов в старину могли завидовать товарищам, работающим над проектом какого-нибудь отдельного

здания: те всегда надеялись увидеть дом, который ими проектируется. Отстроится здание — архитектор взойдет на балкон, еще недавно тщательно вычерченный им на листе бумаги, а затем обязательно обойдет все комнаты, чтобы узнать, хорошо ли, удобно ли будет там людям.

Вот и его проект осуществился. Дом скоро заселят, на окнах появятся занавески. Во дворе дома станут играть дети. Приятно это знать человеку, который создал проект дома.

А города в прежние времена росли медленно. Бесконечными были тяжбы с владельцами земли, не хотевшими уступать ее городу или требовавшими за эту землю непомерно много. Все вокруг оставалось таким, каким было много-много лет назад, при отцах и дедах. И в старину у нас было немало талантливых архитекторов, которые создавали замечательные планы перестройки старых русских городов. Но большинство этих планов так и остались до конца неосуществленными.

Проектировщик городов в прошлом не мог надеяться увидеть дело рук своих. А наши новые, советские города вырастают с невиданной быстротой: в течение трех — пяти лет.

И мы с вами не только сможем проследить удивительную историю рождения нового города, но и вместе с автором проекта побродим по его улицам, когда он будет построен.

Но сначала познакомимся с неутомимыми помощниками проектировщиков — разведчиками новых городов: топографами, геологами, гидрологами.

ОНИ ПРИХОДЯТ ПЕРВЫМИ

Попадет кто-нибудь впервые в жизни в сибирскую тайгу или в пески Кара-Кумы, оглянется вокруг и скажет торжественно:

«В этих местах еще никогда не ступала нога человека».

Так говорят и пишут о земле, которая кажется дикой, необжитой.

Но верно ли это? В самом ли деле вот эта самая земля не знает никаких следов, кроме звериных, и человек хотя бы с борта самолета не глядел на нее с интересом?

Топографы — составители карт безусловно здесь однажды уже побывали.

Приезжают строители в места, где нет пока ни одного селения, вынимают карту и начинают осматривать местность.

Вот тот самый квадрат карты, где обозначены холм, река, лес. Все точно. Карта не подвела. Хорошо поработали топографы!

«Топограф» — слово греческое. Оно означает по-русски «описатель местности». Топографы внимательно и точно с помощью специальных инструментов наносят на свои планы все, что находится в районе их работы: овраги, холмы, озера, реки.

А пройдет немного времени, и строители приедут в этот район и станут искать вышки, установленные топографической партией.

Никто не имеет права разрушить вышку, поставленную топографами.

Когда начинается строительство даже самого небольшого здания, проектировщики всегда указывают, на каком расстоянии от вышки или другого знака его будут возводить. Он является для них точным ориентиром.

Сетью таких вышек, тысячами топографических знаков покрыта вся наша страна. Скоро не останется ни одного уголка на советской земле, где бы не побывал смелый землепроходец-топограф и не обозначил бы эту местность на карте, не оставил бы там топографический знак — след своей работы.

И, уж конечно, топографа можно назвать одним из первых жителей тех мест, где строится новый город. Где-то здесь стояла его походная палатка и горел разведенный им костер.

Трудятся топографы в зной и в стужу. Защита их во время работы от палящего солнца или проливного дождя — огромный брезентовый зонт, который они втыкают прямо в землю.

Топографам приходится много ходить. Иные из них проходят пешком сотни и даже тысячи километров.

Когда на месте, где велись первые топографические съемки, появляются строители, топографы обычно уже уходят далеко.

А если встреча с топографом все же состоится, строители могут услышать от него много любопытного.

Оказывается, топограф видел лису на том самом месте, где сейчас строится школа, а вон у того векового дуба, что стоит посередине поселка, подстрелил тетерева.

Но топографы обычно народ молчаливый, не склонный к рассказам. Быть может, потому, что им по многу месяцев приходится жить в местах, где с человеком и не встретишься.

Поговорит немного топограф со строителями, выкурит трубочку, поправит мешок за плечами и снова зашагает мимо написанного кем-то от руки объявления:

«В районе строительства охота запрещена».

Здесь уже место стало обжитое. А дело топографа — идти туда, где до него, быть может, и в самом деле не ступала нога человека.

Пройдет некоторое время. План местности, снятый топографами, обязательно попадет в мастерские одного из институтов проектирования городов.

И много часов проведут над этим планом проектировщики, внимательно изучая местность, где будет заложен город.

Но им придется познакомиться и с материалами геологов, изучающих землю и ее недра, гидрогеологов — искателей воды, гидрологов — знатоков рек, климатологов, которые хорошо изучили климат и все капризы природы в районе новой стройки по крайней мере за последние сто лет.

Только теперь архитектор может наконец расстелить на столе план местности, покрыть его затем листом прозрачной кальки так, чтобы был виден каждый овражек, каждый бугорок, и начать набрасывать очертания первых жилых кварталов города.

ЧТО СООБЩИЛИ ГЕОЛОГИ

Как ни подробно составлен топографами план местности, он, конечно, не может ответить на все вопросы, интересующие проектировщика.

Каков там грунт? Что это: камень, песок, глина? Есть ли, наконец, на месте материалы, необходимые для строительства?

С нетерпением раскрывают проектировщики папку геологической экспедиции, читают донесения геологов. Иногда там приводятся сведения, добытые еще много-много лет назад дедами и прадедами наших разведчиков недр.

Для геолога, как, впрочем, и для его товарищей — гидрологов, гидрогеологов и климатологов, — все начинается с изучения работы своих предшественников.

Прежде чем отправиться на место разведки, геолог производит поиски в архивах, просматривает отчеты давно забытых экспедиций, надолго усаживается за библиотечный стол. И здесь, за столом, он порой делает удивительные открытия. В тихих библиотечных комнатах как бы идет перекличка многих поколений исследователей земли.

Ведь геологические изменения происходят очень медленно. Сообщения какого-нибудь геолога, побывавшего пятьдесят или даже сто лет назад в местах, где сейчас должен возводиться поселок или город, не могут не заинтересовать нашего современника.

И советский геолог отправится в путь, вооруженный знанием всего того, что разведали до него геологи прошлых лет.

В давно уже изучаемой книге Земли ему придется, быть может, прочитать лишь немногие, еще не разгаданные строки. Но строительство города нельзя начинать до тех пор, пока и эти строки не будут прочитаны.

На месте строительства геологи возьмут пробы грунта. Им придется доставить эти пробы в ближайшую геологическую лабораторию. Там испытают грунт под сильным давлением, узнают, сможет ли он выдержать тяжесть зданий, которые будут здесь возведены, не поползет, не осядет ли. Работники лаборатории произведут анализ не одного десятка таких проб. И, когда секреты грунта будут раскрыты, геологи сумеют сообщить проектировщикам многое.

