Когда началась Великая Отечественная, пареньку из Чернянки исполнилось восемнадцать лет и одиннадцать дней. В райвоенкомате, куда пришел Иван Федоров, ему сказали:

Ждите, вас не обойдем. Сейчас призыву подлежат старшие по возрасту.

Очередь подошла в октябре 1941 года. Со сверстниками в составе маршевой роты прошагал Иван от Чернянки до Пензы. В пути были пятьдесят дней.

Иван Федоров попал в группу радистов. За учебой прошла пер­вая военная зима. А в апреле 1942 года его направили в учебную группу зенитчиков в Москву. После обучения молодой воин получил направление в 116-ю танковую бригаду. Она начала боевые действия в июне 1942 года под Воронежем.

Горько было отступать, еще горше — попасть в окружение. Но вырвались. Бригаду передислоцировали в Саратов, где зенитчики начали переучиваться на танкистов. За новыми боевыми машинами их послали в Нижний Тагил. 45 танков пополнили 110-ю танковую бригаду, которая из города Татищево Саратовской области двину­лась на боевые дела.

В экипаже одного из танков командиром был лейтенант Отрощенко, механиком-водителем — Орлов, радистом — Скудный, заряжа­ющим — Федоров. Под Миллерово Иван был ранен и отправлен в госпиталь. Однажды, примерно за неделю до его выписки, сюда при­везли раненого офицера.

— Кого привезли? — поинтересовался у шофера Федоров.

— Командира полка, — ответил тот.

— Из какой части?

— Из 110-й танковой бригады.

— Так я тоже из этой бригады. Очень прошу, возьми меня с собой.

— Быстрее собирайся и поедем...

Федорову потребовалось несколько минут, чтобы собрать нехит­рые вещички.

...А вскоре бригада была отправлена в Воронежскую область. В селе Ольховатка формировалась 170-я танковая бригада (одно из под­разделений 5-й танковой армии), куда прибыл Федоров с боевыми товарищами.

Иван Федотович Федоров вспоминает 12 июля 1943 года:

Местность была открытая, кое-где овраги, лощины; высокая спелая рожь. Каждой танковой бригаде определили направление бо­евых действий. Ориентиры и направления получили также команди­ры танковых рот.

То, что началось, правильнее было бы назвать не боем, а побои­щем. Гитлеровцы не хотят сдаваться, но мы упорно, метр за метром, движемся вперед. Отрощенко дает команду: "Заряжай!". Я это на­учился делать быстро. Иногда спрашиваю у командира: "Что там?". Он отвечает кратко: "Наши танки пошли на таран" или еще что-то в этом роде. Экипаж танка в шлемофонах. Указания командира танка слышу через наушники, поля боя, естественно, не вижу.

Вот снова командир: "Горит рожь, слева горит фашистский "тигр"; "Попали в танк"; "Накрыли пушку!" А иногда с досадой говорит: "Сплошной дым, ничего не видно".

И вдруг удар в правый борт нашего танка. Перестал работать правый фрикцион, машина стала неуправляемой. Кое-как спустились в лощину. Вылезли из танка. Спрашиваю у командира, как мы стре­ляли. Отвечает: "Подбили два танка, три пушки, немало погибло гит­леровцев, шедших за танками".

Чуть поднявшись из лощины, я увидел страшную картину: горела рожь, дым и пыль заслонили июльское солнце, грохотали и стреляли танки, рвались авиабомбы. А сколько убитых и раненых!

Здесь Иван Федотович получил первую боевую награду — орден Красной Звезды. Такой же — за участие в Ясско-Кишиневской опера­ции. Был награжден и медалями.

Очень просто перечислять на бумаге награды и те места, где вое­вал солдат. А ведь смерть не раз нависала над танкистами. Но — дошли до Победы. Около года 170-я танковая Кировоградская Крас­нознаменная орденов Суворова и Кутузова танковая бригада кварти­ровала в Вене, а потом вернулась на Родину.

Иван Федотович демобилизовался из Владимира-Волынского в 1948 году, будучи командиром хозяйственного взвода. Много лет ра­ботал на заводах "Энергомаш" и "Сокол". Имея трудовой стаж 54 года, ушел на заслуженный отдых.

(Газета "Бе лгородская правда" от Ю июля 1998 г.)

__________________________