Предлагаю прочесть статью светила краснояружской журналистики Николая Гаманилова о проблемах кирпичного завода двадцатилетней давности.

ИЛИ РАССКАЗ О ТОМ, ПОЧЕМУ НА КРАСНОЯРУЖСКОМ КИРПИЧНОМ ЗАВОДЕ РАБОЧИЕ СОБИРАЮТСЯ БАСТОВАТЬ

Июльское солнце раскалило шиферные крыши сушильных сараев Краснояружского кирпичного завода. Сквозняки свободно разгуливают внутри помещений, доводя до «кондиции» скромные

запасы кирпича-сырца. Через день-другой им загрузят тележки и отправят в печь обжига. И только после этого лишь некоторые из счастливчиков-заказчиков смогут получить дефицитный красный кирпич. Спрос на этот строительный материал огромный, запасы глины в Красной Яруге практически неисчерпаемые, специалисты есть, оборудование, пусть и несколько устаревшее, тоже, а кирпич... Кирпича в достаточном количестве нет!

 

Мои собеседники — рабочие 3. Я. Одинцова, Н. Ю. Кузовенко А. А. Гречихина, М. Г. Бибикова, М. П. Гулова и другие. Разговор происходит в одном из сушильных сараев, страсти накалены до предела — люди намереваются поставить райисполком в известность о том, что на заводе возможна забастовка. Причины этого крайнего шага: отвратительные условия труда, низкая заработная плата, неуверенность в завтрашнем дне, наплевательское отношение администрации головного предприятия — Ракитянской МПМК к нуждам здесь работающих.

Резкие слова, сказанные женщинами, полностью подтверждаются приведенными фактами и примерами. Что касается условий труда, то они повсеместно на кирпичных заводах, которые действуют в нашем районе, одинакдвые. Тот же тыжелый ручной труд, те же сквозняки и гарь от печи, убогие места для отдыха. Нет спецовок и аптечек на каждом рабочем месте, нет комнаты для женщин.

Заработная плата в среднем за год, по словам моих собеседников, 110-120 рублей. Несколько лучше летом. Например, апрель, май — 140-150 рублей, в июле — до 200. Но это не идет ни в какое сравнение с мастерами, которые вне зависимости от работы производства «имеют» в месяц по 180 рублей.

Руководящие работники Ракитянской МПМК, изредка наезжающие сюда, получают без особых хлопот до 300 рублей. Доведенные до отчаяния женщины (их убеждали в том, что везде так) командировали за свой счет Н. Ю. Кузовенко и М. П. Гулову в соседний

Грайворонский район в поселок Дрогощ, где есть завод, подобный Красно-яружскому. Ошеломленные увиденным и услышанным, посланцы рассказывают следующее: на формовке рабочие там получают по 500 рублей в месяц, а садчики, обжигальщики и другие — по 280-300 рублей.

Кирпичный завод у грайворонцев имеет конкретное задание — нарезать в день 18 тысяч кирпича-сырца. Сверхплановая продукция оплачивается вдвойне. Трудятся люди не покладая рук, ибо выгодно. По вполне понятным причинам это выгодно и району.

Теперь о неуверенности в завтрашнем дне. В прошлом и позапрошлом годах к июлю месяцу завод располагал тремя миллионами штук кирпича-сырца, что давало ему возможность работать до глубокой зимы и только затем становиться на ремонт. Сегодня, когда лето на исходе, кирпича-сырца заготовлено вдвое меньше. Значит, в октябре будет обожжена последняя партия кирпича-сырца, а рабочих отправят в отпуск без содержания, либо погонят долбить на стройке мерзлую землю. Заработок в любом случае нищенский, моральное состояние ужасное.

И, наконец, о наплевательском отношении администрации Ракитянской МПМК к своему «подсобному» предприятию. Помню тревоги и волнения бывшего директора кирпичного завода Г. Д. Гащенко (он пенсионер сейчас) по поводу присоединения кирпичного завода к Ракитян-ской МПМК.

— Как думаешь, помощниками нам будут строители или обузою? — спрашивал он в волнении каждого, кто имел какое-либо отношение к присоединению.

А вложил Григорий Данилович в любимое свое детище — Краснояружский кирпичный завод — немало. Это при нем были построены душевые и бытовые комнаты (которые сейчас заброшены), отделан красный уголок. Это при нем завод с теми же специалистами обжигал по 5-6 миллионов штук красного кирпича в год. Теперь, дай Бог, хотя бы половину осилить!

Не то, что обузою, уважаемый Григорий Данилович, стала Ракитян-ская МПМК для кирпичного производства, а гирею, тянущей его на дно. Вы мечтали возродить вторую печь для обжига кирпича? Чихали они на ваши мечты!

В Ракитянской МПМК отлично знают, что сегодня кирпичный завод задыхается без рабочих. Укладывают нарезанный кирпич-сырец на транспортеры и штабелюют его школьники.