А вопросов накопилось немало. Они хотят знать, нет ли поблизости от будущих строительных площадок подземных пустот. Подземные пещеры представляют большую опасность для будущего города. Здания, построенные над ними, могут осесть, дать трещины. Так и случилось в одном из небольших уральских городков, где геологическая разведка вовремя не обнаружила несколько подобных пещер.

Проектировщикам надо знать, на какой глубине протекают подземные грунтовые воды. Ведь они обладают огромной разрушительной силой.

Если в районе стройки будут обнаружены оползни, геологи укажут их границы, чтобы своевременно укрепить склоны подпорными стенками, прорыть канавы для стока воды, посадить деревья и кустарники: растения своими корнями приостановят оползни, крепко свяжут почву.

А вдруг на территории, где должно развернуться строительство, геологи найдут угольный пласт? Или из скважины, которую они пробурили, неожиданно забьет фонтаном нефть. Что ж, проектировщику просто придется отодвинуть в своем проекте жилые кварталы подальше от месторождений угля и нефти.

Геологи ведут работу не только по разведке новых городов. И в старых городах для них немало дел. Они изучают грунт на строительных площадках, где возводятся новые здания или сооружаются мосты.

Геологи обращаются не только к материалам старых экспедиций, как бы советуясь со своими предшественниками, но и ведут постоянную дружбу с теми, кто придет к ним на смену: с юными геологами, членами школьных геологических кружков.

Известно, что школьники любят собирать камешки. У иных такими камешками набиты все карманы. Если к страсти коллекционировать камни прибавить еще знания, можно оказать строителям будущих городов прямо-таки неоценимые услуги.

Нашел камешек — узнай, что он представляет собой, посоветуйся с учителем, загляни в определитель минералов. Быть может, и ты сделаешь полезное открытие.

Вот перед тобой чуть матовая пластинка, окрашенная в красноватые тона. Знаешь ли ты, что это кровельный сланец? В английском городе Стратфорде есть здание, сланцевая кровля которого пережила не один десяток поколений жителей города. Она существует уже тысячу двести лет и до сих пор находится в отличном состоянии.

У нас есть немало залежей кровельного сланца на Кавказе, Украине, на Южном Урале, на Алтае.

А краски, замечательные минеральные краски, которые, как только их обнаружишь, можно пускать немедленно в дело! Они иной раз лежат прямо под ногами.

Юные геологи, отправившиеся на поиски полезных ископаемых, находят иногда целые гнезда охры. Это превосходная минеральная краска, которой пользуются маляры. Найдя охру, геологи обычно растирают кусочек ее между пальцами в порошок. Если охра мелкая, словно мука тонкого помола, то ее можно использовать и без предварительной переработки.

Большую помощь окажут геологам минералогические школьные коллекции, собранные в районе будущей стройки. Здесь геолог легко обнаружит образцы известняка, гранита, мрамора. Тогда останется лишь поблагодарить юных друзей да выяснить «адрес» школьных находок, размеры запасов этих ценных строительных материалов.

Много полезного приносит геологам дружба с местными старожилами, знатоками родного края. Иногда это учитель, иногда охотник, иногда любитель-геолог из местных колхозников. Им принадлежат открытия многих залежей полезных ископаемых.

Печорские угли обнаружил охотник Попов, алданскую слюду — местный житель якут Захаров, а другие богатые жилы слюды в Иркутской области — колхозник Корин.

Сколько еще у нас неоткрытых богатств!

Материалы топографической экспедиции, пожалуй, можно перевезти на одной лошади. Много ли весят планы и карты, снятые топографами! Для перевозки же материалов геологической экспедиции иной раз требуется несколько грузовых автомобилей. Геологам надо будет обязательно захватить с собой пробы грунтов, образцы песка, известняка, мела, туфа, мергеля, из которого изготовляют цемент, а это уже не легкий багаж.

Случается, что сообщения геологов бывают малоутешительными: «грунт слабый», «в районе строительства обнаружено несколько подземных пустот и пески-плывуны, насыщенные водой». Но проектировщики будут благодарны им и за такое сообщение.

«Это настоящие советские геологи, скажут они об участниках экспедиции. — Все разведали, что требовалось».

Может быть, теперь, когда пришли такие вести, следует отказаться от строительства нового города, в котором должны жить рабочие рудников, шахт, заводов?

Конечно, нет!

Однако проектировщикам надо знать обо всех опасностях и трудностях, чтобы суметь преодолеть их.

Инженеры института проектирования городов разработают самый подробный план борьбы с этими трудностями. Они составят проект строительства каналов, чтобы с их помощью снизить уровень грунтовых вод или осушить болота. Будут точно изучены границы опасных подземных пустот. Если территория, отведенная под стройку, во время разлива затопляется, инженеры решат подсыпать в опасных местах слой земли, создать там искусственный грунт, а быть может, возвести вал — водозащитную дамбу.

Новый город будет построен.

ИСКАТЕЛИ ВОДЫ

А откуда добыть воду для нового города? Ведь без воды нет жизни. Вода, хорошая, чистая, нужна человеку для питья и приготовления пищи. Если не будет хватать воды, не расти деревьям в парках и на бульварах, не будет в городе прохлады в знойный, жаркий день.

Вода нужна заводам. И вовсе не удивительно, что Магнитогорский металлургический кэмбипат требует в сутки больше воды, чем выпивает за то же время весь город металлургов Магнитогорск с его миллионом жителей.

Археологи нашли в безводных пустынях Средней Азии остатки когда-то богатых поселений, засыпанных песком. Смерть этих городов наступила, конечно, еще до того, как песок засыпал их. Люди оставили жилища, как только пересохли реки и окончательно иссякли источники воды.

Человек всегда стремился построить свое жилье на берегу реки или возле пресного источника. И не случайно названия многих селений в пустынных районах и сейчас начинаются со слова «колодец». Так, например, существует в Туркмении оживленное селение с необычным для жителей других советских республик названием: «Колодец Ербент». Целые городки выросли близ таких колодцев с пресной водой.

Иногда воды близ города оказывается много, но она горькая, соленая на вкус и совсем не годится для питья. Не годится для этой цели и морская вода.

Моряки, уходящие в дальнее плавание, берут с собой запас пресной воды. Морскую воду можно, конечно, опреснить — выпарить из нее соль, но она все же останется неприятной на вкус. Да и производство ее обходится дорого.

Город Красноводск стоит на берегу моря, а пресная вода долгое время доставлялась сюда в водоналивных баржах или по железной дороге в цистернах.

Жители далеких поселков Крайнего Севера и сейчас иногда растапливают снег и пьют талую воду, прибавляя в нее немного сока клюквы или морошки. На лето они для этой цели запасают лед.

