4.

Весомый вклад в дело разгрома врага в Великой Отечественной войне внесли советские летчики. Их представитель Федор Афанасье­вич Таюрский рассказывает:

— Мне пришлось участвовать на фронтах Великой Отечественной войны с 1943 по 1945 год, сначала на Брянском, а затем на 2-м При­балтийском. Был летчиком, потом старшим летчиком бомбардировоч­ной и штурмовой авиации. Нелегок был боевой путь. Приходилось летать в различных погодных условиях, днем и ночью.

Как правило, каждая цель противника была сильно прикрыта огнем зенитной артиллерии, прожекторами и истребительной авиаци­ей. Но несмотря на это, мы всегда поражали цели. В составе гвардей­ской авиационной части пришлось уничтожать Курляндскую группи­ровку противника.

После Великой Отечественной войны продолжал службу в реак­тивной истребительной авиации в должности командира звена. За боевые заслуги награжден орденами Отечественной войны II степени и Красной Звезды, медалью "За отвагу".

Демобилизовался в 1959 году. До переезда в Белгород некоторое время работал на авиационном заводе.

За добросовестный труд на заводе "Сокол" Федор Афанасьевич Таюрский награжден орденом Октябрьской Революции.

Из воспоминания рядового роты автоматчиков 615 стрелкового полка 167 Сумско-Киевской дважды Краснознаменной стрелковой дивизии Шеметова Александра Петровича:

— В марте 1943 года Гостищевским райвоенкоматом я был при­зван в Красную Армию. Сначала службу проходил в запасном полку, оттуда был направлен в 615 стрелковый полк.

В июле автоматчики вместе с разведчиками несколько раз прини­мали участие в боевых действиях по захвату "языка". Обычно мы проникали в оборону противника ночью, делали засаду и ждали удоб­ного момента. Однажды видим — появилась пешая колонна немцев, примерно человек сорок. Подпустили их поближе и внезапно открыли огонь из автоматов. Несколько гитлеровцев уничтожили, остальные начали отстреливаться и отходить. Мы прихватили одного раненого немца и отошли в расположение нашей обороны. Утром 29 августа наша дивизия перешла в наступление. За три дня боев было освобож­дено несколько населенных пунктов. Подошли к городу Сумы и, про­двигаясь в обход, овладели его пригородом Тополи. До конца августа года наш полк держал оборону под Сумами.

2 сентября город был освобожден полностью. Наша дивизия с боями продвигалась на запад к городу Ромны. В бою 7 сентября я был тяжело ранен. С поля боя меня подобрали санитары, уложили на носилки и с собачьей упряжкой доставили в санроту. По случайному совпадению я получил ранение в день своего 20-летия. В госпитале, который находился в городе Тамбове, пролежал на излечении до мая года. Оттуда был отправлен домой.

За активное участие в боевых действиях А.П. Шеметов награж­ден медалью "За отвагу" и двумя медалями "За боевые заслуги", а в 1985 году - орденом Отечественной войны.

Уроженец Псковской области 15-летний Василий Степанов не думал, что ровно через месяц после начала Великой Отечественной войны, именно 22 июля, немцы появятся в его селе. И Василию со своими родными и односельчанами пришлось пережить тяжелые годы оккупации. Но все они верили, что придет день освобождения.

В феврале 1944 года село было освобождено.

О своей военной службе Василий Павлович Степанов вспомина­ет:

— После изгнания фашистов из села в газете было объявление о том, чтобы в военкомат прибыли ребята 1920-1926 годов рождения. Мы прибыли в военкомат, но меня и моих одногодков 1926 года рож­дения отпустили домой. А 19 марта я был призван в армию. Получил направление в Чебоксары в 357 запасной стрелковый полк. В мае нашу часть перебазировали в Вышний Волочек. В конце августа была сформирована маршевая рота, куда вошли 150 земляков моего Бежаницкого района. Сразу нас отправили на фронт.

Попал я в 19-ю механизированную бригаду 1-го мехкорпуса 2-й танковой армии, которая после взятия Берлина стала гвардейской. Прибыли мы в район Ковеля, оттуда с боями дошли до Вислы. Я был рядовым отдельной роты автоматчиков в танковой бригаде. На воору­жении у меня были автомат ППС и финский нож.

В боях перед Вислой наша часть понесла большие потери и по­полнилась новым личным составом.