— У детишек силенок-то нет, — рассказывает рабочая А. А. Гречихина, — вот кирпич у них и падает из рук. Какое уж тут качество. Какая производительность...

Рабочие Н. П. ,Шкуркин, И. С. Быценко, Л. В. Ры-жаков, П. А. Красников и другие говорят о том, что на головном предприятии, то есть в МПМК труд на заводе рассматривается, как наказание. На стройке рабочему запишут восемь рублей (это, видимо, такса за выход) в любом случае, даже если он отлежал весь день на солнышке. На кирпичном же заводе — реальные тысячи штук продукции, и за нее конкретная, и, увы, совсем невысокая зарплата. Мои собеседники называли фамилии присланных строителей, откровенничающих, как «хорошо» на стройке и как плохо тут. Не хочется людей позорить, приводить их фамилии. Но, уважаемые мастера и прорабы, разберитесь же, наконец, со своими подчиненными. За что же вы им деньги порою платите?

На кирпичном заводе нередки случаи срыва сменных заданий из-за того, что некому работать. Простаивает оборудование, не скрепят натужно транспортерные ленты. Сезонное производство, оно ведь требует в эти самые дни дополнительную рабочую силу, которая раньше, когда завод был самостоятельным, привлекалась из колхозов. Не мудрствуя лукаво, с ними заключался договор такого примерно содержания (я утрирую) — вы нам людей, мы вам кирпич. Но так было раньше, а сегодня подсобным предприятием «руководит» Ракитянская МПМК.

И доруководилась, как говорится, до ручки, до угрозы остановить производство и начать забастовку.

Было бы неправильно, уважаемый читатель, представитель, что в своей беседе я ограничился только разговором с рабочими.

Очень дельные мысли по поводу реорганизации существующего производства и увеличения выпуска нужного всем кирпича высказал, например, механик А. И. Чехунов. Он отдал этому производству свыше четверти века и знает его досконально. Вот он, поверьте, сушильного сарая напротив печи для обжига кирпича никогда бы не построил.

Не первый год трудится здесь мастер Н. Н. Мельникова. На существующую проблему с кадрами она взглянула с другой строны.

—Вы были в нашем магазине, который принадлежит Краснояруж-скому сельпо? — спросила она.

Был, конечно. Не красен он ни углами, ни, так сказать, пирогами. Хотя еще год-два назад сюда привозили мороженую рыбу, сметану, молоко, крупу разных сортов, колбасу, консервы, свежий хлеб и т. д. Сейчас выбор продуктов очень беден, если не сказать, что его вообще нет.

—А вот на других предприятиях, — продолжает Нина Николаевна, — автолавка привозит мужские шарфы, носки. Женщины кофты, свитера себе покупают. У нас же, как на другой планете. Ничего нет, никому мы не нужны.

Да, впечатление на заводе создается именно такое, что работающие здесь люди нужны только как роботы, производящие кирпич.

— Скажите, пожалуйста, — обращается ко мне рабочий печи П. А. Красников — льготы нам положены? Молоко, денежная надбавка за вредность, отпуск дополнительный?

Уважаемый Петр Алексеевич, в Ракитянской МПМК инженерно-технических работников и служащих больше, наверное, чем рабочих на вашем производстве. У них спросите, они должны вам ответить.

Нет в магазинах мебели, носков нет, обуви. Теперь вот новая забота на плечи курильщиков свалилась — исчезли сигареты. Не мы их, слава Богу, производим, значит и вина не наша.

Застройщики из Ракитянского района за кирпичом для будущего дома едут в Белгород, а еще чаще в Сумы. Почему? Почему в райисполкоме, отбиваясь от желающих выписать кирпич (существуют списки, очередь) не хотят задать себе вопрос: а в чем, мол, собственно дело? Почему выпускает брак Готнянский кирпичный завод, почему с каждым годом снижает производство красного кирпича Краснояружский кирпичный завод? При работе двух печей для обжига кирпича-сырца и полной укомплектованности людскими ресурсами (около ста человек) предприятие, о котором идет разговор выше, могло бы выдавать «на гора» 15 миллионов штук продукции хорошего качества, а может быть и больше.

А это жилье, детсады, новые цеха и животноводческие фермы. Однако Краснояружский завод в муках производит 2,5-3 миллиона штук красного кирпича в год.

В этом сезоне особенно заметно полное безразличие «шефов» к своему подсобному производству, которое становится, по меткому выражению мастера Н. Н. Мельниковой, «другой планетой».

Где же выход? В забастовке, как предлагают некоторые горячие головы? Думаю, это не то. Думаю, нужна или аренда, самостоятельность, как прежде или... помощь! Действенная помощь головного предприятия во всем, начиная с увеличения численности работающих и кончая начислением приличной заработной платы. Да! Но для этого уже нужна реорганизация самой Ракитянской МПМК.

Итак, круг замкнулся?

Н. ГАМАНИЛОВ.

Газета "Знамя коммунизма" 31 июля 1990 года

Изучай историю родины, читая другие статьи из старых районных газет{jcomments on}

__________________________