А в далеком прошлом бывали случаи, когда воду добывали из... камней. Каменные источники существовали в горных районах Крыма. Камень там пористый; он вбирает в себя влагу из воздуха, а затем отдает ее. Жители этих районов сооружали в горах особые стоки. Вода из камней шла по такому искусственному руслу в небольшие бассейны. Отсюда и брали «каменную» воду.

Города обычно и сейчас строят возле рек или неподалеку от пресноводных озер. Если же нет поблизости открытого источника, воду для города ищут под землей. Она содержится в порах и трещинах горных пород. А иногда в глубине земли текут целые реки.

Жители Магнитогорска получают отличную питьевую воду из огромного подземного источника. Эта вода абсолютно чиста: ведь земная толща отлично предохраняет воду от грязи и пыли и, кроме того, очищает ее, пропуская через пески, как через фильтр.

Вода подземных ключей всегда славится своим вкусом. Бывает, что подземные воды оказываются целебными, потому что содержат в себе полезные для человека минеральные соли, которые растворились в ней.

В народе пользуются большим уважением люди, умеющие находить источники воды.

По немногим, только лишь им известным признакам — по цвету травы, по тому, какова растительность в этой местности, — они и определяют, где следует рыть колодец.

Бывало, такой искатель воды вооружался длинным ивовым прутиком, особенно чувствительным к влаге. Наклонится ивовый прутик, словно удочка, когда рыба хватает наживку, значит, где-то поблизости течет вода, можно браться за лопату.

В деревнях Центральной России, в том месте, где должны были рыть колодец, крестьяне в былые времена обычно ставили на ночь перевернутый вверх дном горшок с овечьей шерстью. Если шерсть оказывалась влажной — значит, в земле много влаги, вода близко.

В наши дни, чтобы найти воду для нового города, не станут обращаться к помощи ивового прутика или к горшку с овечьей шерстью.

Когда современные искатели воды — гидрогеологи — выезжают на место разведки, в их распоряжении находятся самые подробные карты. Там указано, где и на какой глубине пролегают водоносные слои породы. Но иногда такие карты приходится составлять самим гидрогеологам.

Гидрогеолог для этой цели отправляется к ближайшей от района строительства реке. Вот он внимательно обследует откос и легко обнаруживает мокрины — огромные сырые пятна. Это один из признаков того, что подземные воды подошли к реке. Наверное, где-то в глубине бьет питающий реку подземный ключ.

Но откуда берет начало этот невидимый поток? Где протекает он?

Неутомимый искатель воды отправляется в противоположную сторону и отыскивает там другие источники воды. Постепенно перед ним вырисовываются границы подземного водного бассейна. Он наносит его на карту и делает первые подсчеты запасов воды.

Это, конечно, не единственный способ, с помощью которого гидрогеологи обнаруживают воду, разыскивают в земной толще водоносные пласты.

Приходит пора приниматься за работу буровым мастерам. Они уже пробурили первую разведывательную скважину. В ней обнаружена вода!

Однако что это за вода, годится ли она для питья?

Полевая лаборатория у гидрогеолога всегда под рукой. Она разместилась в небольшом ящичке, похожем на футляр от патефона. Сейчас и будет проверено качество воды. Ведь она может быть вредной для здоровья, даже ядовитой. Лаборатория даст на это ответ очень быстро.

Участники экспедиции собираются у скважины и по очереди пробуют воду на вкус. Гидрогеологи — тонкие ценители воды, и им она кажется вкусной.

Теперь остается точно определить водные запасы.

Новому городу нужен будет такой источник водоснабжения, чтобы его хватило для удовлетворения всех нужд, чтобы кладовая воды, открытая гидрогеологами, беспрерывно пополнялась из подземных источников.

Однако бывает, что искателей воды подстерегают неудачи.

Вот история, рассказанная старым гидрогеологом Леонидом Петровичем Нелюбовым.

Весной 1934 года Л. П. Нелюбов получил приказ возглавить экспедицию, которая должна была немедленно выехать в один из наших новых полярных городов.

Город рос необычайно бурно. Население его увеличивалось с каждым днем. Строились жилища, школы, ясли, бани, больницы, И вскоре воды здесь стало не хватать.

Все лето партия гидрогеологов провела в поисках: надо было пайти источник воды недалеко от города.

Какая же была радость, когда наконец удалось обнаружить такой источник! Вода в нем оказалась на редкость чистой и вкусной. Изыскатели устроили по этому поводу настоящий пир. Они сварили уху, изжарили куропатку. А источник, по праву первооткрывателей, назвали «Надежным».

Но вот прошло немного времени, наступила зима, и вода в «Надежном» вдруг начала убывать. Видно, запасы в нем были невелики.

Надо было снова отправляться на разведку. Новый мощный источник был отыскан у самого города. Исследователи вели за ним долгое наблюдение. С помощью этого действительно надежного источника полярный город и был избавлен от угрозы водного голода.

Однажды советские гидрогеологи получили важное задание: пайти воду в одном из районов пустыни Кара-Кумы. Нечего и говорить, что задание было нелегким. Колодцы здесь редкость, они все наперечет. Источники подземных вод надо было искать в пластах, расположенных глубоко под песками.

Для работников гидрогеологической экспедиции был построен в пустыне городок Бела-Ишем. Отсюда они и выходили на разведку изо дня в день, притом дней этих прошло немало. Узнали они, какими бывают и зима и лето в пустыне. Песчаные бури буквально сбивали людей с ног.

Когда одному из работников экспедиции — гидрогеологу Ко-робейникову — пришлось пробираться от колодца Арта-Кую до колодца Ак-Кую, расстояние в семнадцать километров он смог пройти только за четверо суток.

Вначале гидрогеологи настилали в песках деревянные дороги из саксаула и шагали по ним метр за метром вперед.

Но вот искателям воды прислали автомобили-вездеходы, которым пески не страшны. От городка гидрогеологов протянулась авиалиния до столицы Туркмении — Ашхабада. Самолеты стали летать сюда трижды в день, доставляя все необходимое. На место прибыли мощные бурильные станки. Были установлены насосы, которые поднимали воду с больших глубин.

И вскоре на карту пустыни Кара-Кумы можно было нанести десятки новых источников. Пустыня оказалась не так бедна водой, как думали прежде.

Когда новый город строят у полноводной реки, ее изучают гидрологи — знатоки рек.

Они-то и расскажут проектировщикам о характере реки. Река широко разливается в половодье, но не пересыхает ли она в знойные летние дни?

Инженеры-проектировщики, посоветовавшись с гидрологами, составят проект строительства водопровода в новом городе.

Участок реки, где будет стоять водопроводная станция, объявят запретным. Здесь будет запрещено купаться, удить рыбу, разводить костры.

Стакан воды! Не все знают, что производство водопроводной воды трудное, требующее больших знаний дело.