В январе 1945 года мы прибыли на Магнушевский плацдарм. Отсюда началось наступление на Варшаву. 17 января на рассвете город был окружен. Следом за нашей 2-й танковой армией шли бое­вые части 3-й и 5-й ударных армий, а также 1-я Польская армия. Стрелковые подразделения вошли в город, а мы получили направле­ние на Одер в район Кюстрина. Здесь немцы не успели взорвать элек­тростанцию, и наши части использовали электроэнергию для прожек­торов при дальнейшем наступлении с Кюстринского плацдарма.

Мы мирились с тем, что иногда не получали горячую пищу. И бойцы шутили тогда: "Завтракали на Висле, а обедали на Одере".

Наступил долгожданный апрельский день начала штурма Берли­на. Наша часть, обойдя Зееловские высоты, подошла к Берлину с се­веро-запада. Наконец-то, нас всех обрадовал День Победы.

Моя беседа с Василием Павловичем на минуту прервалась, а по­том он рассказал о том, что за боевые действия получил благодарно­сти от Верховного Главнокомандующего, награжден медалями "За отвагу", "За боевые заслуги", "За освобождение Варшавы", "За взя­тие Берлина". А в честь 40-летия Победы получил орден Отечествен­ной войны II степени.

Вспомнил Василий Павлович два необычных случая. На одной из остановок по дороге на Одер во время прочесывания населенного пун­кта он заскочил в сарай. Не успел осмотреться, как перед ним встало какое-то большое животное. Им оказался верблюд, который не замед­лил сделать плевок на вошедшего. Очевидно, он ушел из зоопарка и укрылся в этом сарае.

А вот второй случай, - продолжает Степанов. — В какой-то немецкой деревне январским утром я заскочил с другом в дом. На чердаке и в подвале никого не обнаружили, а в одной комнате на кровати лежал и плакал грудной ребенок. Это была девочка. Надо было что-то предпринять, не оставлять же ее одну в холодном помеще­нии. Вышел на улицу и увидел группу идущих гражданских немцев. Остановил одну молодую женщину, кое-как растолковал ей, что надо зайти в дом и взять ребенка. Я помог завернуть девочку в одеяло, и женщина унесла ее с собой.

Василий Павлович закончил свой рассказ. Помолчал, потом ска­зал, что после Дня Победы шесть лет продолжал службу на террито­рии Германии, затем десять лет - в Закавказье, в авиации. В звании капитана был командиром роты охраны и одновременно комендантом гарнизона.

После демобилизации много лет работал в белгородском произ­водственном объединении "Сокол", принимал активное участие в об­щественной жизни коллектива.

В настоящее время майор в отставке В.П. Степанов находится на заслуженном отдыхе.

7.

О своем боевом пути рассказывает Николай Ульянович Сазонов:

Есть в истории Великой Отечественной войны события, кото­рые и в длинной череде славных боевых дел, совершенных нашими воинами, принято по праву относить к числу легендарных, незабыва­емых.

Одной из таких является десантная операция в районе Новорос­сийска и оборона Малой земли. Именно здесь во всей полноте и величии проявились высочайший моральный дух советского человека, его безграничная преданность своей Родине, несгибаемая воля и му­жество. На небольшом клочке земли, где от огня, пуль и осколков, казалось, ничто не может уцелеть и выжить, много дней и ночей сра­жались наши десантники. И выстояли, не дрогнули, победили.

Вот где поистине Малая земля предстала перед врагом во всей своей немеркнущей славе.

В январе-феврале 1943 года немецко-фашистские войска создали на Таманском полуострове глубокоэшелонированную оборонительную, так называемую, "Голубую линию". Особенно сильно был укреплен Новороссийск. Враг был уверен в неприступности своих рубежей. И именно отсюда планировал нанесение важных стратегических ударов по нашим войскам.

По плану Советского командования главный удар гитлеровцам должен был наноситься силами 18 армии с суши и с моря десантом Черноморского флота. Прежде всего нужно было захватить плацдарм в непосредственной близости от Новороссийска. Учитывая неблагоп­риятное время года, когда море непрерывно штормило, сильную обо­рону противника на побережье, удаленность от своих баз, сделать это было очень сложно. Для выполнения операции нужны были люди не просто смелые, а умеющие находить выход из любой ситуации, пре­красно владеющие оружием, физически сильные, ну и, конечно, гото­вые в любой момент пожертвовать собой ради товарищей, ради общей победы.