Мощные насосы подают воду из реки в цех очистки водопроводной станции. Здесь вода получает первую порцию сернокислого глинозема. А он имеет свойство притягивать к себе содержащиеся в воде посторонние примеси, очищать от них воду. После этого вода некоторое время еще отстаивается в особых камерах. Твердые частицы, которые еще остались в ней — камешки, песчинки, частицы ила, — постепенно оседают на дно. Воду не раз пропускают через различные очистительные устройства — фильтры. После этого ее хлорируют, то есть с помощью хлора убивают в ней всякие болезнетворные бактерии.

Вода теперь чиста, прозрачна и, главное, совершенно безвредна. А сколько болезней приносила человеку неочищенная питьевая вода — причина многих эпидемий!

Наконец мощные насосы поднимают очищенную воду по широкому многокилометровому водоводу на самую высокую точку города, где установлены резервуары для воды. Отсюда вода самотеком пойдет в городскую водопроводную сеть.

Водопроводная станция — настоящая фабрика. Ее цехи занимают площадь в несколько гектаров. Лаборатория станции

контролирует качество «продукции» этой фабрики — по нескольку раз в день делает анализы воды, ставит воде, как ученику, отмгетку, и притом переходной балл здесь только «5».

Вот какой путь совершает вода к крану на кухне, к душу в ванной комнате, к бассейну для плавания!

„РОЗА ВЕТРОВ"

Мы уже знаем, что проектировщики городов — люди необычайно любознательные. Едва успели удовлетворить их любопытство геологи, как на долгие часы затянулась беседа с гидрологами.

Всем известно, что вода может быть не только другом человека, но и его врагом.

История знает наводнения, которые дорого обошлись человечеству: принесли огромные убытки, уничтожили то, что создавалось веками.

Реки, выходя из берегов, заливают поля и губят посевы, целые селения смывают, словно щепки, а иногда затопляют большие и многолюдные города.

Ежегодно сотни тысяч американцев терпят бедствия от разлива рек Миссури и Миссисипи. В 1951 году река Миссури затопила пятьдесят городов, множество сел и ферм. Свыше ста тысяч человек осталось без жилищ.

В том же году в Италии разлилась река По. Были затоплены десятки городов и деревень, остались без крова и пищи сотни тысяч людей.

Район наводнения представлял собой страшную картину. Спасаясь от воды, люди взбирались на крыши своих домиков, но иной ветхий домишко не выдерживал напора, и его смывало вместе с людьми.

Среди жителей этих мест было много сочувствующих коммунистам, и священники в своих проповедях утверждали, что сам бог наказал их за любовь к Советскому Союзу. Первыми помогли пострадавшим от наводнения советские люди. Из СССР в Италию пришел теплоход с одеждой и продовольствием.

Несколько лет спустя жертвами сильного наводнения стали многие города и селения Англии, Голландии, Бельгии. Шторм небывалой силы разыгрался в Северном море. Воды его прорвали дамбы и плотины и залили огромную территорию.

Наводнение застало всех врасплох, хотя ученые давно предупреждали о возможности такого стихийного бедствия. Они предлагали укрепить пришедшие в негодность дамбы и плотины. Однако у правительств этих государств, которые тратят немалые средства на вооружение, для строительства плотин и дамб денег

не оказалось. А ведь можно было спасти людей и их .имущество от гибели, если бы своевременно позаботились об этом.

В проекте нового советского города предусмотрят все, чтобы река во время половодья не наделала городу вреда.

Места, которым угрожает опасность, будут обнесены высоким земляным валом. Соорудят искусственное озеро — водохранилище для сбора паводковых вод.

О том, каков климат в районе строительства будущего города, подробно доложат проектировщикам климатологи.

Климат должен быть изучен самым тщательным образом. Проектировщики узнают, какая бывает температура в районе строительства в различные времена года. Они должны знать, когда здесь выпадает первый снег и в какие месяцы происходит бурное снеготаяние. Климатологи расскажут проектировщикам, много ли выпадает здесь снега, укажут, часто ли бывают дожди и снегопады.

Климатологи не удивятся, если вопросов будет много, и не посчитают их праздными.

Велика наша родина, и климат в разных краях ее различен. Коротко лето в Якутске. Большую часть года здесь зима: школьники Якутии не прячут надолго свои лыжи, А в новом городе нефтяников — Небит-Даге, в Туркмении, — ребята не видят снега. Когда однажды в кино им показали метель и они удивились этому, словно чуду.

Киргизский поселок Рыбачье стоит в длинном и узком ущелье, как бы на сквозняке. Ветер то и дело разгоняет тучи, и в Рыбачьем никогда не бывает дождей. А в Батуми (в Аджарии) косые тропические ливни так сильны, что даже стены домов приходится иногда покрывать кровельным железом.

Если новый город воздвигают там, где часто льют дожди, инженеры построят особую ливневую канализацию. Потоки ливня станут стекать через решетки в водостоки, а затем в реку. У входа в некоторые дома здесь можно увидеть особую «дождевую ступеньку» — это для того, чтобы потоки дождевой воды не проникли в здание.

«Какое здесь главное направление ветра?» — спросят проектировщики климатологов.

И климатологи достанут небольшой чертеж с удивительным названием: «Роза ветров». Они и покажут проектировщикам, в каком направлении дуют в этой местности ветры. Посмотришь на такой чертеж — и сразу скажешь, какие из ветров доставляют больше всего беспокойства жителям. Ведь и ветер может принести немало бедствий. Суховей, дующий из жарких пустынь, отнимает влагу у земли, губит поля и сады, несет раскаленный песок.

Но и ветер можно смирить, сделать его неопасным: только надо создать на пути ветра мощный зеленый заслон, посадить лесные полосы. Ветер ударится об этот заслон и потеряет свою силу.

Там, где дуют сильные ветры, проектировщики предложат построить дома с более прочными стенами. Они сделают так, чтобы улицы нового города не открывали дорогу ветру. Вокруг городов посадят сады и пригородные рощи. А заводы и фабрики расположат таким образом, чтобы ветер не гнал дыма в сторону жилых кварталов.

Все необходимые для климатологов сведения представили работники метеорологической службы СССР.

Климатологи, изучив многолетние наблюдения метеорологов, составили подробное описание климата в районе будущего города и предсказали возможную погоду в этих местах зимой и летом не на день, не на месяц, а на многие, многие годы.

А метеорологические станции имеются у нас и на Крайнем Севере, и в горах Кавказа, и в пустынях Средней Азии — повсюду.

Работники этих станций — смелые, закаленные люди. В любую погоду выходят они к метеорологическим приборам, чтобы занести в журнал температуру воздуха, силу ветра, количество выпавших осадков.

Живут метеорологи на своих станциях, не имея иной раз никакой связи с Большой землей, кроме радио.

Бывает, испортилась дорога, занесло ее снегом, и метеорологам месяцами не доставляют продовольствия, писем, газет. Заболеет товарищ — и зимовщик один несет вахту да еще ухаживает за другом.

Все добытые сведения метеорологи ежедневно передают по радио в Москву. На основании этих сведений предсказывается погода и на день вперед и, как видите, на большой срок.

ЗЕЛЕНЫЕ ДРУЗЬЯ

Когда новый город построят, климат его все же станет несколько отличаться от климата окрестностей. И в предсказания климатологов придется внести известные поправки.

Это строители города изменили климат. Навстречу ветрам встали стены нового города, его сады и парки, а искусственные водохранилища сделали климат более влажным.

Людям не впервые вносить свои «поправки» в природу.

Однажды экспедиция Главной геофизической обсерватории выехала в район Каменной степи, Воронежской области. Здесь более полувека назад известным русским ученым В. В. Докучаевым были посажены первые в стране лесные полосы. Участники экспедиции должны были установить, изменился ли климат в этом районе. Они подняли в воздух привязные аэростаты с самозаписывающими приборами. Так была установлена температура верхних слоев, определены сила и направление ветра.

Эти данные сравнили с тем, что записано Докучаевым полвека назад, и пришли к единодушному мнению, что климат Каменной степи стал иным, отличным от климата окружающих мест.

Московские старожилы часто говорят, что зима и лето в Москве не те, что были в старину, словно город стал ближе к югу. Московское море, Химкинское, Учинское водохранилища, канал имени Москвы, а затем и молодое Можайское море оказали свое влияние на погоду в городе. Даже в разных районах Москвы существует свой, отличный от других районов микроклимат — малый климат, на который влияет и близость воды и количество зеленых насаждений в этой части столицы.

Сооружение Волго-Донского судоходного канала имени В. И. Ленина сказалось на климате окружающей местности. Вначале большие дожди здесь были в новинку. Погонит ветер тучи с Цимлянского моря к степным станицам, прольется там благодатный дождь, а никто и не думает прятаться от него в дома. Весело ребятам купаться в прохладных дождевых струях! Теперь здесь привыкли к дождям, и большим и малым. А если надо, то устраивают даже искусственный дождь, поливают поля. Воды для этого хватает.

Проектировщики городов постараются сделать так, чтобы людям, которые будут жить в новых городах, и дышалось легко.

На помощь человеку в его борьбе за чистый воздух придет зелень. Ведь растения в большом количестве поглощают вредную для человека углекислоту и выделяют необходимый людям кислород.

Известно, что человек выдыхает много углекислого газа« Углекислота накапливается и в жилых помещениях и на улицах города. Уличный воздух особенно засорен углекислым газом«

Его здесь содержится в сто раз больше, чем, например, в парках.

Зеленые растения — это санитары города. Они не только поглощают углекислый газ, но и собирают на поверхность своих листьев пыль, которую затем смывает дождь. Зелень многих растений к тому же оказывается целебной: она выделяет вещества, которые убивают вредных для человека бактерий. Мы должны быть особенно благодарны вечнозеленым хвойным деревьям, несущим свою службу по очистке воздуха зимой и летом.

У нас проводится большая работа по озеленению городов и сел. Руководят ею инженеры зеленого строительства.

Наши садоводы давно уже внесли свои поправки в старую карту распространения растений. Теперь многие деревья, которые можно было раньше видеть лишь на Дальнем Востоке или на Украине, мы встречаем на улицах, площадях и в парках Горького или Тагила.

В верховьях реки Индигирки затерялся небольшой таежный поселок Оймякон. Долгое время он считался самым холодным пунктом на земном шаре. Но и этот уголок земли — наш, советский, и в совхозах близ Оймякона выращиваются овощи — помидоры, огурцы, лук, — которых раньше никогда не видели местные жители.

Инженерам зеленого строительства из Института проектирования городов приходится подумать не только о деревьях для нового города, но иногда и о земле, на которой эти деревья будут расти.

Снова вернется проектировщик к материалам геологической экспедиции. Его заинтересует на этот раз верхний, растительный слой земли — почва этих мест. Не засолена ли она? Избыток минеральных солей может вредно отразиться на растениях. Быть может, здесь ничего и расти не будет. Ведь бывает, что плодородную землю для деревьев нового города приходится привозить издалека.

У нас теперь научились пересаживать многолетние деревья из лесов и рощ на улицы городов, в городские парки не только весной, но и зимой. Для этой цели в лесах подбирают деревья с особенно красивой кроной. Осторожно, стараясь не повредить корней, выкапывают такое дерево вместе с землей, которая его питала. Подъемным краном ставят дерево на грузовик и везут в город, на новое место.

Садовники ухаживают за пересаженными деревьями — подкармливают их удобрениями и поливают.

Тысячи взрослых деревьев были «переселены» из рощ и дубрав на улицы и проспекты Москвы, Ленинграда, Киева, Харькова и многих других городов Советской страны.

И новым городам, которые проектируются в нашем институте, не придется ждать, пока подрастут деревья на его бульварах и в парках.

В пояснительной записке к своему проекту проектировщик города пометит: «Кварталы озеленяются взрослыми деревьями».

Поднимутся дома, образуются кварталы, а внутри кварталов разобьют скверы, будут зеленеть тополя, липы.

Архитектор-проектировщик обязательно отведет место для город- Мере™ першу^фхиж. Н*, ис-ской оранжереи—совре- ^^ льестс. менный город не может жить без цветов.

На окраине Москвы есть небольшой совхоз Братцево. Его цветоводы известны всей стране. Даже в годы Великой Отечественной войны они не прекращали своей благородной, так нужной людям работы.

Фашистские летчики несколько раз сбрасывали на теплицы совхоза зажигательные бомбы. Однажды оранжереи загорелись. Комсомольцы во главе со своим тогдашним секретарем Таней Филипповой спасли растения от гибели: вынесли из огня розы, глицинии, пальмы, нежные мандариновые деревца в безопасное место.

А вскоре надо было спасать богатства совхоза уже не от огня, а от холода: стекла в оранжереях во время бомбежки были разбиты. Рабочие, старые и молодые, в ответ на призыв комсомольцев принесли из дому теплые одеяла и тщательно прикрыли разбитые рамы, чтобы в оранжереи не проник холод.

Растения по-прежнему зеленели и цвели.

Фронт был совсем близко от Братцева. Случалось, прямо к оранжереям подъезжал фронтовой грузовик, и садовник выносил бережно закутанные букеты цветов — подарок воинам.

У нового города, на стройке которого мы еще побываем, будут и бульвары, и скверы, и парки, и пригородные рощи.

Юные мичуринцы нового города возьмут на себя заботу о зеленых насаждениях. В новый город со всех концов страны придут пакетики с цветочными семенами — подарки юным мичуринцам нового города от пионеров других городов. Такие пакетики с семенами приходили в Жигулевск и Комсомольск-на-Волге, в города, выросшие близ строительства Куйбышевской гидроэлектростанции, и по сей день приходят на Ангару — в далекий Братск.