В десантную группу вошло 800 добровольцев, ребят бывалых, прошедших, как говорится, огонь и воду. Командовал десантом бо­евой офицер майор Цезарь Куников. В состав добровольцев вошел и я.

В ночь на 4 февраля корабли Черноморского флота высадили нашу группу на берег. Катера с десантниками выдерживали курс в кро­мешной тьме. Только благодаря сигнальным ракетам, под непрерыв­ным артиллерийским обстрелом мы сумели подойти к берегу. Не умол­кали и наши орудия.

Неожиданность высадки и натиск, видимо, ошеломили гитлеров­цев. Они начали поспешно отходить. Десантники сумели закрепиться в непосредственной близости от Новороссийска. Большую роль в дос­тижении цели сыграли корабельная артиллерия и наша авиация. Огонь держал фашистов в постоянном напряжении.

Некоторое время спустя высадились вторая и третья группы де­санта. А к рассвету вся куниковская группа была на завоеванном плацдарме.

С этого момента началась наша боевая работа на ставшей леген­дарной Малой земле. Немцы, понеся значительные потери в ночном бою, днем перебросили к месту высадки десанта свежие части. По плацдарму начала беспрерывно бить тяжелая артиллерия, в воздухе повисла вражеская авиация. Мы зарывались в землю и из окопов и траншей контратаковали пытавшегося сбросить нас в море противни­ка.

В течение пяти первых дней нам удалось расширить и углубить Плацдарм, на который смогли высадиться две морские бригады и одна пехотная, а также истребительно-противотанковый полк, артиллерий­ские подразделения и другие свежие силы. Кроме того, нам были пе­реброшены боеприпасы.

Мне особенно запомнились бои в апреле, когда взбешенные силой и упорством десантников фашисты решили окончательно покончить с нами. Беспрерывно, днем и ночью, враг бил по клочку суши, обороня­емой смельчаками, из всех видов оружия. Атаки следовали одна за другой. На плацдарме не осталось ни одного сантиметра земли, не тронутой смертоносным металлом.

И все же каждый раз фашисты откатывались назад, оставляя перед укреплениями десантников сотни трупов. Здесь я впервые уви­дел, как в бой бросали пьяных солдат. Гитлеровские командиры ду­мали, что дико орущая и непрерывно стреляющая толпа испугает наших бойцов, да просчитались. Позиции десантников оставались неприкос­новенными.

Переломный момент наступил 20 апреля, когда фашисты совер­шили за день более десяти атак, и все безуспешно. Почувствовал враг силу и признал стойкость советских бойцов. И к вечеру, усеяв трупа­ми всю землю, вынужден был перейти к обороне. Атаки прекрати­лись. Бойцы Малой земли отстояли плацдарм. Впереди были бои за город Новороссийск.

8.

С матерью остался Виталий Коренько в оккупированном фашис­тами Белгороде. Трудно было и страшно. Гитлеровцы без причин ис­тязали, вешали и расстреливали мирных жителей. Не щадили ни ста­риков, ни детей. Виталию тоже пришлось испытать на своей спине розги фашистской жандармерии.

Радостным был в феврале 1943 года день освобождения родного города. Вместе со всеми жителями встречал Советскую Армию и 16- летний Виталий.

...Много пришлось ему упрашивать командира автороты ар­тиллерийского полка, чтобы тот взял его в свою часть. И вот Вита­лий в военной форме с пистолетом "ТТ" вместе с бывалыми воина­ми шагает по украинской земле, затем попадает в Румынию, Че­хословакию, Югославию и Венгрию. Здесь он и закончил свой бое­вой путь. Вернулся домой в 1945 году с медалями "За отвагу" и "За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941- 1945 гг." Было ему тогда 17 с половиной лет.

После войны окончил школу ФЗО, учился в школе мастеров. 16 лет проработал мастером производственного обучения в профессио­нально-техническом училище. С 1965 года Виталий Викентьевич Ко­ренько работал на заводе "Сокол".

Очень долгим был боевой путь у Кузьмы Архиповича Лиманского. В 1939 году он был призван в Черноморский флот. Вскоре при­шлось участвовать в войне с белофиннами, затем — в освобождении Молдавии и Северной Буковины. Остался служить на границе с Ру­мынией. Здесь и застала его война. Уже 22 июня пограничники при­няли бой. Силы были неравны, пришлось отходить.