В этих новых городах уже растут цветы из семян, присланных пионерами Батуми и Сочи, Хабаровска и Новосибирска, Ленинграда и Москвы.

Тот, кто когда-то бывал в тех местах, где поднялся новый город, с изумлением пройдет теперь по его улицам, любуясь бульварами и садами. А вот архитектор, создавший проект этого города, ничуть не удивится: новый город построен точно по плану, над которым он еще недавно трудился.

ВОЗДУШНАЯ СЛУЖБА ГОРОДА

Кто же будет следить за воздушным океаном, что расстилается над любым городом или поселком, кто будет нести воздушную службу города?

Садовники позаботятся о том, чтобы миллионная армия «зеленых санитаров» снабжала людей живительным кислородом и очищала воздух от углекислоты.

Но не менее важную роль, как и при создании проекта нового города, будет играть санитарный врач, следящий за чистотой воздуха.

Врачам санитарной службы не приходится по первому звонку мчаться на аэродром, а затем лететь, куда прикажет путевка, чтобы оказать помощь тяжело заболевшему человеку. Нож хирурга « не его инструмент. Даже обычная слуховая трубка не числится на вооружении у представителей этой медицинской специальности. Что ему нож или трубка, когда его заботам поручены «легкие» всего города и он стоит на охране гигантских «дыхательных путей»!

Там, где операционное поле занимает сотни гектаров, обычные масштабы хирургической клиники, конечно, не применимы.

Персонал городского Санитарного отдела невелик: врач, инженер — специалист по газоочистке, химик, несколько лаборантов.

Вот карта города, помеченная желтыми кружочками. И все это места, где находятся контрольные приборы, установленные санитарным врачом города. Дважды в неделю, в один и тот же час, лаборант посетит эти точки и увезет в маленьком чемоданчике пробы воздуха.

Лаборатория быстро и точно даст ответ, каков сегодня воздух в разных районах города. Если будут обнаружены отклонения от нормы, в «подозрительный» микрорайон немедленно выедет автолетучка с красным крестом на борту. Задача — нащупать источник загрязнения воздуха, определить точные границы его вредного влияния и установить «диагноз». После этого начинаются «лечебные» процедуры — прямо скажем, малоприятные для тех, кому они предписываются. Роль рецепта здесь играет документ о наложении штрафа. А врачебная печать ставится порой не на листочке бумаги, а на... дверях цеха или даже предприятия, если работа его загрязняет воздух города.

Океан есть океан, воды его положено бороздить многим кораблям. И, конечно, санитарный врач не может один сражаться за чистый воздух нового города. Он нуждается в помощи сотен людей самых различных профессий.

Но все же с каждым днем растет и будет расти роль санитарных врачей — «часовых воздуха», бдительно вглядывающихся в каждый подозрительный дымок. В ушах врачей санитарной службы всегда будет звучать команда фронтовых лет:

«Внимание! Воздух!»

ЧУДЕСНЫЕ ТАБЛИЦЫ

Работа над проектом нового города подходила к концу. Автор проекта не только тщательно изучил материалы многочисленных экспедиций, но и сам, конечно, не раз выезжал на место будущего строительства и подолгу жил там.

Уже были выяснены запасы строительных материалов, найдена вода для жителей города, даже отобраны в соседних с этой областью лесах и рощах деревья, которые должны будут переселиться в город, расти на его улицах и в садах.

Был окончательно утвержден тип жилого здания, особенно удобного для здешних, залитых солнцем степных мест. В четырех- и пятиэтажных домах — отдельные квартиры с центральным отоплением, ваннами, газом. На улицах и во дворах домов— фонтаны и «плескательницы» — бассейны для малышей.

Но вот вопрос: какие общественные здания следует построить здесь?

В старину самыми красивыми домами в большом городе Российской империи были дворцы. Вот как объясняет старый энциклопедический словарь самое слово «дворец»:

«Дворцы — гражданские здания обширных размеров и художественного исполнения, назначаемые главным образом служить резиденцией владетельных особ и членов их семей, а также жилищем вельмож и богатых частных лиц».

Такими дворцами и гордился старый Петербург.

В Зимнем дворце жил царь со своей семьей. В списке петербургских дворцов, кроме Зимнего, Аничкова и других, принадлежавших царской фамилии, значились дворцы князей и графов Юсуповых, Строгановых, Шуваловых, Шереметевых.

А в Москве было немало купеческих особняков, которые по роскоши не уступали княжеским и графским дворцам. Они принадлежали фабрикантам и банкирам Морозовым, Рябушинским, Прохоровым.

После революции все эти дворцы и особняки стали собственностью народа.

Зимний дворец занимает теперь Государственный музей «Эрмитаж». В его залах выставлены для всеобщего обозрения лучшие образцы живописи и скульптуры, собранные со всего мира. Аничков дворец полностью отдан детворе: в нем находится Ленинградский Дворец пионеров — один из лучших в стране. В Москве на Ново-Басманной улице стоит великолепное здание, хозяином которого был некогда богатый золотопромышленник. Он проиграл однажды этот дом в карты другому богачу. Теперь в этом здании помещается Дом культуры детей железнодорожников.

Такова судьба некоторых старых дворцов и особняков.

И мы, в наши дни, возводим чудесные дворцы, но они принадлежат народу, строятся для народа. Это наши, советские

дворцы.

В Москве на Ленинских горах будет выситься Дворец Советов, в проектировании которого принимают участие лучшие зодчие нашей страны. Здесь же и городской Дворец пионеров со своим театральным залом и даже собственным зоопарком — это будет самый большой пионерский дворец страны.

В любом городе вы обязательно найдете Дом Советов, конечно, одно из самых красивых зданий города. В его большом, светлом зале собираются депутаты городского Совета трудящихся.

Будет наверняка в этом городе Дом культуры — лучший городской клуб, и свой Дом пионеров, где отдыхают школьники. Если город большой, будет там Дом инженера и техника, Дом учителя, Дом врача.

Когда проектируется новый город, заранее намечается, какие общественные здания надо здесь воздвигнуть.

Вот далеко не полный их перечень: Дом Советов, Дом культуры, театр, кинотеатры, библиотеки, столовые, магазины продовольственные, промтоварные, школы с интернатами, детские сады, ясли, больницы, бани, прачечные.

Не забыть бы внести в этот список ветеринарную лечебницу, да еще проставить цифры против некоторых названий. , В самом деле, какое количество школ, интернатов, детских садов, яслей, больниц, магазинов должно быть в новом городе? Какие мастерские здесь следует открыть? Как сделать, чтобы в новом городе было не больше и не меньше, чем нужно, пошивочных мастерских, бань, прачечных, бензиновых колонок для заправки автомобилей?