Под Харьковом был ранен. После госпиталя воевал в 1942 году на Изюм-Барвенковском направлении. Снова ранение, снова госпиталь. Некоторое время пришлось быть во втором запасном кавалерийском полку. Затем он оканчивает ускоренный курс танкового училища и в 1943 году в качестве механика-водителя участвует в боях под Сталин­градом.

После Сталинградской битвы К.А. Лиманский попадает под Бел­город, где его танковая часть ведет бои в районе Старого города. Был ранен. После лечения получил назначение в стрелковую дивизию. Стал пулеметчиком.

Дальше боевой путь воина прошел через Сумы и Киев. Старший сержант Лиманский, являясь командиром взвода станковых пулеме­тов, форсировал Днепр. За проявленные в этой операции мужество и героизм К.А. Лиманский был удостоен высокого звания Героя Совет­ского Союза.

После войны Кузьма Архипович избирался делегатом XXIII съез­да КПСС и депутатом Верховного Совета РСФСР.

10.

Александру Николаевичу Съедину пришлось непосредственно принимать участие в боевых операциях на Курской дуге. В составе отдельной противотанковой истребительной бригады он попал под Белгород. На вооружении этой бригады были мощные 76 мм противо­танковые пушки на механизированной тяге.

"На нашу батарею, — вспоминает связист Съедин, - прорвались немецкие "тигры". Они вели непрерывный огонь. А сверху на наши позиции пикировали и сбрасывали бомбы немецкие "юнкерсы". И в этом кромешном аду надо было выстоять, не пропустить врага. Бата­рея отвечала ураганным огнем по фашистским танкам и автоматчи­кам. Только за один день батарейцами бригады было подбито 15 тан­ков и уничтожено много живой силы противника.

Мне, как командиру отделения радио и связи, нужно было в этих тяжелейших условиях боя обеспечить связь с полком и бригадой. Свою задачу связисты выполнили".

5 августа 1943 года А.Н. Съедин со своей частью вступил в разру­шенный Белгород. За свои боевые дела в Курской битве был награж­ден медалью "За отвагу". После Курской битвы он принимал участие в освобождении от фашистов Румынии, Венгрии, Польши и Чехосло­вакии.

11.

...Из Советской Татарии в 1940 году был призван в ряды Красной Армии Фаизрахман Мухомедзянов. В Великой Отечественной войне — с первых ее дней. Воевал в Прибалтике. Был командиром взвода про­тивотанковой артиллерии.

Однажды в Литве при местечке Приэкуле после шестидневного нашего наступления гитлеровцы пошли в контратаку. Вслед за артна­летом на наши позиции пошли вражеские танки. Их было около 60 на километр фронта.

— Наш взвод, — рассказывает Ф. Мухомедзянов, — вел огонь. Я давал артиллеристам различные команды, руководил боем. Вскоре один за другим были подбиты три вражеских танка. И вдруг — пря­мое попадание снаряда в пушку, около которой я находился. Я помню, что увидел и услышал взрыв. Мгновенно тело заныло, и я потерял сознание. Когда очнулся, увидел, что раненых подбирают санитары. Еле поднял голову. Меня заметили, положили на волокушу, и парная собачья упряжка доставила на санитарный пункт. Это было 27 янва­ря 1944 года. Тогда в госпитале из моих рук, ног, туловища и головы было извлечено 23 осколка.

Двумя орденами Красной Звезды и несколькими медалями отме­чена служба в Вооруженных Силах майора в отставке Ф. Мухомедзя- нова.

12.

Истребитель танков (командир отделения ПТР) и связист — такие военные специальности у Андрея Игнатьевича Гриценко. Ему при­шлось освобождать от гитлеровцев народы Европы. В сорок пятом был на Забайкальском фронте. Имеет несколько медалей, в числе ко­торых "За отвагу" и "За боевые заслуги".

13.

От рядового до майора — такой путь прошел Федор Петрович Рыжков. В действующей армии с января 1942 года. В составе 48-й армии был на нескольких фронтах. "Лечить" артиллерийские пушки — таковы были обязанности арттехника Ф.П. Рыжкова в годы войны.

За боевые заслуги награжден двумя орденами Красной Звезды и не­сколькими медалями.