Проектировщику придется заглянуть в таблицы. Их составили экономисты, которые изучили опыт строительства многих советских городов и требования их жителей. В этих таблицах точно указано, сколько требуется школ или яслей, магазинов, мастерских иа каждую тысячу жителей города.

Проектировщик должен разместить все это так, чтобы люди не совершали утомительных поездок, чтобы поблизости от жилых домов были и школа, и детский сад, и магазин, и парикмахерская, — все, что нужно жителям города.

Надо, конечно, подумать и о городском транспорте.

У архитектора-проектировщика уже есть расчет пассажирских и грузовых потоков города. Его составил инженер-транспортник. Расчет показывает, сколько в среднем каждый житель города совершает поездок на работу, в клуб, в магазины, в театр, в парк, на стадион, в какие часы и по каким улицам будет особенно оживленным движение. И проектировщики теперь сумеют решить, какие части города следует соединить трамваем, а где пустить автобусы или троллейбусы.

Нужды жителя нового города должна обслуживать городская промышленность. День и ночь станут работать на него десятки коммунальных предприятий. Водопроводная станция и газовый завод, хлебный и молочный заводы не прекращают своей работы даже в большие праздники. Всегда нужны человеку и вода, и хлеб, и молоко, и газ, и электрический свет.

Должна быть у города и своя «фабрика холода» — городской холодильник, где хранятся запасы продовольствия. И, конечно, своя «фабрика тепла» — теплоэлектроцентраль, которая даст городу и его промышленным предприятиям электроэнергию, будет обогревать дома, снабжать горячей водой бани, прачечные и квартиры жилых зданий. Должны быть у города швейная и обувная фабрика и асфальтобетонные заводы.

Современному советскому городу не обойтись без гаражей для автобусов й грузового транспорта и гаража-гостиницы для владельцев собственных машин.

Территория для стройки всегда отводится с запасом. Подрастет город — ему не должно быть тесно в его границах. Близ городской черты проектировщики оставят свободные, незастроенные участки земли. Со временем здесь будут располагаться новые городские районы.

Не безразлично жителям города, что будет и за его чертой. В его окрестностях запретят рубить лес, пасти скот. И обязательно отведут место для санатория, дома отдыха, пионерского лагеря.

Но вот работа над проектом подходит к концу.

Теперь следует этот проект утвердить.

На одной из стен зала, где заседают депутаты областного Совета, повесят план нового города. У стола, за которым сидят депутаты, поставят макеты Дворца культуры, Дома Советов и небольшого жилого района — микрорайона, как называют его архитекторы. Маленькие копии будущих зданий сделаны так мастерски, что на них видны даже ящики с цветами у окон.

Дома просты, удобны и в то же время красивы. Каждая квартира рассчитана на одну семью. Вот дом-общежитие для молодежи. Здесь есть и клуб и читальня. Молодежь любит проводить время вместе. При доме кафе-столовая, ремонтная мастерская, прачечная. Дом для престарелых будет стоять в густом саду. Окна его широко открыты солнечному свету. Здесь будут и столовая и маленький огород для желающих покопаться в земле, А вот школа с интернатом для ребят.

Проектировщик города, который еще недавно задавал столько вопросов своим товарищам — геологам, гидрологам, климатологам, должен будет теперь сам обстоятельно отвечать на их вопросы.

И его спросят, где расположится Дом Советов, Дом культуры. Сколько квадратных метров зелени придется на каждого жителя города. Как встретит город разлив реки.

Перед архитектором будут ставить одну задачу за другой, словно перед командиром на военном учении. И он должен решать эти задачи быстро и безошибочно.

И ясно, что сейчас, когда город еще не сошел с чертежа, следует предусмотреть все до мелочей.

Впрочем, существуют ли «мелочи», когда речь идет о жизни целого города, об удобствах многих тысяч советских людей!

Автор проекта города подробно ответит на все вопросы. Он подойдет к плану с указкой в руках и совершит настоящее путешествие по городу, которого еще нет, но который будет.

Но, прежде чем отправиться на эту стройку, расскажем о том, как у нас «лечили» искалеченные войной города, поднимали их из развалин. План таких работ тоже рождался в мастерской проектировщиков городов. Вот как это делалось.

ДВАЖДЫ РОЖДЕННЫЕ

Тысяча семьсот десять разрушенных городов и поселков, семьдесят тысяч сел и деревень, от которых остались лишь пепелища. Только печи с высокими кирпичными трубами устояли в пламени пожарищ. Они-то и напоминали о том, что здесь когда-то было жилье.

Двадцать пять миллионов советских людей лишились в годы Великой Отечественной войны крова. Многие из них вынуждены были временно жить в землянках и шалашах.

Отступая, враг разрушал все.

Фашисты создавали специально обученные команды, солдаты которых подкладывали под здания мины, бомбы замедленного действия, поджигали дома.

Много веков стоял древний русский город Новгород. Он был превращен в руины в течение нескольких дней. Из двух тысяч трехсот сорока шести зданий уцелели стены только сорока.

Такая же судьба была у подмосковного города Вереи, разрушенного фашистами. Он словно вымер. Большую часть населения враги угнали на Запад.

Безлюдной была Верея, когда туда вошли наши войска. Уцелевшие каменные коробки зданий высились правильными рядами, образуя площади, улицы и переулки. Но на этих улицах нельзя было встретить прохожих, не видно было детей.

Прошло, однако, несколько часов, и в городе стали появляться жители, которым удалось скрыться от фашистов. Вышли из леса партизаны. В Верее сразу начались восстановительные работы. У дверей немногих уцелевших домов появились надписи: «Горсовет», «Райком партии», «Райком комсомола».

Через несколько дней в избе лесника на окраине города был открыт детский дом для детей, родители которых погибли. Вскоре колхозники соседних с Вереей деревень потеснились и освободили еще несколько изб для школы. Там начались занятия.

А все вокруг еще носило следы недавних сражений.

В старинном русском городе Орле фашисты взорвали каждый каменный дом. Но им казалось, что город еще жив. Отступая, фашисты заложили бомбу замедленного действия в центре города, на базарной площади. Бомба должна была взорваться через сутки, когда в городе уже начнется нормальная жизнь.

Но в Орел вошли наши саперы. Они обезвредили бомбу и спасли сотни мирных людей от верной гибели.

Волгоград — город-герой — был местом долгой, ожесточенной битвы. Защитники этого города соорудили на улицах восемьдесят пять тысяч огневых точек, сто двадцать пять тысяч окопов и укрытий, тысячи километров оборонительных рубежей.

Каждый дом города стал крепостью.

Война перенахала сотни городских улиц осколками снарядов и бомб. Здесь было разрушено даже то, что издавна находилось в земле — водостоки, водопровод, канализация. Но уже вскоре после того, как сдались в плен оставшиеся в живых девяносто тысяч фашистских солдат и офицеров, начались работы по восстановлению города.

В этот город приехала из Москвы группа архитекторов. Они остановились в небольшой гостинице, восстановленной руками коридорных, официантов, счетоводов из конторы.

Столов в комнатах не оказалось. Архитекторы раскладывали чертежи на полу и на коленях.

Когда они в первый раз отправились осматривать город, впереди, расчищая им путь, шагали саперы с миноискателями. На улицах города еще раздавались взрывы: это разрывались оставленные фашистами мины замедленного действия.

Незадолго до отъезда в Москву архитекторы попросили провезти их на катере мимо разрушенного города: они хотели посмотреть на то, что было городом, со стороны реки. Перед ними были одни руины. Но зодчие уже видели город вставшим из развалин.

Советское правительство объявило конкурс на составление проектов восстановления города-героя. В нем, кроме наших зодчих, участвовали архитекторы многих стран. Некоторые архитекторы предлагали вовсе не трогать славных развалин. Город-герой, по их мнению, должен стать музеем, а новый город следует строить на другом месте.

Этот проект был, конечно, отвергнут, как в свое время был отклонен и проект, предлагавший сделать старую Москву музейным городом. Советские люди поклялись восстановить этот город. Он должен был встать из руин краше прежнего.

Однако сначала необходимо было взять на учет все, что осталось от него.

Вот что узнали работники городского Совета после осмотра бесчисленных руин. В городе было уничтожено сорок две тысячи жилых зданий, сто десять школ, семь театров, Дворец пионеров. Полностью разрушены многие заводы: Тракторный, «Красный Октябрь», «Баррикады», которыми гордилась вся страна. Во всем городе сохранился лишь один дом, стоявший в глубокой балочке на Енисейской улице. На этот небольшой домик, у которого уцелели даже стекла в окнах, люди ходили смотреть, как на чудо.

Началась расчистка улиц. На месте расчищенных площадок, отведенных под новую стройку, геологи вновь взяли для проверки пробы грунта. Они вынуждены были проделать всю работу заново, потому что сгорел городской архив со всей технической документацией.

Первыми строителями города на Волге стали сами жители, вернувшиеся на родные пепелища. А затем к ним на помощь

приехали добровольцы со всех концов страны. Надо было как можно скорее восстановить разрушенные заводы. Первое время горожане жили в землянках, товарных вагонах, в трофейных немецких автобусах.

В Волгограде всякий расскажет вам историю восстановления первого большого жилого здания города — «Дома Павлова».

В дни обороны города этот дом самоотверженно защищала группа бойцов во главе с гвардии сержантом Яковом Федотовичем Павловым. И сейчас на стенах здания сохранилась надпись тех лет:

«Дом оборонял от немцев гвардии сержант Яков Федотович Павлов».

А рядом еще одна надпись, сделанная значительно позже рукой самого Павлова:

«Дом принял от Черкасовой в полном порядке. Гвардии младший лейтенант Герой Советского Союза Яков Павлов».

Кто же такая Черкасова, от которой принял этот дом Яков Павлов?

Коренная волжанка, жена солдата Александра Максимовна Черкасова вернулась в город одной из первых. Она призвала женщин восстановить дом, который так доблестно защищали сержант Яков Павлов и его бойцы.

Вначале женщины, возглавляемые Черкасовой, овладели специальностями каменщиков, плотников, штукатуров, маляров, кровельщиков, а затем дружно взялись за работу. Дом Павлова был восстановлен за короткий срок.

Весть о почине Александры Максимовны Черкасовой дошла до жителей многих разрушенных городов страны, и там появились тысячи ее последователей.

После работы на заводе, или в учреждении, или после занятий в институтах советские люди поднимались на леса строек и работали в качестве каменщиков, штукатуров, маляров.

Окончилась война, Яков Федотович Павлов по приглашению Черкасовой приехал в город, который защищал от врагов, и торжественно принял восстановленный домохозяйками дом.

Советское правительство вынесло специальное решение восстановить в первую очередь пятнадцать старейших городов, разрушенных фашистами.

Прошли годы.

От Химкинского речного вокзала в Москве отправляюсь на теплоходе в далекий путь до Ростова-на-Дону.

Вот и город-герой. По широким ступеням новой волжской лестницы поднимаюсь на городскую набережную. Передо мною площадь Павших Борцов. Ее, пожалуй, и не узнает тот, кто бывал здесь в довоенные годы. Со всех сторон площадь обступают новые многоэтажные дома.

Только универмаг, в подвале которого был пленен немецкий фельдмаршал Паулюс, да небольшое здание гостиницы «Интурист», где жили архитекторы, те, что создавали план восстановления города на Волге, еще сохранили свой довоенный вид.

А вот улица Мира. Ее вовсе не было до войны. Это новая улица. Она начинается домом, где находится драматический театр, и заканчивается зданием планетария.

Планетарий — подарок немецкого народа советскому народу в знак благодарности за освобождение от фашистского ига.

На улице Мира много красивых жилых домов. Есть здесь и школа, о которой хочется сказать отдельно.

Во время войны многотонная бомба упала на этот школьный дом. От всего здания сохранилась лишь каким-то чудом лестница. Строители сложили для школьного здания новые стены, а старую лестницу решили оставить: она еще могла служить долго. И теперь школьники каждый день поднимаются по лестнице, ступеньки которой кое-где выщерблены пулямп. Когда в школу приезжают зарубежные гости, ребята обязательно рассказывают им замечательную историю школьной лестницы.

Неподалеку от улицы Мира лежит зеленая Комсомольская улица. Ее строили, а затем обсаживали деревьями комсомольцы.

Медленно провозит новый автобус гостей по самой большой магистрали города. Она тянется от Красноармейска, где теперь берет свое начало Волго-Донской судоходный канал имени В. И. Ленина, до Тракторного завода.

То тут, то там встречаются по пути маленькие танковые башни, установленные на каменных постаментах. Этими памятными знаками горожане обозначили линию фронта, которая проходила в годы Великой Отечественной войны через весь город.

В городе еще можно увидеть развалины нескольких зданий — разрушенную мельницу на берегу Волги, квартиру директора завода «Баррикады», где помещался один из центров обороны. Их решили не восстанавливать. Эти исторические развалины обнесли чугунной решеткой, посадили вокруг цветы.

А вот и Мамаев курган. Это самая высокая точка города.

Медленно поднимаемся в гору. На Мамаевом кургане расположены сейчас братские могилы.

Тишина.

В долгом молчании стоят здесь люди. Они знают: герои обороны погибли, защищая честь и независимость нашей Советской Родины, счастье трудовых людей всего мира.

Далеко видно с этой высоты.

И кажется, что тебе виден не только этот город на Волге, но и Орел, Курск, Воронеж, Севастополь и сотни других городов, поднятых из развалин могучими руками советских людей.

Источник: "Точка на карте", Евгений Мар

__________________________