Алексею Васильевичу Кропотову не пришлось ходить в атаку и уничтожать фашистские "тигры". Но быть прожектористом войск ПВО тоже ответственная служба. Участники Отечественной войны не раз видели, как ночное небо вдруг разрезают лучи прожектора. Вот они медленно сходятся в одной точке и в их перекрещивании видишь ма­ленькую блестящую точку. Сразу же в разговор вступают наши зе­нитчики. Серия выстрелов, и фашистская машина, охваченная пламе­нем, летит вниз.

Трофим Александрович Манжос в грозные годы войны был пуле­метчиком и минером.

После Корсунь-Шевченковской и Ясско-Кишиневской боевых опе­раций он участвовал в освобождении Венгрии от гитлеровцев.

— Группе из пяти разведчиков и пяти минеров, — вспоминает Тро­фим Александрович, — поручили удержать один перекресток, не дать фашистам прорваться из окружения. Было это под Будапештом. Дан­ный участок минировали под огнем противника. Боевой приказ был выполнен: перекресток удержали до прихода наших частей. А вскоре я узнал, что за эту операцию награжден орденом Славы III степени. День Победы встретил в Праге.

В июле-августе 1945 года наши войска 2-го Украинского фронта были отправлены в Монголию. Сформировали Забайкальский фронт. Нам предстояло преодолеть безводные пески пустыни Гоби и форси­ровать горный хребет Большой Хинган. Этот переход был трудней­шим из труднейших: жара 40 градусов, кругом безводье. Гибли лоша­ди, верблюды, но солдаты выдерживали...

Когда подошли к горному хребту, не было нигде прохода — сплош­ная скала. Нам, минерам, поставили задачу любыми путями найти проход. И мы как альпинисты в труднодоступных местах нашли узень­кий караванный проход в ущелье. На плечах занесли много взрывчат­ки и взорвали скалы. Таким образом сделали большой проход.

Японские войска и жители Китая не знали о нашем походе. Когда раздался огромной силы взрыв, то китайцы посчитали, что это нача­лось землетрясение или извержение вулкана.

Проход расширили, и боевая техника смогла пройти свободно. Многие бойцы были награждены орденами и медалями. У меня к первому ордену и многим медалям прибавилась еще одна награда - орден Славы II степени.

Переход через пустынные степи Монголии и Большой Хинган был подвигом для наших воинов, подвигом коллективным.

За время войны Т.А. Манжос трижды был ранен, трижды нахо­дился в госпитале на излечении, но после выздоровления снова шел на фронт.

Свою воинскую службу Михаил Иванович Ширяев начал в 1939 году в авиации. Его часть, где он был механиком, располагалась под Курском. Здесь он и встретил войну.

В 1942 году Михаилу Ивановичу было присвоено первое офицер­ское звание младшего лейтенанта. Ему поручили возглавить строевой отдел дивизии.

Самолеты дальней бомбардировочной авиации почти каждую ночь летали бомбить вражеские объекты. Людей не хватало, и Михаил Иванович стал по совместительству стрелком. Не один раз он совер­шал боевые вылеты.

Однажды зимой был получен приказ: в Ростове, в драматическом театре, разместился военный штаб фашистов, его надо было уничто­жить. Самолет "ИЛ-14" с экипажем четыре человека ночью вылетел на задание. Шел на большой высоте, была сильная вьюга. Над целью снизились. На фашистский военный штаб было сброшено 12 бомб. Через несколько секунд М.И. Ширяев и члены экипажа увидели от­блески и услышали глухие раскаты взрывов.

— Мы только успели прилететь на свой аэродром (стояли тогда в районе Рязани), — вспоминает Михаил Иванович, — как нас пришли поздравить с успешным выполнением задания. По радио нашему командованию уже сообщили о точном попадании наших бомб.

В боях под Оршей М.И. Ширяев получил пулевое ранение. Ле­жал в госпитале. По состоянию здоровья ему запретили летать. В 1946 году он был уже в звании старшего лейтенанта. Его назначили начальником операционно-учетного отдела окружного авиационно-технического склада. Затем некоторое время работал начальником шта­ба авиационно-технического батальона.

В марте 1947 года М.И. Ширяев демобилизовался, имея на гру­ди медаль "За отвагу", две медали "За боевые заслуги" и другие. В том же году он приехал в Белгород. Работал на заводе "Сокол". За ударный труд в 1973 году награжден орденом Октябрьской Револю­ции.

__________________________